Чем может обернуться экономия? Угрозой для окружающей среды. И не только

Митинг в с. Вал против хранилища отходов.

О том, что главной целью бизнеса является получение прибыли, известно еще со времен Карла Маркса. В этом не было бы ничего плохого, если бы предпринимательство не пыталось строить свое благополучие в ущерб окружающей среде. А такое, увы, на Сахалине происходит довольно часто.

Введение в тему
В 2014 году комитет по управлению муниципальным имуществом (КУМИ) администрации Ногликского района заключил с индивидуальным предпринимателем Виктором Лонгиновым договор аренды земельного участка площадью 20 га на окраине с. Вал. Площадка предназначалась для утилизации отходов, получаемых при проведении бурения, – т. н. бурового шлама.
Что такое шлам? Это водная суспензия, состоящая из частиц горной породы, глины и бетонита с ядовитыми добавками, применяемого для формирования стенок скважины при колонковом бурении. Поскольку шлам отрицательно воздействует на окружающую среду, его необходимо тщательно утилизировать.
Универсального метода утилизации не существует, есть лишь различные ее варианты. Современные технологии дают возможность не только качественно обезвреживать отходы, но и применять их для получения смесей, которые можно использовать в строительстве. Все это, естественно, требует специального оборудования, химических реагентов и соответствующих капиталовложений.
Главное же – то, что буровой шлам необходимо где-то размещать. Самый надежный и экологически безопасный метод его утилизации — это закачка жидких буровых отходов в подземные пласты. Впервые примененный тридцать лет назад на Аляске метод обратной закачки ныне используют во всем мире, есть опыт его применения и на Сахалине — при проведении буровых работ на шельфе.
Иное дело — утилизация бурового шлама на Монги, Даги и других нефтеносных площадях на севере Сахалина. Традиционно отходы бурения там сначала размещают в шламовых амбарах. В них все вперемешку: буровые растворы, пластовые воды, продукты испытания скважин, нефтяные пленки и прочие «прелести». По завершении буровых работ амбары освобождают от жидкой фракции, а твердую часть засыпают грунтом.
Высокое содержание в буровом шламе углеводородов, тяжелых металлов, поверхностно-активных веществ делает подобный способ утилизации отходов весьма опасным для окружающей среды. Неудивительно, что экологические службы требуют от буровиков более эффективной работы со шламом. Одним из путей решения проблемы для них как раз и стали услуги по утилизации отходов, предложенные предпринимателем В. Лонгиновым.

Драма от шлама
Заключив договор с КУМИ, арендатор В. Лонгинов поделил участок на пять частей и тут же сдал их в субаренду нескольким компаниям, оказывающим нефтяникам сервисные услуги по утилизации производственных отходов. Не осталось в стороне от общего дела и ООО «ИГЛ», принадлежащее самому арендатору. Здесь начали принимать буровой шлам от компании «РН-Сахалинморнефтегаз». Часть отходов сжигали в печах, а часть размещали здесь же, на участке.
Наличие полигона у себя под боком активно не понравилось жителям села Вал, среди которых есть и представители коренных малочисленных народов Севера. Люди начали жаловаться на едкий дым и потребовали убрать полигон куда-нибудь подальше. Одним из аргументов северян был тот факт, что при организации полигона не было получено их согласие. Тем более что они занимаются оленеводством, а полигон размещен на ягельниках — оленьих пастбищах.
История с полигоном получила широкую огласку. Осенью 2016 года администрация Ногликского района организовала по этому вопросу общественные слушания, а сахалинская общественная палата провела круглый стол. Сжигать шлам на полигоне прекратили, однако проблема утилизации отходов осталась нерешенной. Отходы по-прежнему продолжали засыпать в котлованы.
Дело получило новый ход, когда к решению проблемы подключилась общественная организация «Экологическая вахта Сахалина». В 2017 году она обратилась в суд с исковым требованием о закрытии полигона. Судом было принято решение запретить утилизацию и очистить участок от отходов.
И тогда на сцене появилась компания «Биоэкопром», которая предложила свою технологию утилизации отходов. Буровой шлам перемешивали с торфом и размещали на прежних полигонах. Площадь шламовых котлованов продолжала расти.

Точка или запятая?
Несколько лет «Эковахта Сахалина» вела переписку с мэрией и прокуратурой Ногликского района, приводя доказательства грубейшего нарушения субарендатором закона и призывая администрацию расторгнуть договор аренды на участок. Но время шло, менялось руководство района, а воз оставался все там же — в окрестностях с. Вал.
В апреле 2019 года проблема с отходами попала в поле зрения губернатора Валерия Лимаренко. Он поручил соответствующим структурам решить эту проблему и до 1 сентября подыскать новую площадку для размещения отходов. Но даже и после этого утилизация шлама продолжалась прежними темпами.
В марте 2020 года «Эковахта» обратилась в Ногликскую прокуратуру с жалобой на бездействие комитета по управлению муниципальным имуществом, одновременно был подан иск о признании незаконным бездействия администрации Ногликского района. Лишь после этого КУМИ обратился в арбитражный суд с иском к арендатору.
Решением суда от 15 сентября 2020 года договор аренды был расторгнут. Арендатора обязали в месячный срок вернуть участок муниципалитету в надлежащем виде. Тем самым была поставлена точка в деле о хранилище бурового шлама, организованном вблизи села Вал. На это потребовалось целых четыре года.
Не много ли?

Что дальше?
Пока «Эковахта Сахалина» боролась с арендаторами, проблема с утилизацией отходов переместилась с севера на юг острова. Читатели нашей газеты наверняка помнят материал «Сделка, вызывающая вопросы» (см. «Советский Сахалин», № 43 от 26.06.2020 г.), в котором рассказывалось о намерениях СП ООО «Сахалин-Шельф-Сервис» складировать торфогрунт в Холмском районе — в окрестностях Серных Источников.
Стараниями общественности местная экология была спасена. Не убедили жителей Серных Источников и заверения в том, что смешанный с торфом шлам, поднятый из земных глубин, абсолютно безвреден для окружающей среды. В хранении отходов на этой площадке компании было отказано.
Казалось бы, проблема решена. Да, решена… но лишь для жителей Серных Источников.
Потому что проблема тут же вызрела в другом месте. Торфогрунт начали вывозить в Садовники, это недалеко от села Яблочное все того же Холмского района.
По утверждению местных жителей, начиная с июня 2020 года ООО «Сахалин-Шельф-Сервис» регулярно вывозит сюда грунт и сбрасывает в овраг. А ведь рядом протекает река, впадающая в море — любимое место отдыха жителей района.
Ситуацией заинтересовалась известная своей активностью депутат Холмского городского собрания Светлана Латашенко: подготовила запрос и отправила его мэру г. Холмска, губернатору, в управления Росприроднадзора и Роспотребнадзора, природоохранную прокуратуру и в региональное министерство экологии.
Как следует из ответа и. о. министра экологии Надежды Изотовой, земельный участок в Садовниках предоставлен в 2017 году двум владельцам в безвозмездное пользование по программе «Дальневосточный гектар». А «грунт искусственный торфяной» владельцы действительно приобрели у СП ООО «Сахалин-Шельф-Сервис» с целью отсыпки и выравнивания земельного участка.
— Между тем нормами Водного кодекса РФ установлено, что для морского побережья ширина водоохранной зоны составляет 500 метров, для рек — от 50 до 200 метров, — замечает С. Латашенко. — Эти земли могут рассматриваться в качестве «дальневосточного гектара», но необходимо иметь в виду, что для них устанавливается специальный режим осуществления хозяйственной деятельности. В частности, запрещены движение и стоянка транспортных средств, а также применение пестицидов и агрохимикатов, сброс сточных и дренажных вод. Строительство возможно лишь при соблюдении требований водного законодательства и законодательства в области охраны окружающей среды.
Кстати, региональным отделом Роспотребнадзора на вышеозначенном гектаре были отобраны образцы грунта и отправлены в Хабаровск. После получения результатов лабораторных исследований минэкологии пообещало довести информацию до депутата.
Пока неизвестно, какими будут эти результаты. А вдруг подтвердятся самые худшие опасения, что тогда? Сколько лет придется ждать решения проблемы?
Неужели для того, чтобы прекратить завоз торфогрунта, снова потребуются многочисленные обращения в суд и прокуратуру, общественные слушания, поручения главы региона и прочие судебно-административные мероприятия? Разве жители Холмского района заслужили к себе такое отношение?

Игорь КАЛИНИН.