Участники экспедиции на Шумшу.
Участники экспедиции на Шумшу.

Темой пресс-конференции, которую недавно провело областное министерство культуры и архивного дела, стали итоги экспедиции отряда регионального отделения общероссийского общественного «Поискового движения России» на остров Шумшу.

Как известно, с 1985 года в Смирныховском и с 2014-го в Северо-Курильском районах, где проходили ожесточенные бои второй мировой войны, ведется поиск останков геройски погибших советских военнослужащих с целью увековечения их памяти, а также сбор ценных исторических материалов для будущих музейных экспозиций.

По словам начальника отдела охраны объектов культуры Елены Савельевой, министерство планирует такую работу, дает технические задания и военно-патриотическому фонду «Пионер» во главе с Игорем Горожаниновым (место его ежегодной дислокации – Смирныховский район), и экспедиционному отряду Артема Бандуры (ныне он в третий раз обследовал Шумшу). В нынешнем году из областного бюджета на поисковые цели выделено 4,5 млн. рублей.

– Экспедиция была сложной: из-за транспортной проблемы контейнер с основным оборудованием до Парамушира не дошел, – рассказал А. Бандура. – Но мы справились. Через Второй Курильский пролив переправились на Шумшу на рыбацкой шхуне. На автомобиле за три часа преодолели более 35 километров, добираясь с юга на северо-восток острова. На мысе Курбатова, после того как служители маяка приняли нас на постой, мы сразу же обследовали место высадки десанта. Первые находки – именной котелок и фляжка – оказались утерянными вещами солдат, которые в списках погибших не значились.

На следующий день возле танковой башни участники экспедиции увидели японскую каску и рядом нашли останки воина. Сделав большой раскоп, обнаружили санитарное захоронение шести сержантов императорской армии. На то, что трое из них танкисты, указывали остатки кожаных шлемов. Рядом лежала поврежденная взрывом винтовка «Арисака».

В хорошую погоду участники экспедиции углублялись в траншею под высотой, где установлен мемориал и где в прошлый раз были найдены останки шести советских бойцов. На этот раз, убрав мусор и остатки старых памятников, они наткнулись на ящики с боеприпасами, противогазы, винтовки «Арисака» и останки двух японских солдат. Найдены личный жетон и печать с фамилией Фукудо (предварительный перевод), заржавевшие образцы военного вооружения, сержантский меч «син-гунто». Траншея вела в недостроенную подземную галерею, где члены отряда обнаружили останки третьего японца, судя по уцелевшей петлице – унтер-офицера, а также очки и кисточки для написания иероглифов.

Несколько дней поисковики собирали на острове взрывоопасные предметы. Трава шла в рост, что сильно усложняло поиск павших советских бойцов. Но однажды от члена экспедиции Сергея Радченко отряд услышал долгожданное: найдены каска и останки нашего солдата. В ходе боев высота переходила из рук в руки. Во время очередного штурма погибли два красноармейца и краснофлотец. Были найдены ложка, на которой нацарапано «1942 год», и пуговица с якорем.

На мысе Безымянном (Такеда) в годы войны находился дот с японским противотанковым орудием. Оно прямой наводкой било по подходящим десантным судам. В 2014-м в этом бетонном сооружении отряд Артема Бандуры обнаружил останки японских солдат. Вероятно, в том же году дот был уничтожен большим зарядом взрывчатки. Бетонное сооружение разлетелось на множество кусков, от сильного пожара земля до сих пор красная. В дождливый день участники экспедиции решили разобрать завалы и сделать раскоп в надежде найти японское орудие. И им повезло: сначала показался ствол небольшого бронетанкового орудия, которое за два дня боевых действий нанесло большой урон нашим десантникам. Из обломков бетона извлечены фрагменты этого орудия.

В центральной части острова члены отряда обнаружили японскую батальонную пушку калибра 70 мм, а на перекрестке дорог в 500 метрах от реки Озерной – столбик, а рядом табличку без надписи. Краевед и историк Игорь Самарин рассказывал, что в списках боевых потерь 119-го отдельного саперного батальона 101-й стрелковой дивизии значится Василий Григорьевич Чуркин, 1918 года рождения, старший сержант, командир отделения саперов. Он был убит 18 августа 1945-го и похоронен у третьего моста по дороге в селение Катаока. Однако это воинское захоронение в районе поселка Савушкина было утрачено.

Заложив контрольный шурф, на двухметровой глубине поисковики наткнулись на деревянный ящик, возможно, гроб. Данные об этом переданы в министерство культуры и архивного дела. В случае необходимости будет проведена эксгумация. Быть может, это и есть последнее пристанище старшего сержанта В. Чуркина.

За три недели участники экспедиции обследовали, помимо береговой полосы, где высаживался советский десант, и района возле маяка на мысе Курбатова, сам остров, а также с. Байково, о. Парамушир. Найдено множество предметов, представляющих историческую ценность: каски, котелки и фляжки советских воинов. На одной из них нацарапано «Сас». В списках погибших 180-й отдельной артиллерийской дивизии значится Михаил Федорович Сас, старший краснофлотец, сигнальщик, 1918 года рождения.

Не исключено, что на мысе Курбатова есть захоронение советских солдат, которое предстоит найти с помощью георадара. Правительство области выделило средства на приобретение такого оборудования.

Поисковики пополнили коллекцию японского оружия: обнаружены пистолеты револьвер Хино. Уникальной находкой стал огнемет. Ранее в военных источниках не встречалась информация о применении на острове такого вида оружия. Найдены обломки самолета.

Как сообщили участники пресс-конференции, останки 12 японских воинов будут переданы японской стороне, а прах советских героев с почестями захоронен в мемориале.

Л. Степанец.