Ангажированная структура

3 апреля состоялось очередное заседание областной Думы.
Споры вызвал законопроект о внесении изменений в закон «Об отдельных вопросах муниципальной службы в Сахалинской области», представленный председателем собрания Корсаковского городского округа М. Магомедовым. Предлагалось муниципальным служащим (по примеру государственных) установить классные чины в соответствии с замещаемой должностью с ежемесячным окладом за этот статус. На эти цели пришлось бы раскошелиться местным бюджетам. Наибольшая нагрузка на казну Южно-Сахалинска (в штате 572 муниципальных служащих) – 44611,4 тыс. рублей в год. В Корсакове их 137,6 (затраты 7452,9 тыс. рублей), в Тымовском – 72 (затраты 3496,2 тыс. рублей) и так далее.
Как следует из заключения государственно-правового управления (ГПУ) облдумы, в принципе федеральным законодательством закреплена возможность субъекта РФ регулировать отношения по установлению на муниципальной службе классных чинов. Более того, это имеет смысл с точки зрения защиты социального статуса государственных и муниципальных служащих при переходе с госслужбы на муниципальную и наоборот. Словом, замечаний у ГПУ по концепции законопроекта нет.
Но есть отрицательное заключение губернатора, которое как бы перевешивает все прочее. Так что судьба законопроекта была предрешена.
Тем не менее дебаты оказались продолжительными. Говорили о том, что муниципалы находятся на «фронтовой» линии общения власти с народом и здесь действительно важен профессионализм. Зачастую зарплата рядовых служащих не превышает 30 – 40 тыс. рублей, и грамотные специалисты ищут (и находят) себе места подоходнее. А без стимулирования «низшего звена» нет и качества работы муниципалитета в целом.
Что касается официальной средней зарплаты муниципальных служащих за 2013 год (64 тыс. рублей в месяц), тут тоже случилась дискуссия. Некоторые мэры установили себе зарплаты по 200 и более тысяч рублей, видимо, нужен какой-то документ, регламентирующий этот процесс в масштабах области. Упомянули норму, когда-то имеющую место быть: зарплата руководителя не должна превышать зарплату подчиненных более чем на 30 проц.
Возможно, нужно искать резервы внутри муниципалитета, правильно расставить приоритеты. В Макарове, скажем, администрация приобретает джип почти за 3 млн. рублей, хотя на оплату классных чинов муниципальных служащих здесь же потребовалось бы 3462,6 тыс. рублей в год.
Звучали «революционные» призывы поддержать (вопреки отрицательному заключению губернатора) предложенный законопроект. В итоге 5 депутатов и проголосовали «за», 11 – «против». То есть законопроект, как говорится, не прошел. Но решено продолжить над ним работу, провести переговоры с губернатором. Проблема кадров в муниципалитетах есть, ее надо решать.
Не менее горячим выдалось обсуждение доклада о состоянии и развитии институтов гражданского общества, с которым выступила председатель общественной палаты области Е. Степанская. Сделано это было впервые. Если коротко, с гражданским обществом у нас вроде бы все в ажуре. Количество регистрируемых общественных организаций превысило количество закрытых, меньше стало недействующих, формально существующих. Религиозные организации тоже имеют тенденцию к увеличению. В общественные объединения (на основе национальной принадлежности) входят 15 корейских диаспор, три татарские, две армянские, две киргизские, четыре азербайджанские, бурятская, китайская, узбекская. Продолжается процесс создания консультативных и общественных советов при администрациях муниципальных образований, при органах исполнительной власти области. Созданы экспертные рабочие группы (региональная и 18 муниципальных) по рассмотрению общественных инициатив, направленных гражданами с использованием интернет-ресурсов «Российская общественная инициатива». За счет того, что с недавних пор членам общественной палаты возмещаются расходы на командировки, увеличилось количество мероприятий, проводимых в районах области, слетов и фестивалей, а также участие островных общественников в мероприятиях общественных палат других регионов (Москва, Санкт-Петербург, Иркутск) и всероссийских.
Несколько слов о поддержке социально ориентированных некоммерческих организаций. Что касается конкурса социальных проектов на предоставление грантов правительства области, то в 2012 году получили поддержку 24 проекта из предложенных 50, в 2013-м – 18 из 42 (на сумму 4285 тыс. рублей).
Обсуждение доклада Е. Степанской неожиданно вылилось в «ревизию» деятельности самой общественной палаты. Критики прозвучало много. Депутаты называли палату забюрократизированной, стремящейся лакировать действительность. Хотя по замыслу она должна быть «неудобной» для власти, в чем-то даже конфликтной. Иначе что она есть, что ее нет…
Зашла речь о СМИ. Средства массовой информации, говорили депутаты, имеют право быть разными, а не только послушно «поддакивающими» власти и работающими по ее указке. Однако проблемы прессы никогда не были в зоне внимания палаты, хотя эта сфера представляет общественный интерес.
Депутат Г. Подойникова отметила, что палата слабо реагирует на запросы общества. Взять, к примеру, скандальные закупки, которые совершает правительство области, разве это не тема для широкого и оперативного обсуждения? Граждане должны видеть, что общественная палата защищает их интересы. Аналогично – по ситуации с «грязными» технологиями на выборах.
По словам депутата Н. Коршуновой, в глубинке люди и не ведают, что в области есть общественная палата. Возможно, общественные, экспертные советы, создаваемые в муниципалитетах, станут «связующим» звеном с палатой.
Резко выступил депутат В. Шадрин. По его мнению, развитию гражданского общества можно смело ставить «неуд». Есть претензии и к общественной палате. Где, например, экспертиза выборного законодательства (речь об отмене выборов по партийным спискам)? Или какова позиция палаты в затянувшемся конфликте между губернатором и мэром Углегорского района? Обращался Шадрин, по его словам, лично к Степанской  с предложением подумать над мерами социальной поддержки ветеранов боевых действий в «горячих» точках – нет отклика. «Сегодня я твердо убежден, что общественная палата – ангажированная структура власти», – сказал депутат.
Пыл коллег попытался охладить председатель комитета по социальной политике облдумы В. Иванцов. Нельзя, заметил он, наделять общественную палату полномочиями депутатов, правительства. Палата работает, с подачи члена палаты Т. Рукавишниковой направлено облдумой обращение в министерство труда РФ по упрощению порядка предоставления субсидий по коммунальным услугам. Обсуждаются в комитете вопросы по льготным автобусным билетам для школьников (инициатор – вновь Рукавишникова…).
По мнению депутата С. Ивановой, общественная палата должна чувствовать градус напряженности в обществе, пока такой реакции не видно. Да, она работает на общественных началах, но нужно «подтянуть» к себе активных, неравнодушных граждан, коих у нас немало, с таким активом будет вынуждена считаться и власть.
Тут как раз «подоспел» вопрос о кандидатах в члены общественной палаты области на 2014 – 2016 годы. Первая пятерка, согласно законодательству, уже утверждена губернатором. Нужно было «приплюсовать» к ней и пять кандидатов от облдумы. В списке значились фамилии: И. Герасимович (директор начальной общеобразовательной школы № 7 г. Южно-Сахалинска), М. Мажарин (председатель молодежного парламентского центра), Т. Мироманов (директор историко-литературного музея «А. П. Чехов и Сахалин»), З. Роник (председатель общественной организации «Центр сохранения и развития языкового наследия коренных малочисленных народов Севера Сахалина») и Е. Степанская, нынешний руководитель палаты. Заместитель председателя комитета по государственному строительству, регламенту и местному самоуправлению облдумы Н. Коршунова, выступая с докладом по этому вопросу, сделала несколько странное предложение: рекомендовать первой десятке членов палаты рассмотреть помимо вышеупомянутых пяти еще две кандидатуры – С. Сенько, председатель правления ассоциации «Союз рыболовецких колхозов и предприятий Сахалинской области», и Н. Докшина. У депутатов возникли вопросы. Во-первых, по поводу «рекомендовать» – нет у облдумы полномочий навязывать членам общественной палаты свое мнение. Во-вторых, как можно предлагать кандидатуру Докшиной, имя которой связано с нарушением выборного законодательства, допущенным ею, председателем (на тот момент) окружной избирательной комиссии, в ходе муниципальных выборов в Южно-Сахалинске в 2009 году? Это же полная дискредитация общественной палаты! В результате облдуме не удалось сформировать свою «пятерку», не помогло и переголосование по этому вопросу.
Л. ПУСТОВАЛОВА.