Это и его Великая Победа. Холмчанин Николай Ступак с боями прошагал пол-Европы

Нынешний Год памяти и славы, посвященный 75-й годовщине Великой Победы, о многом напомнил первому почетному гражданину г. Холмска, участнику Великой Отечественной войны Николаю Ступаку.

В 1941-м, когда фашисты вероломно напали на Советский Союз, ему было пятнадцать лет. Окончив семь классов, он работал в колхозе родного села Старая Краснянка Саратовской области и жил в ожидании призыва.

В марте 1943-го Николай стал красноармейцем. Несколько месяцев в школе снайперской подготовки осваивал навыки стрельбы, основы маскировки, скрытного и максимально бесшумного передвижения. Вырабатывал твердость руки, учился читать топографические карты, определять дистанцию до цели и плавно нажимать спусковой курок, а еще – корректировать выстрел в зависимости от силы и направления ветра.

Николаю запомнились слова из памятки снайперам 1942 года издания: «Не торопись открывать огонь, пока не изучишь тщательно местность, в особенности пути передвижения врага… Стреляй только наверняка».

Свой первый бой Николай Ступак принял под белорусским Белостоком.
– Нам очень тяжело было передвигаться в лесу, где немцы создали завалы, – рассказывал он. – Пни по пояс, стволы лежат… Страшно мне было, тяжело на сердце.

Я же до этого не воевал, никого не убивал… Потом обстрелянный стал, привык. Знал, где, когда и как можно спрятаться, чтобы себя сберечь, что можно, а что нельзя.

– На войне ведь как: на позицию для скрытой стрельбы вышел – ты снайпер, а во всем остальном – пехота. Как в песне поется: «Сотню верст прошагал, и еще охота», – шутит ветеран.

Он воевал в составе Белорусского, 1-го Украинского и Прибалтийского фронтов, освобождал Ригу, Варшаву.

– Мы тогда уже в Европе воевали, – рассказывает Николай Ступак. – Ночь, и вдруг пропадает связь. Одного бойца послали искать обрыв – не вернулся, второго – тоже не вернулся. Командир батальона говорит: «Надо обязательно связь восстановить» и отправляет меня. Темень, дождь льет. Шел я, как говорится, по шнуру – держу в руке кабель и по нему ориентируюсь. Подхожу к забору, отодвигаю его, нахожу обрыв и вдруг боковым зрением вижу – сверкнуло лезвие ножа. Оказалось, там немец, а рядом – мои убитые товарищи. Мы-то давно поняли, лезвия бликуют, и красили их черным, а немец этого не сделал, и я его обнаружил. Из автомата ударил очередью. Врага на землю уложил, руки ему скрутил, потом устранил обрыв проводов. Вобщем, связь восстановил и пленного привел.

Кенингсберг называли щитом и мечом Германии. Здесь готовились кадры для германских войск, здесь были лучшие в мире обучающие полигоны для солдат. Гитлер велел удерживать крепость до последнего солдата. В городе висели листовки такого содержания: «Кенингсберг не будет взят никогда». СС и гестапо расстреливали тех солдат и офицеров, кто самовольно пытался оставить позиции или сдаться в плен.
Военная наступательная операция Красной Армии длилась с 6 по 9 апреля 1945-го.

Артиллерия и авиация в течение четырех дней разрушали оборонительные сооружения города-крепости, отличились и другие рода войск. Сообща они сломили упорное сопротивление врага. Приближал победу над неприступной твердыней и пехотинец Ступак.

А потом в судьбе Николая была историческая встреча: американская армия, наступавшая с запада, и Красная Армия, наступавшая с востока, соединили свои силы на реке Эльбе в Саксонии. Это почти в ста километрах к югу от Берлина.

– Мы наступаем и в какой-то момент понимаем, что на берегу тишина, – вспоминал Николай Ступак. – Присматриваемся, а там далеко виднеются какие-то флаги. И тут нам говорят, что, вроде бы, американцы к Эльбе с той стороны уже подошли. Сначала меня поразило, что они не стреляли и даже помогали немцам выбраться на берег. А позже понял: враги сдаются.

Участвовал Николай и в штурме столицы Германии. Но самое радостное событие для ветерана, как и для всего советского народа, датировано 17.00 8 мая 1945-го. По среднеевропейскому времени, когда в Москве уже наступило 9 мая, был подписан акт о безоговорочной капитуляции нацистской Германии.

– Погода была чудесная, солнышко, тепло, светло,.. – вспоминал Николай Ступак. – С американцами мы здоровались, обнимались, не зная языка друг друга, разговаривали, больше, жестами. Помнятся улыбки и хорошее отношение друг к другу, солдаты встретились будто родные братья. Наши командиры объявили: «Все, ребята, война кончилась. Гуляйте!». И мы целый месяц на Эльбе стояли, отдыхали, веселились, одним словом, отпуск получился. А потом нам сказали: «Служба у нас еще не окончилась, продолжаем трудиться». Начались обычные военные будни.

На Сахалин двадцатилетний фронтовик прибыл в 1946 году для прохождения воинской службы. К тому времени его ратный труд был отмечен медалями «За освобождение Варшавы», «За отвагу», «За взятие Берлина», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.» и двумя высшими солдатскими орденами Славы II и III степени.

В апреле 1950-го Николай демобилизовался. С той поры и по сей день живет в Холмске. Работал машинистом на целлюлозно-бумажном комбинате. За добросовестный труд и досрочное выполнение заданий пятилетки в 1971-м ему вручили орден Октябрьской революции. Вот такой это замечательный человек.

Людмила Николаева.