Сцена из спектакля «Лисистрата».
Сцена из спектакля «Лисистрата».

Для постановки комедии «Лисистрата» Чехов-центр пригласил режиссера Георгия Цнобиладзе (Санкт-Петербург). В числе причин выбора пьесы называли в первую очередь желание занять женскую часть труппы, для которой драматурги-мужчины испокон веку жалеют ролей. На деле раскрутить комедийную спираль женщинам на сцене помогали и мужчины, хотя силы оказались и неравны. Кроме того, предчувствие весны, чары любви и умопомрачение от женской непредсказуемости, о чем неделей раньше толковали в спектакле «Тестостерон», требовали от искусства жертв.

Георгий Цнобиладзе собрал талантливую команду, сочинив из разных литературных пазлов историю Лисистраты, придумавшей эффективный способ остановить долгую и разорительную мужскую забаву – войну. Опорой в том театру послужил отец мировой комедии Аристофан. Но его, сегодня довольно тяжеловесного и местами непристойного в оригинале, для сахалинской сцены адаптировали через посредничество Леонида Филатова. А он мастерски перепел на новый лад массу классических авторов – Гоцци, Шодерло де Лакло, Боккаччо, Дюма, заметим, авторов, расписывавших жизнь далеко не с позиции старой монашки. Благодаря всей труппе новорожденная комедия вышла плодом коллективного разума, а особую лепту в текст внесла и третий соавтор – актриса Елена Бастрыгина. И вышел спектакль про войну и мир, приправленный весной и натуральным кошачьим мяуканьем.

Комедия «Лисистрата» даст возможность зрителю и посмеяться, и посопереживать героям, и задуматься о диссонансах собственной семейной жизни. На то, что эта легко и весело сыгранная история, по авторской задумке, плотно включена в современность, в спектакле немало намеков. Прежде всего тем, что актрисы постоянно в диалоге с залом – общаются, тестируют на понимание, нахально обольщают всех подряд, втягивая шестисотместный зал в сообщники. Пространство, созданное художниками Александром Храмцовым и Натальей Наумовой, особо греческим колоритом не перегружено. Здесь сиртаки переходит в индийские танцы, строчки из «Гамлета» легко вкрапляются в текст. Движется по кругу условный куб-акрополь, в котором держат осаду от мужиков гречанки в псевдотуниках под божественным приглядом. Правда, от Зевса остались только глаза на трех мониторах, но и их хитроумной Лисистрате хватило, чтоб укрепить дух товарок в благородной секс-забастовке за мир.

Анна Антонова в это развеселое гуляй-поле обоего пола, живущее по законам основного инстинкта, приносит меру достоверности. Она замечательно играет мудрость и женственность до кончиков ногтей, женщину, на которой земля, в сущности, держится. Правда, эти достоинства никакая не гарантия идеальной женщине от одиночества. И солдаты, пришедшие в бинтах со своей древнегреческой войны, ломятся под крыло женушкам через двери и окна, и дамы, невзирая на клятвы стоять насмерть, дают слабину, попутно судача в адрес Лисистраты: хорошо ей, ни мужа, ни семерых по лавкам. Так что девушке государственного ума Лисистрате приходится бороться на двух сторонах баррикады одновременно.

При том, что А. Антонова солирует по роли и по факту, в спектакле состоялся парад-алле актерских индивидуальностей. Так было, когда пожухлая гетерища Вероника (Елена Бастрыгина) кричит мужикам: «Убирайся прочь!» с интонацией «иди сюда». Когда Леонид Всеволодский (Кинесий) хорошо поставленным голосом с хором древних греков поет хит Родольфо Фальво «Скажите, девушки, подружке вашей». И он же вкупе с Алисой Медведевой (Миррина), можно сказать, на грани фола разыгрывает сцену взаимного соблазнения, явно вызвавшую нервный тик у сильного пола. А старуха Критилла (Любовь Овсянникова), зеркально копируя эту сцену, с тем же пылом пытается соблазнить простодушного Филурга (Антон Ещиганов), но судьба его хранила от ночного кошмара…

И конечно, «Лисистрата» – история не только о женской власти над мужчинами, но и о многом другом. Из ткани квазигреческой вакханалии выдергиваются и другие ниточки – про инстинкты любви и войны, равно движущие миром, про долги родине, которые надо оплачивать своей жизнью (что же это за родина такая страшная?). «Лисистрата» Георгия Цнобиладзе представляется манифестом пробуждения женского самосознания (очень задолго до Розы Люксембург с Кларой Цеткин) и очень подходит к выражению сегодняшнего бытия, в котором доминирующим рефлексом стала безучастность, если не сказать – пофигизм граждан: ноют, брюзжат, но палец о палец не стукнут перемен ради. И когда слышишь со сцены «За договор о мире проголосуем?», понятны параллели – это точно Древняя Греция или несколько ближе? А помимо занятного сюжета актеры играют про свое, наболевшее – про никогда не утолимую жажду безоглядной игры, которую зрители радостно поддерживают.

Как и в случае с «Тестостероном», эта премьера вызвала дебаты просвещенных театралов: снижает ли «Лисистратой» планку театр или расширяет свою зрительскую линейку? У Георгия Цнобиладзе на это своя точка зрения: «Невозможно поставить спектакль, который нравится всем. Сегодня театр идет иногда по худшему пути – ориентируется на своих постоянных зрителей, которых, по статистике, три и чуть больше процентов от населения. А большинство людей в театр не ходит, потому что им там неинтересно. И если задуматься не о трех, а, скажем, о двадцати процентах, для этого надо переосмысливать театр, у которого сегодня серьезные соперники. Надо понимать, что, если театр скучнее кино, интернета, зритель прав, что не ходит. Есть зрители, которым интересны современные сюжеты, а не «нафталин» в чистом виде. А Аристофан – это классика, он войдет во все учебники литературы и театра».

Добавим, у Чехов-центра есть постановки, в которых зритель найдет территорию дистиллированной духовности, совмещенной с не менее яркой театральной игрой. Современный театр – разный. Как и все мы.

И. Сидорова.

Фото Чехов-центра.