В минувшее воскресенье я ездила в с. Огоньки, через которое следует автобус сообщением Южно-Сахалинск – Невельск. Обычно лишь отдельные невельчане, которым  не хватило сидячих мест, едут до дома стоя. На сей раз картина была иной. Перед автобусом толпилось немало тех, кому не досталось билета и кто готов был ехать почти два часа стоя, но автобус не вмещал всех желающих. После небольшой перебранки между водителем и  гражданами, которым не было места, дверь захлопнулась.
И практически сразу пассажиры завели общий разговор. Конечно, о наболевшем – о землетрясении и его последствиях. Причина нынешнего ажиотажа перед автобусом, как стало ясно из разговоров, в том, что созданные властями комиссии начали обход квартир для описи разбитого и уничтоженного имущества. Часть моих соседей по автобусу обитает в эти дни у родственников и знакомых в областном центре. Кто-то вообще уехал с Сахалина переждать смутный период.
Незадолго до отправки автобуса в Невельске опять тряхнуло. Эта весть моментально разлетелась в народе, и  пассажиры, перезваниваясь с родными, убедительно просили не заходить в дома.
– Вывозила из Невельска внучку-школьницу, находившуюся в стрессовом состоянии, – сообщила одна из пассажирок. – Ехала на «частнике», так он содрал по тысяче рублей с каждого пассажира (обычно частники на микроавтобусах берут немного дороже, чем в рейсовом автобусе, – по 200 руб.).
Люди обсуждали повреждения в своих квартирах. Вели речь о том, что на «отсыпке» – в микрорайоне, который пострадал в меньшей степени, – есть несколько пустующих зданий, в частности, общежитие бывшей базы тралового флота. Там нужно поставить стекла и подвести канализацию, и  власти могут таким образом  частично решить проблему с переселением. Там же, на «отсыпке», есть много брошенных приватизированных квартир, и может, в этом направлении властям тоже поработать.  Говорили о погибшем мужчине. Точнее, о его вдове, которая с большими трудностями сумела накануне предать тело мужа земле.  Беспокоил людей и недостаток официальной  информации.
– Если за границей происходит трагедия,  все наши теле- и радиоканалы постоянно сообщают подробности, – посетовала женщина. – Мы же так ждем каждого выпуска новостей, но информация (в основном по радио в автомобилях) скудная.
 – Сейчас выплатят по тысяче рублей, – вторит другая женщина. – Потом, говорят, максимально по 50 тысяч. Но ведь этого так мало!
Обратила внимание, что некоторые пассажиры везли с собой продукты, и частности хлеб. Почему, я узнала позднее. Мужчины попивали пиво, и один гражданин, набравший нужный градус, громогласно заявил, что тем, у кого слабые нервы, в Невельск лучше не ехать. Все на него зашикали, мол, лучше молчи, и так у всех нервы на пределе.
В Невельске живет мой друг, и о развитии ситуации я узнаю из периодических разговоров по мобильнику. Так вот, друг считает, что реальная ситуация несколько отличается от той, что передают официальные органы.
Люди предполагают, что на самом деле землетрясение было большей силы. Моего друга, молодого здорового мужчину, землетрясение застало в своей квартире на втором этаже. Отбросило так, что он ударился головой о холодильник, разбив голову. Осколки разлетевшейся люстры на паласе добавили порезов.
Увидев, что море «ушло», люди ринулись в сопки, боясь цунами. Но море действительно в нескольких местах отступило, вывернув тектонические плиты  с километр в длину и ширину.  Если раньше в отлив можно было добраться на лодке до знаменитого невельского брекватера с сивучами, то сейчас туда можно дойти пешком.   Часть причалов, хоть и не действующих сейчас так активно, как во времена БТФ,  теперь, видимо, не  смогут принимать суда.
Многие невельчане обитают сейчас на дачах, выезжая с утра в город, чтобы узнать новости и купить продукты.  Готовят на кострах, газовых плитках, но  газ становится дефицитом. Спят вповалку большим составом из родственников и знакомых. Мой друг таким образом обитает с семьей и родственниками вдесятером. Вчера, говорит, впервые удалось побриться и помыться –  соседи баню истопили. 
Питаются в основном тем, что растет на огороде. В палаточные городки приезжают за  бесплатным хлебом и  бутилированной водой. Но уже вторые сутки   взять хлеб не представляется возможным – его нет. Как  рассказала по телефону одна из обитательниц палаточного городка, в первые дни там действительно было трехразовое питание и достаточно воды. Но вчера, например, людей покормили один раз – в пять часов вечера. Чая так и не дождались. Большая проблема сейчас с водой. Выдавали по бутылке на брата, но теперь и этого нет. Пользуются водой из автоцистерны – жидкостью желтоватого цвета.
Ту пресловутую тысячу рублей выдают не всем невельчанам, а только тем, чьи дома не подлежат восстановлению. Причем по тысяче не на человека, как думали многие, а на семью.  Остальные выкручиваются как могут. Не все смогли добраться до заначек, оставшихся в разрушенных домах.
Магазины выставляют свой товар (то, что уцелело) прямо на столах перед  своими торговыми точками, но стали подвозить и другие продукты, в частности колбасы. Кстати, в тех магазинах, где разбились весы, теперь вес товара и, естественно, его  цену определяют… на глаз.  В городе объявили, что предпринимателям запрещено поднимать цены на товары первой необходимости. Хотя в первые дни некоторые «сориентировавшиеся» подняли цены, особенно на дефицитную тогда воду. В палаточный городок привозят за плату туалетную бумагу, зубную пасту и прочие бытовые мелочи, и  люди недовольны, что все это не бесплатно, а за деньги.
В городе почти везде уже подключили электричество. Все это время  новости узнают из объявлений по громкоговорящей связи, по радио в машинах, а также перезваниваясь с родными и знакомыми в других населенных пунктах. Что те услышали по телевидению,  передают  затем невельчанам.
Мобильники заряжали через автоаккумуляторы,  но зарядка оказалась недолгой. Люди просили своих знакомых, родных в других городах  положить  деньги им  на счет, так как проблема с деньгами да и работающих офисов сотовой связи в Невельске нет. На днях сообщили о бесплатных разговорах по мобильникам. Мой друг, позвонив родным на Украину, очень удивился затем  почти нулевому балансу. Оказалось, бесплатные звонки только по России.  Но в компании сказали, что «дарят» абонентам по 100 рублей за разговоры со странами СНГ, а после 10 августа, когда акция операторов сотовой связи закончится, эти 100 рублей вычтут.
Несмотря на запрет заходить в свои дома, люди делали это даже в первые дни. В холодильниках оставалось мясо, продукты, нужно было вынести документы, какие-то ценные вещи. Ждать автовышку со спасателями, чтобы проникнуть в дом, можно долго. Вот и мой друг на свой страх и риск зашел тихонько, на цыпочках (вдвоем на пролете лучше не стоять – обрушится) в свое жилье.  На потолке в квартире пробоина, на стенах трещины, стекол нет, балкона тоже,  вся мебель и бытовая техника  рухнула и разбита.  Но его дом пока не считается непригодным для жилья.
Вчера некоторые организации начали выходить на работу, приводить в порядок свои  места. В частности,  поликлиника, типография, служба судебных приставов.
 Говорят, из Москвы прибыла комиссия, которая со специальным прибором будет оценивать здания на предмет их дальнейшей судьбы.  Идут разговоры о выдаче сертификатов на получение жилья в других городах. Как  сообщили мои собеседники, настрой у народа таков: получить какие-то компенсационные деньги, сертификат на переселение (потому что боятся возвращаться в свои квартиры) и уехать из этого города навсегда.
О. АТАЧКИНА.