«Фатальный человек». Образ сахалинского каторжанина Ивана Ювачева в современной литературе

Иван Ювачев.

Каторгу на Сахалине отбывали 54 политкаторжанина, но, пожалуй, наиболее полно освещена в литературе жизнь Ивана Ювачева (1860 – 1940). Первым о нем написал Антон Чехов в книге «Остров Сахалин»: «В Рыковском есть школа, телеграф, больница и метеорологическая станция им. М. Н. Галкина-Враского, которою неофициально заведует привилегированный ссыльный, бывший мичман, человек замечательно трудолюбивый и добрый; он исправляет еще также должность церковного старосты».
В момент встречи с Чеховым 16 августа 1890 года Ювачеву было 30 лет. Позже под псевдонимом «И. Миролюбов» он напишет воспоминания «Восемь лет на Сахалине». Мемуары вышли в свет в 1901 году в типографии Алексея Суворина.
В наше время большую работу по восстановлению памяти об этом талантливом человеке ведет петербургский журналист Николай Кавин. В архиве Тверской области он разыскал, подготовил к печати и в 2014 году издал в двух томах «Сахалинские дневники» Ювачева.
Жизнь российского общества в этих дневниках оказалась настолько интересно описанной, что Кавин стал готовить к печати «Собрание дневников» сахалинского каторжанина в 10 томах. В московском издательстве «Галеев-Галерея» пока вышло 8 томов. До Сахалина они еще не дошли. Областная универсальная научная библиотека располагает пока лишь двумя первыми томами, повторяющими «Сахалинские дневники» 2014 года издания.
Вместе с М. Махортовой, правнучкой Ювачева, Кавин создал документальный фильм о каторжанине, примерив на себя роль Ивана Павловича.
Новая работа исследователя – документальная повесть «Фатальный человек» опубликована на 52-х страницах журнала «Звезда» № 3 за 2020 год в разделе «Люди и судьбы». Повесть знакомит с историей жизни Ивана Ювачева, революционера-народовольца, сына полотера императорского Аничкова дворца в Петербурге, писателя, гражданина России. Его жизнь была полна трагическими событиями.
В 1883-м Ювачева арестовали за создание революционного кружка морских офицеров и заключили в Трубецкой бастион Петропавловской крепости, затем в Шлиссельбургскую крепость. Поражает его стойкий характер, любовь к жизни. Чтобы не сойти с ума в одиночной камере, он мысленно читал воображаемым слушателям лекции по любимым предметам – математике, астрономии, физике, сочинял стихи, изучал и переводил Евангелие, чуть слышно пел арии из любимых опер и нередко доводил себя до слез.
Смертную казнь ему заменили 15-летней каторгой. Сахалин казался Ювачеву лучше одиночной камеры. Там чистый воздух, полезная работа и главное – люди.


В селе Рыковском (ныне Тымовское) Ювачев ходил с наполовину бритой головой, жил в тюрьме, позже в съемном доме. Был бревнотаском, строил церковь. Ее здание в перестроенном виде сохранилось до нашего времени как сельский Дом культуры.
Иван Павлович выполнял поручения сахалинского начальства: делал промер морской бухты, вел съемку местности, составлял лоцию Татарского пролива… Чехов назвал его добрым человеком. Ювачев не раз обращался к начальнику Тымовского округа А. Бутакову по поводу облегчения жизни каторжан на строительстве онорской дороги, защищал людей от жестокости смотрителя тюрьмы Ф. Ливина, писал прошения всем, кто об этом просил.
В 1895 году Ювачеву разрешили покинуть Сахалин, но запретили жить в столице. Он остановился в Приморье. В январе 1899-го Ивану Павловичу было даровано помилование с возвращением всех утраченных прав. Домой он вернулся верующим человеком. Много работал, ездил по стране, побывал в Палестине, печатался в «Историческом вестнике».
Биография Ювачева советского периода не была особенно яркой. Он занимал незначительные должности в управлении народных сберегательных касс, работал бухгалтером на строительстве Волховской ГЭС и в архиве. В 1930-е в свои 70 лет был бодрым, по-прежнему энергичным человеком, персональным пенсионером, членом общества политкаторжан. В голодные годы получал персональный паек и делил его между родственниками и знакомыми.
У него двое детей: Елизавета и Даниил. Сын писал стихи под псевдонимом Даниил Хармс, жил на средства отца в его квартире, спал до обеда, потом уходил неизвестно куда, с родителем не разговаривал. Друзья Даниила – «представители крайних течений в литературе, театре, искусстве» – частенько собирались в квартире Ювачевых. Под хохот и крики до поздней ночи продолжались их шумные сборища. Некоторые гости оставались ночевать. Так что покоя Ивану Павловичу не было.
Умер он 17 мая 1940 года, похоронен на Волковском кладбище на площадке народовольцев.
Почему современники называли его «фатальным человеком»? На этот вопрос Николай Кавин не дает ясного ответа, быть может, потому, что изучение жизни и литературного творчества Ювачева только начинается. Будут переизданы книги, рассказы, статьи этого удивительного человека. Повесть «Фатальный человек» с описанием интересных событий столетней давности – тому начало.

Вера Борисова, главный библиотекарь южно-сахалинской центральной городской библиотеки им. О. П. Кузнецова.