Что важнее: самим запомнить или других не обидеть?

Как уже сообщалось, депутаты Госдумы внесли изменения в закон «О днях воинской славы и памятных датах России», и теперь, если сенаторы и президент одобрят поправку, 2 сентября будет отмечаться День окончания второй мировой войны. Сахалинская общественность через региональные органы власти давно пробивала вопрос об увековечении памяти военных событий августа – сентября 1945 года на восточных рубежах страны. При этом практически все сахалинские предложения сводились к тому, чтобы зафиксировать в названии дня воинской славы и упоминание о «разгроме милитаристской Японии» или победе над ней. Но эти инициативы всякий раз блокировались в Москве. В 2010 году появилась надежда на некий прогресс. К вопросу установления новой памятной даты подключилась группа депутатов Госдумы во главе с председателем комитета по обороне В. Заварзиным. А тут еще масла в огонь подлил министр иностранных дел С. Лавров. 2 июля на совещании в Хабаровске в присутствии президента Д. Медведева он объявил, что в названии праздника важно упомянуть «именно победу на Дальнем Востоке». Однако не упомянули. Ни Дальний Восток, ни тем более про «разгром Японии». «Почему?», – спрашивают наши читатели. Уместно напомнить, что в 1945 году И. Сталин назвал этот день (2 сентября) иначе – «праздник Победы над Японией». Кстати, вечером 3 сентября 1945 года были даны 24 артиллерийских залпа из 324 орудий. В пояснительной записке к законопроекту отмечено, что акт о капитуляции, подписанный Японией 2 сентября 1945 года, не только ознаменовал окончание войны, но и «подтвердил правомерность участия СССР в боевых действиях против Японии в соответствии со своим союзническим долгом». Что сегодня этот день означает для нас? На этот вопрос в газете «Известия» ответил председатель комитета Госдумы по обороне В. Заварзин: – Это наша история, и мы должны этот день зафиксировать… Мы провели много консультаций, в том числе с учеными. И согласились, что остановимся именно на такой формулировке – День окончания второй мировой войны. Что касается Японии, то вы, конечно, понимаете, с кем воевали. Не с воздухом же. Просто мир меняется, и акцентировать сегодня, что мы тогда воевали против японцев, думаю, не стоит. Еще более откровенен другой собеседник того же издания – руководитель центра военной истории России института российской истории РАН Г. Куманев. – Ввести такой праздник надо было давным-давно, но опасались, как бы японцев не обидеть, – говорит он. – На самом деле значение этой даты очень велико – это победная точка, которую поставила Красная Армия во второй мировой войне. Многие историки, и я в том числе, не без оснований считают, что, несмотря на двухмесячный перерыв, эта война с милитаристской Японией является составной частью Великой Отечественной войны и ее продолжением. Так что мы должны гордиться этой победой… Что ж, будем гордиться победой и… сотрудничать с необиженной Японией. Почти в одно время с сообщением по поводу 2 сентября пришло другое – о том, что Япония и Россия «на правительственном уровне в основном договорились о строительстве в районе Владивостока завода по сжижению природного газа». Почему мощности по производству СПГ наращиваются не на Сахалине, а во Владивостоке? Ответ на этот вопрос надо искать скорее в сфере геополитики, чем в области прикладной экономики. С. КОЛЕСНИЧЕНКО.