Вторник, 18 июня, 2024

Единственный в мире капитан-китобоец Валентина Орликова пять лет трудилась на Курилах после полярных конвоев Великой Отечественной войны

Ей посвятил поэму «Владычица морская» писатель Сергей Смирнов. Ею в стихах восхищалась болгарская поэтесса Елисавета Багряна. О ней сняли документальный фильм в Голливуде, где она легко и свободно общалась с американскими кинозвёздами на английском языке. (Вы увидите эти кадры своими глазами, воспользовавшись QR-кодом в конце материала). А в Нью-Йорке в начале 1943 года на русском языке издали книгу «Бегущий поток», где есть страницы, посвящённые участнице северных морских конвоев Валентине Орликовой. Да и пресса не бездействовала.

Её имя увековечено в названии большого морозильного рыболовного траулера и улицы в Мурманске. Она – Герой Социалистического Труда, кавалер ордена Трудового Красного Знамени, награждена медалью «За оборону Ленинграда».

К нашему региону эта героическая женщина имеет самое непосредственное отношение – пять лет на Курилах она была капитаном китобойного судна «Шторм» и осталась в истории планеты как единственная женщина такой профессии. Вот кто такая Валентина Яковлевна Орликова.

Стереотипы не про неё

Не удержусь и перефразирую классика: «О сколько нам открытий чудных готовят…» архивные страницы «Советского Сахалина». С оцифрованных подшивок конца 1940-х – начала 1950-х врываются в наш день потрясающие новости в форме лаконичных трудовых рапортов:

«Успешно промышляют наши китобои в водах Охотского моря и Тихом океане. Команда судна «Шторм» (капитан Валентина Орликова) привела на Южно-Курильский комбинат финвала весом 290 центнеров и кита минке – 58 центнеров».

«С первых дней сезона охоты на китов коллектив китообрабатывающего комбината «Косатка» широко развернул социалистическое соревнование за выполнение годового плана. Самоотверженно трудится команда китобойного судна «Шторм» (капитан Орликова). За три первых дня охоты она добыла 17 крупных кашалотов. Отличились в работе гарпунёр Финаев и старший механик Шмуляй».

«Среди сахалинских китобоев пользуется уважением капитан китобойного судна «Шторм» Валентина Орликова. Её команда отличается дисциплиной. Недавно она досрочно выполнила годовой план по добыче китов».

«Пятый год китобойная флотилия в районе Курильских островов охотится за китами. Более чем в 5 раз увеличилась их добыча. За это время выросли замечательные кадры. 16 работников флотилии удостоены правительственных наград. Среди них – единственная в мире капитан китобойного судна «Шторм» В. Я. Орликова, награждённая орденом Трудового Красного Знамени».

Про знатную сахалинскую рыбачку Героя Социалистического Труда Шуру Хан известно многим, пресса не обходила вниманием эту труженицу моря. Но, согласитесь, одно дело вести лов рыбы в прибрежных водах Сахалина и совсем другое – промышлять морских гигантов. О финвале, например, пишут, что он на втором месте среди «самых больших животных Земли», а среди сородичей – самое скоростное и маневренное: за 12 – 15 минут финвал успевает уйти на глубину в 250 метров (это высота 16 пятиэтажных домов).

Можно только представить, как мечется кит, поражённый гарпуном, какую силищу демонстрирует. В такие моменты надо уметь управлять судном.

Что же за уникальная и единственная в мире женщина-капитан руководила мастерами добычи морских гигантов?

Рисовался образ рослой, сильной, коренастой промысловички, закалённой штормами и ветрами. Захотелось больше узнать о ней, увидеть её фотографии. Интернет-раскопки помогли и… напрочь развенчали стереотипы.

Капитан «Шторма» Валентина Орликова оказалась красивой, миниатюрной, интеллигентной женщиной. По воспоминаниям современников, всегда аккуратной в одежде, подтянутой, в меру строгой и ироничной. Ей было чуждо крепкое слово. Среди мужчин она оставалась настоящей женщиной.

Морем заворожённая

Её детство прошло в доме на берегу бухты Золотой Рог, куда трёхлетняя Валя Орликова приехала с родителями из Забайкалья. Море заворожило и околдовало девочку, пенными волнами нашептало ей профессию и судьбу.

После школы Валя поступила на судокорпусное отделение Владивостокского водного техникума путей сообщения. Вечерами училась, а по утрам спешила на Дальзавод, где работала подручной судосборщика. Жизнь в таком ритме длилась четыре года.

В 1932-м Орликовы переехали в Москву, а Валя отправилась в Ленинград получать высшее образование в институте инженеров водного транспорта. Рабфак обязывал не только учиться, но и трудиться. Девушка работы не боялась – стала чертёжницей конструкторского бюро Балтийского судостроительного завода.

На подобном китобойном судне трудилась и Валентина Орликова.
Фото с сайта borums.airbase.ru.

Но после первого курса серьёзно заболела. Здоровье поправляла у родителей, а когда окрепла, немного поработала на строительстве канала Москва – Волга. Там вышла замуж за начальника участка, который был старше на 15 лет. Супруг совершил большую ошибку, не отпустив Валентину в Ленинград на учёбу. Она оставила его и восстановилась в вузе.

С багажом знаний в два курса Орликова перевелась на третий курс, но уже судоводительского факультета института водного транспорта. От этой затеи её отговаривал сам ректор, но уступил строптивой студентке. А та, за год сдав недостающие экзамены по одиннадцати предметам, догнала однокурсников и с ними отправилась на практику на паруснике «Вега». Несла все матросские вахты, изучала штурманское дело…

В институте Валентина встретила студенческую любовь и в августе 1940-го родила сына Сашу. Несмотря на то, что молодые родители не были расписаны, всё складывалось нормально. Пока не вмешалось море.

Занятия в Ленинградском институте инженеров водного транспорта завершились в мае 1941-го. Молодому судоводителю предстояло пройти полугодовую практику на одном из судов Балтийского флота, сдать госэкзамены и получить диплом. И Валя собралась в море, оставив малыша бабушке.

В июне началась война. В августе из осаждённого немцами Таллина, где Орликова оказалась на практике, она на последнем военном транспорте вывозила в Кронштадт сотни раненых. Финский залив, казалось, горел и кишел минами. Несколько десятков транспортов, столкнувшись с «рогатой смертью», пошло на дно. Судно, где находилась Орликова, тоже напоролось на мину. В пробоину хлынула вода, люди метались в панике. К счастью, транспорт удалось удержать на плаву, прежде чем эсминец взял его на буксир.

Её арктические рейсы

Экзамен на инженера-судоводителя и штурмана малого плавания Орликова сдала в феврале 1942-го. В августе того же года в Архангельске она поднялась на борт теплохода «Двина» в качестве 4-го штурмана. Морякам следовало Северным морским путём доставить в Америку марганцевую руду в обмен на товары для фронта по ленд-лизу. Выполнять такие рейсы без конвоев, поодиночке было небезопасно – от немецких торпед погибло несколько теплоходов. Но дело не терпело отлагательств. А на случай встречи с врагом у «Двины» было с собой 2 ручных пулемёта, 5 винтовок, 2 глубинные бомбы, 4 дымовые шашки и кое-какая бутафория.

В Америке тысячи людей встречали на причалах суда из Советского Союза. Особым вниманием там окружили улыбчивую и приветливую русскую красавицу Валентину Орликову, приглашали на встречи. Она выступала в огромных залах, рассказывала:

– Я привезла вам привет из моей родной страны: матерям – от матерей, морякам – от моряков, детям – от детей, от нашего сражающегося народа – вашим семьям и братьям. Передаю привет от наших рабочих вашим.

После войны на встречах с ветеранами-моряками Орликова вспоминала: «Мне легче было устоять на мечущейся палубе, чем на неподвижной сцене огромного зала, вмещавшего тысячи людей».

На мостике. В центре капитан Валентина Орликова. 1952 год. Фото из музея Арсеньева.

Как свидетельствуют участники тех событий, Валентина стучалась в сердца американцев, надеясь, что те отзовутся сочувствием и помощью.

– Это наша общая война, и она не так далеко от вас, как вы думаете, – убеждала она. – Враг в водах, которые омывают и ваш Манхэттен.

Потом читала стихи Ольги Берггольц о блокадном Ленинграде, «Жди меня» Константина Симонова и удивлялась, как без перевода громадный зал улавливал смысл произнесённого. Женщину-штурмана и 3-го помощника капитана в одном лице возили даже в Голливуд на съёмки документального фильма.

Орликова работала на линии Владивосток – США, трижды прошла путём арктических конвоев, иногда заходила в Канаду. Возвратясь в Балтийское пароходство старпомом, осваивала европейские линии из Ленинграда в Швецию, Норвегию, Финляндию. Диплом штурмана дальнего плавания получила в Ленинграде в начале 1945-го.

Из наркомата – на Курилы

На следующий год Орликову перевели в Москву в наркомат рыбного хозяйства. Но она вскоре уехала в Приморье, где стала капитаном дизельного судёнышка «Шторм», одного из 14, входивших в Курильскую китобойную флотилию. Зимой «Шторм» буксировал «сигары» с лесом, а летом выходил на промысел.

Однажды в узкой бухте о. Шикотан промысловиков застал тайфун. Некоторые суда постарались отстояться, но жестоко поплатились. Их крепко побило о скалы. А Орликова направила «Шторм» на песчаную косу, спасла людей и судно. Зауважали её мужчины-капитаны, поскольку в экстремальных условиях она предприняла единственно правильное решение.

Вот какие воспоминания тех лет сохранились о Валентине:

«Эта маленькая красивая женщина обладала на редкость твёрдым характером. Её уважали за профессионализм и боялись за крутой нрав: могла так встряхнуть словом, что мало не покажется. На мостике её еле видно было – одна голова торчала. Зато так могла всех «построить», что через минуту забывали о её небольшом росте… Одним словом, капитан от бога. «Чёрт в юбке», – посмеивались старые моряки, глядя на неё. Но в экипаже её любили и прощали ей маленькие человеческие слабости».

В конце 1947-го во Владивостоке Валентина получила диплом капитана дальнего плавания. А в 1950-м за освоение китобойного промысла в районах Дальнего Востока Орликову наградили орденом Трудового Красного Знамени и перевели в министерство. Но она не ощущала себя кабинетным работником. Запросилась в Мурманск, получавший новые большие морозильные рыболовные траулеры. Там Орликова поднялась на мостик «Николая Островского».

Многое осваивала заново. Вскоре самостоятельно командовала спуском и подъёмом трала. Экипаж брал по 25 т рыбы в сутки, что редко кому удавалось. Рейсовое задание экипаж перевыполнял в полтора раза, несмотря на зимние штормы. На судне всюду был порядок.

В сентябре 1958-го к­питан-директор Орликова приняла БМРТ «Новиков-Прибой». Она всегда правильно расставляла людей, избегала простоев и лишних переходов, поврежденные тралы команда чинила во время коротких пробежек до района промысла. Осваивала лов сельди на разных глубинах. Даже холодильные камеры на её судах загружались рациональнее.

Команда ласково называла ее «мама», а она членов экипажа именовала «детьми». «Дети» под два (и за два) метра роста ценили и уважали свою миниатюрную «маму».

С Золотой Звездой и «гарпуном в спине»

В 1960-м Валентине Яковлевне присвоили звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Высокая награда за освоение новых районов промысла, внедрение новых методов выгрузки рыбы по принципу «трюм – вагон». За переход на снабжение топливом в море, за составление карт-планов полярных районов и за организацию медпомощи в рейсах.

Списавшись на берег по возрасту, Валентина Яковлевна оказалась востребованной в профильном министерстве. Она была в курсе дел рыбаков страны, участвовала в ходовых испытаниях судов. Тем не менее, вот что она сообщала в письме другу и коллеге Владимиру Ивановичу Пономаренко (этот текст – яркий штрих к образу Орликовой):

«В Москве моряков нет. Все мои друзья, как и корабли, остались в портовых городах. Здесь я, как одинокий, отбившийся от стада кашалот, оставшийся в живых, недобитый, но с гарпуном в спине. Не попали охотнички в убойное место. Я хочу сказать этим, что, закончив свой трудовой и морской путь, сумела выйти победителем в драке со слепой стихией и с нападающими из команды бюрократов. То, что я называю гарпуном в спине, – это и разлука с морем, кораблями, друзьями, и моя физическая немощь, и тяжкие утраты.

…У нас много общего, не только в любви к морю, но и во взглядах на многие жизненные вопросы: взять хотя бы один из главных – отношение к труду, полная самоотдача. Совпадают и такие понятия, как честь, человеческое достоинство, доброжелательность к людям, умение и мужество признавать свои промахи без боязни «утратить уважение окружающих», категорическое отвержение подхалимажа и сделок с совестью. Так возникла почва для взаимного уважения и доверия, без которых не мыслится какая-либо дружба».

В дневнике, который с юности вела Валентина, есть строчка: «Достигает в жизни заветной цели только тот, кто умеет взять верный курс». Курс своей жизни она проложила безошибочно.

Людмила Степанец.

КСТАТИ

В будущем году исполнится 120 лет со дня рождения Валентины Орликовой. Чем не повод вспомнить об этом уникальном человеке? Если во Владивостоке и Мурманске есть улицы, носящие её имя, то островной регион, к сожалению, не может этим похвалиться.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ