Я до сих пор работаю, хотя мне уже 73 года. Повезло, что специалисты моей квалификации в дефиците. Когда-то я окончил мореходное училище связи, ходил на торговых судах за границу, а потом осел на берегу.

Пока был здоров, о завтрашнем дне особо не задумывался, но в эту зиму силы стали уходить, и в голову полезли мысли о смерти. Тут-то я испугался. Не за себя, а за свою семью. Если я уйду, что будет с моими родными?

Жена три года назад перенесла инсульт, левые рука и нога плохо восстановились. С ее болезнью на меня легли хлопоты по даче.

Дочке 49 лет. Четыре года назад ее муж ушел к молодой, расстались нехорошо, он дочку сильно оскорбил. Квартиру ему родители подарили перед свадьбой, он ее единоличный собственник, поэтому при разводе бывший зять просто выставил дочку на улицу.

У меня были кое-какие накопления, хотел купить новую машину и оставить некоторую сумму на черный день. Но пришлось покупать дочке однокомнатную квартиру. Хорошо, не в Южном живем, а то бы покупку не осилили.

Дочь в отместку мужу, чтобы что-то ему доказать, познакомилась по интернету с мужчиной, он приехал, остался. Такой брутальный, внимательный. Но со временем выяснилось: это любитель веселой жизни. Долго ни на какой работе не держится.

Специалист по наживанию врагов. Недавно кто-то из его недругов сжег до основания машину дочки, а она не успела еще и кредит выплатить. Из кредитов не вылезает, а этот красавец постоянно сидит на ее шее, по полгода работы не имеет. И еще требует узаконить брак, а то он, видите ли, бесправен, а хочется что-то иметь в собственности. Пока я жив, он остерегается качать права, ну а потом?

Внучка моя взрослая, ей 30 лет, у нее двое малышей, младшему полтора года, родился недоношенным, у него до сих пор одно легкое не раскрылось, считается инвалидом. Сама внучка недавно перенесла тяжелую форму коронавируса, ей восстанавливаться долго. Муж у нее парень хороший, ответственный, но уже умотался. Внучка с младшим сыном лежала в области полгода, теперь с коронавирусом уже месяц в больнице. Мы с женой много им помогаем и деньгами, и с детьми посидеть. Меня не станет – кто им плечо подставит?

Раньше не задумывался о своей роли в благополучии семьи, теперь твердо знаю: моим девочкам придется без меня очень плохо.

Когда мы с женой были помоложе, у нас было много друзей, но часть их уехала за лучшей жизнью на материк, трое умерли, не дожив до 60 лет. Ушли на тот свет почти все родственники, и как-то так получилось, что все у меня сосредоточилось на семье. А ее будущее оптимистичным назвать трудно.

И не у меня одного, думаю, болит душа о тех, кого оставляем. Трудно живет наш народ. Сколько мы не бьемся, масло, как у той лягушки из сказки, не сбивается.

Константин Николаевич, г. Холмск.