«Большая восьмерка» и территориальный вопрос

В ближайшие дни самый северный японский остров Хоккайдо окажется в центре мировых новостей. С 7 по 9 июля здесь состоится очередной ежегодный саммит глав стран «большой восьмерки», в котором примет участие и президент России Д. Медведев.
Местом проведения саммита станут окрестности озера Тоя, известного как самый северный незамерзающий водоем Земли. Этот адрес был определен, когда правительство Японии возглавлял еще С. Абэ. Говорят, что Абэ остановил свой выбор на заповеднике в районе озера Тоя, поскольку оттуда хорошо видна гора Эдзо-Фудзи (Фудзи Хоккайдо) – потухший вулкан, как две капли воды похожий на знаменитую Фудзияму.
На Хоккайдо практически все горы имеют вулканическое происхождение. Есть в окрестностях озера Тоя и действующий вулкан – Усудзан. Но опасаться, что извержение может помешать проведению саммита, наверное, не стоит. Усудзан активизируется каждые 20 – 50 лет, а последнее извержение произошло в 2000 году.
Кроме того, Хоккайдо знаменит своей изысканной кухней, основу которой составляют морепродукты и особым образом приготовленная говядина. Популярны здесь и горнолыжные курорты, а еще горячие источники онсэн.
Кстати, один из сюжетов, призванных пропагандировать предстоящий саммит, связан как раз с горячими источниками. Его можно увидеть на сувенирах – блокнотах, пачках печенья, – выпущенных к исторической встрече. А сюжет таков: семеро мужчин и одна женщина парятся в традиционном японском онсэне. В женщине, кокетливо обернутой полотенцем, угадывается канцлер ФРГ А. Меркель, а в мужчинах – остальные лидеры стран «группы восьми». Однако из-за того, что изображение «восьмерки» готовили загодя, не обошлось без курьеза. Так, российский лидер, «парящийся» в онсэне, представлен В. Путиным, который в мае сложил свои президентские полномочия. А лидер Италии на картинке – Р. Проди, который в апреле потерпел поражение и проиграл в соревновании за премьерское место С. Берлускони.
Но мировые лидеры собираются на Хоккайдо совсем не для того, чтобы оценить достоинства местных горячих источников. Их ждет горячая дискуссионная программа, в которую включены темы, ставшие традиционными для мероприятий такого рода, – охрана окружающей среды, развитие энергетики и энергобезопасность, проблемы развития африканского континента, вопросы нераспространения оружия массового поражения и борьба с терроризмом. Впрочем, как это уже бывало не раз, главным событием саммита, а точнее, его возможной главной темой может стать наиболее актуальная тема, которая возникнет и получит развитие в международной повестке дня в самые последние дни перед встречей «восьмерки».
Отвечая на вопрос членов «Московского клуба» о характере предстоящей дискуссии по экономическим вопросам, хозяин саммита премьер-министр Японии Я. Фукуда отметил, что из-за проблем, связанных с ипотекой в США, возникло смятение в экономической и финансовой сферах. И ощущение кризиса и опасности сохраняется до сих пор.
«Чтобы улучшить ситуацию, – сказал Фукуда, – важно определить, какой сигнал мы дадим на встрече глав «большой восьмерки». Конечно, речь пойдет о цене на сырую нефть, а также о резком повышении цен на зерно и продовольствие в целом – это тоже стало результатом повышения цен на нефть. Ситуация на рынке продовольствия изменилась очень сильно. Ее мы будем обсуждать. Принятие каких-то решительных, кардинальных мер на саммите, конечно, было бы очень желательным, но выглядит не вполне реальным. Наша встреча в июле станет лишь шагом в этом направлении».
Впрочем, интерес Японии к предстоящему саммиту не исчерпывается глобальными мировыми проблемами. В Токио ожидают, что встреча «большой восьмерки» придаст импульс решению известной территориальной проблемы. Отдельные японские СМИ не стесняются давать своему правительству советы на этот счет.
«Мы должны воспользоваться предстоящим саммитом как уникальным шансом для того, чтобы открыть себе путь к окончательному решению территориальной проблемы, – пишет «Санкэй симбун». – Скромность в дипломатии – это непозволительная роскошь… Кроме того, если территориальный вопрос будет поднят на таком уровне, это станет хорошим уроком не только для нового российского правительства, но и для Китая и Южной Кореи, также незаконно претендующих на японские территории…».
Не отстают от японских СМИ и политики. Еще в конце прошлого года с инициативой обсуждения на саммите «большой восьмерки» территориальной проблемы выступал госминистр Ф. Кисида. Тогда Кисида откликнулся на призыв премьер-министра вносить свои предложения по повестке дня саммита. При этом он, по существу, воспользовался идеей бывшего главы МИДа Т. Асо. Еще в сентябре прошлого года в своем выступлении в парламенте Асо высказался за то, чтобы добиться сдвигов в позиции Москвы путем организации давления на нее со стороны других стран.
Позже премьер-министр Японии Абэ в ходе встречи с президентом РФ Путиным в Сиднее поднял вопрос о необходимости «оживления» переговоров по территориальной проблеме. При этом значительная часть беседы была посвящена вопросам участия Японии в развитии регионов Дальнего Востока и Забайкалья. В ответ японскому премьеру была изложена известная позиция Москвы: российская сторона готова к продолжению диалога по этой «сложной и чувствительной проблеме» с целью поиска ее взаимоприемлемого решения.
Объясняя настойчивость Токио, японские эксперты ссылаются на обеспокоенность правительства тем, что акцент на развитие торгово-экономических связей без продвижения переговоров по территориальной проблеме может привести к ее «замораживанию». Однако никто из членов японского правительства публично не оглашал каких-либо идей организации внешнего давления на Москву. В какой-то степени это свидетельствует об осторожности в действиях Токио.
В российском МИДе по горячим следам отреагировали на высказывания Кисиды. «В Москве обратили внимание на эти сообщения, – заявил заместитель официального представителя министерства иностранных дел РФ Б. Малахов. – Мы уже неоднократно предупреждали наших японских коллег относительно контрпродуктивности усилий интернационализировать эту сугубо двустороннюю проблему. Убеждены, что это не способствует созданию нормальной рабочей атмосферы вокруг переговоров по поиску ее решения».
По словам российского представителя, «в высшей степени некорректны» попытки «подвязать» решение проблемы российско-японского пограничного размежевания к таким мероприятиям, как саммит «группы восьми», где, как известно, обсуждаются вопросы совсем другого измерения. Подобные действия лишь «отдаляют перспективу» взаимоприемлемого решения проблемы, считают в МИД РФ.
Судя по последним данным, территориальный вопрос в официальную повестку саммита все-таки не включен. Но эту тему японская сторона собирается поднимать на двусторонних переговорах, и там она будет главной.
Кроме того, в дни саммита на Хоккайдо планируется проведение различных пропагандистских акций и массовых мероприятий в поддержку японских территориальных притязаний. При этом, стремясь избежать прямых обвинений со стороны России, Китая, Республики Кореи в попытках в одностороннем порядке решить в свою пользу на международном уровне спорные территориальные вопросы, японские власти намерены дистанцироваться от этих акций. В качестве их официальных устроителей будут выступать местные общественные организации и движения. Подобные подходы японского правительства к подготовке встречи «восьмерки» никак не вяжутся с заявленной повесткой саммита и должны расцениваться как попытки использовать ключевые международные диалоговые механизмы для продвижения собственных интересов в решении проблем с соседними странами, что совершенно недопустимо на мероприятиях такого уровня.
Надо заметить, что в настоящее время в регионе северо-восточной Азии существует более 20 территориально-акваториальных споров, в которые в разной степени втянуты Россия, Китай, Япония, Республика Корея и еще ряд стран. Китай имеет ряд нерешенных проблем с Японией, Южной Кореей, Вьетнамом, Филиппинами, до недавнего времени с Россией, другими странами – как на суше, так и на море. Япония – с Россией, Китаем, Южной Кореей. Большинство этих споров берут начало из колониального прошлого и времен второй мировой войны. С другой стороны, эти проблемы связаны и с практическим экономическим интересом. Речь идет о 200-мильной экономической зоне, отсчитываемой от береговых точек. Кроме рыбных запасов в этой зоне могут находиться богатые залежи полезных ископаемых, что еще больше усиливает остроту территориальных споров.
Масштабы, уровень риска, степень интенсивности этих конфликтов различны. Но, как отмечает ведущий научный сотрудник института истории ДВО РАН, профессор В. Кожевников, есть одно важное связующее звено – прецедент спора, т. е. все наблюдают друг за другом – как будет решаться спор, на каких условиях, какова будет глубина компромисса и т. д. Форма и принципы решения спора между двумя сторонами могут быть взяты на вооружение наблюдателями.
Внимательный анализ ситуации, полагает Кожевников, позволяет считать, что в регионе выбрана «умеренная модель» разрешения территориальных споров, в основе которой лежит принцип «каждый владеет тем, чем он уже владеет». Этого же принципа придерживается и международный суд в Гааге в практике принятия своих решений, о чем может свидетельствовать достигнутая в недавнем прошлом договоренность между Малайзией и Индонезией по поводу принадлежности островов Лигитан.
Революционные же решения о добровольной передаче любых по размеру территорий в настоящий период представляются нецелесообразными, поскольку могут быть использованы как прецедент для резкого напряжения в регионе. Есть основания полагать, что такое понимание ситуации присутствует среди лидеров ведущих мировых держав, и это позволит удержать Токио от неконструктивных шагов по будированию территориальных вопросов на саммите «большой восьмерки».
С. КРАВЧЕНКО.