Сергей Коротков.
Сергей Коротков.

 

 

Депутат Южно-Сахалинской городской думы Сергей Коротков судом признан виновным в совершении преступления по ст. 159 ч. 3 и 4 (мошеничество) и приговорен к пяти годам условно с испытательным сроком в четыре года. На время испытательного срока депутат будет «невыездным», к нему применена подписка о невыезде. 

Короткова обвинили в том, что он, не работая в МУП «Энергосервис» и в МБУ «Молодежный центр инициатив», из месяца в месяц исправно получал заработную плату. За несколько месяцев набралась солидная сумма – почти полтора миллиона рублей. Судебное дело С. Короткова рассматривалось в особом порядке, поскольку обвиняемый признал свою вину и погасил нанесенный ущерб. Он был освобожден из-под стражи в зале суда. Снят арест был и с его дорогостоящего джипа.

Как расценивать вынесенную судом меру – как наказание или прощение? Что думают об этом сахалинцы?

В. Емченко, председатель общественного совета по противодействию коррупции:

— Наказания здесь никакого нет. Есть определенный подход следствия к конкретному подсудимому. Он совершил преступление, но, видимо, пооткровенничал со следствием по вопросам, имеющим общественную значимость. Возможно, о противоправных действиях участников выборной компании в гордуму. Речь идет о незаконном внесении ими денег в фонд проведения выборов, что можно расценивать как подкуп.

Сейчас идут следственные мероприятия и не исключено, что в результате на скамье подсудимых окажутся и другие персоны.

С. Маркова, педагог:

— Судя по заявлениям Короткова, приговором суда он остался доволен. Значит, наказанием его не считает. Мы тоже считаем, что преступник отделался легким испугом. А надо бы с ним пожестче, по всей строгости закона.

Г. Подойникова, депутат областной Думы:

— Я удивлена мягкостью приговора. Это просто верх цинизма. Простой человек может получить реальный срок за мешок картошки, а к облеченной властью персоне, преступившей закон, демонстрируется снисходительное отношение.

Н. Сидоров, председатель регионального объединения политической партии «Социальная защита:

-Вынесенный Короткову приговор не наказание, а великодушное прощение, премия за сотрудничество со следствием. Судя по всему, он не осознал, что совершил преступление. Для раскаяние ему бы не помешало посидеть хотя бы годик.

Сергей, таксист:

— Депутата можно сказать простили, а работягу бы посадили. Не так давно на зону отправили водителя – слил 200 литров соляра из бензовоза. А здесь речь идет об украденных полутора миллионах рублей. Вот она справедливость…

М. Куперман, председатель регионального отделения общероссийского движения «За права человек»:

— Коротков сам квалифицировал это решение — пойти на сговор со следствием ради обещанной свободы. Следствие пообещало преступнику свободу, а суд легко пожурил. К сожалению, у нас нет независимого суда – и это трагедия. В расчете на это можно безнаказанно творить что угодно. А жертву для имитации так называемой борьбы с коррупцией среди представителей власти найти несложно.

И. Чекин, строитель:

— Я противник содержания под стражей лиц, не представляющих опасности для общества. Пусть осужденные возмещают нанесенный ущерб, платят раздевающие до трусов штрафы. И, оставаясь на свободе, сами зарабатывают себе на хлеб, а не живут за решеткой за счет налогоплательщиков. Другое дело, что позорное пятно судимости должно закрывать им вход во власть.

С. Бых, председатель регионального отделения политической партии «Яблоко»:

— С одной стороны обвинительный приговор это наказание, вне зависимости, условный это срок или реальный, предусматривающий лишение свободы. Другой вопрос, соответствует ли тяжесть совершенного преступления назначенному наказанию? Видимо, приговор был смягчен в связи с сотрудничеством депутата со следствием. Но, судя по обсуждению новости, это обстоятельство не нашло понимания у избирателей.

Записала Т. Вышковская.