Татьяна Ивантеева, секретарь:

– В последнее время испытываю тревогу, если не сказать внутренний страх, оттого, что обстановка в мире стала взрывоопасной. Я, мама единственного сына, начала задумываться над тем, что если угроза войны будет нарастать, ему придется встать под ружье. Хочется стабильности в мире, в стране, в регионе, в жизни каждого из нас, уверенности в завтрашнем дне. Мечтаю, чтобы семья приросла внуками, чтобы мы смогли их вырастить в любви, достатке и мире.

Александра Шелепова, сотрудница частного торгового предприятия:

– Самое страшное – смерть родных и близких, нищета и тюрьма. Почему говорю о тюрьме? Потому что вожу машину и вижу, как водители и пешеходы нарушают правила дорожного движения. Панически боюсь нечаянно насмерть сбить на дороге человека и попасть в тюрьму. К тому же в жизни немало примеров, когда расследования ведутся необъективно в силу непрофессионализма или подкупа. За рулем стараюсь быть предельно внимательной и осторожной.

Ирина Миронова, пенсионер:

– Солидарна с мнением, что народ у нас прекрасный, а население оставляет желать лучшего. Налицо признаки духовного обнищания и деградации. Многие растеряли нравственные ориентиры, перестали заниматься самообразованием и самовоспитанием. На первый план вышли (как об этом прозорливо писали братья Стругацкие) «хищные вещи века»: личная выгода, коммерческий интерес, обогащение любой ценой. Нас не предостерегли примеры Америки и Европы. Больше всего опасаюсь, что Россия окончательно превратится в общество потребления, где будут процветать мещанство, казнокрадство и взяточничество.

Галина Фесенко, учитель географии:

– Меня волнует будущее детей, внуков, моих учеников, бывших и настоящих, которым с 1958 года я старалась привить любовь к природе и окружающему миру. Опасаюсь людей, равнодушных к тому, что происходит на планете и в стране, варварски относящихся к природным богатствам Сахалина и Курил, не любящих и не жалеющих своих родных и близких.

Вера Пинегина, домохозяйка:

– Ужаснее всего страх смерти и одиночество. В мир иной уходят ровесники, и волей-неволей начинаешь думать о том, что к этому печальному событию надо готовиться. Жизнь может оборваться внезапно и по разным причинам.

Александр Челноков, методист южно-сахалинского центра детско-юношеского туризма:

– После двух инфарктов уже ничего не опасаюсь и не страшусь. Не боюсь даже деградации образования, потому что есть еще система дополнительного образования, которая обращена к личности ребенка и работает на его развитие. Много лет занимаюсь военно-патриотической, поисковой и исследовательской работой со школьниками. Удалось осуществить смелые грантовые проекты, подготовить к публикации несколько книг исторического содержания, множество статей. Местная власть в меру сил помогала и даже отметила мой труд званием «Заслуженный учитель Сахалинской области». Считаю, что правильно выстроил свою жизнь. А за свое дальнейшее существование пусть опасаются те, кто ловчит, хитрит, ворует и подличает.

Валерия Тихонова, служащая:

– Сейчас молодежь с особым шиком произносит фразу: «Мне все фиолетово», то есть глубоко безразлично. Опасаюсь, что такая бравада со временем обернется для общества реальным пофигизмом. Кроме себя любимых молодые никого не будут уважать и ни с кем не будут считаться.

Степан Вешняков, водитель:

– Меня беспокоит незащищенность людей в физическом, правовом, моральном смысле. И ведь пожаловаться некому, потому что нынешних чиновников отличает закрытость. Они под разными предлогами отгородились от граждан. К ним практически невозможно попасть на прием не только по личным, но и производственным делам.

Елена Костюкова, временно не работающая:

– Тревожит будущее сына. Уже три невесты оставили парня, несмотря на самое доброе отношение к ним жениха и его родни. Мотив ухода один: нет отдельного жилья и в ближайшей перспективе не предвидится. У семьи нет средств, чтобы купить однокомнатную квартиру. А если снимать жилплощадь в Южно-Сахалинске, то надо и вовсе распроститься с идеей накопить денег на свой угол. Сыну под тридцать, хочется уже понянчить внуков. Но когда они появятся – большой вопрос.

Александра Ломтева, заведующая научно-просветительским отделом областного художественного музея:

– Опасаюсь, что на валютном рынке курс евро может достичь 200 рублей. И тогда поездки за границу на отдых обойдутся слишком дорого. В остальном нет повода для тревоги: есть хорошая работа, квартира, так что все нормально.

Расспрашивала Л. Степанец.