1975 г. Вручение ордена Трудового Красного Знамени за заслуги и в связи с 50-летием «Советского Сахалина». Орден прикрепляет к знамени первый секретарь Сахалинского обкома КПСС П. Леонов. Знамя держит редактор газеты «Советский Сахалин» В. Парамошкин.

«Советский Сахалин» продолжает публиковать материалы, посвященные юбилею – 95-летию со дня выхода первого номера газеты.

Февраль 2014 года. В мой почтовый ящик вложен, без моего разрешения, номер одной из местных газет, спецвыпуск – цветной и разнаряженный. Через силу стал читать. Большего идиотизма и неуважения к читателям встречать не приходилось. Судите сами: страницы густо усеяны снимками, где в центре каждого – губернатор Хорошавин! Я посчитал – 24 снимка! Уверен, ни в какой Гваделупе не найдешь, чтобы в одном газетном номере – 24 фото, изображающих вождя племени… Спрашивается, эту газету смастерили уважающие себя журналисты или лакеи?
Даже в Библии, одно из предназначений которой – прославлять Христа, если взять несколько страниц (равных по площади этому спецвыпуску), так имя Иисуса Христа встретится раза два-три, а тут – 24 Хорошавина! Неужели не понимали журналисты, что ведь только кашу маслом не испортишь, а обилием иконообразных начальственых фоток можно вполне испортить любую «кашу», даже спецвыпуск!
Для сравнения: знаменитый на весь мир иконостас Казанского собора во славу Христа (имеющий, кстати, каноническое устроение) содержит 24 иконы в деисусном ряду, – ровно по числу фотографий бывшего инструктора Охинского горкома КПСС! Надо же, прямо-таки промыслительное совпадение! Правда, есть неувязочка: в деисусном ряду (называемом еще апостольским чином) изображение Христа среди 24-х икон встречается… сколько раз? Всего один! Один!!! Остальные 23 иконы изображают других персонажей Библии – Богородицу, Иоанна Предтечу, апостолов, других подвижников церкви из числа Святых Отцов…
Этот номер на «солидной» мелованной бумаге. Тираж о-го-го! – 50 000 экземпляров, отпечатан за морем, во Владивостоке. Это ж сколько сотен увесистых пачек (и за какие казенные деньжищи!) доставлялись могучими авиакрыльями на остров? Потом надо было нанимать людей и гонять их по этажам, чтоб распихивали в 50 тысяч ящиков по номеру, и неужели – за бесплатно? В выходных данных газеты, например, четко написано: «Распространяется бесплатно». Поэтому задаю вопрос: за чей счет «бесплатно» распространялась газета про «Бога Сахалинской области»?
…Вспоминаю случай 45-летней давности. Аэропорт, приезд заместителя председателя Совета Министров СССР В. Дымшица, которого встречает группа во главе с первым секретарем обкома П. Леоновым. Делаю снимок для первой страницы «Советского Сахалина». На фото – гость из Москвы и руководители области.
А через пару недель новое задание: заснять участие Леонова в ленинском субботнике. На строительстве здания, где работает бригада Героя соцтруда Михаила Андреевича Титякова, среди строителей вижу первого секретаря обкома, он в сапогах, брезентовых рукавицах; в то же время чуть распахнутая, аккуратная куртка не скрывает белой рубашки с галстуком.
Подан цемент, люди начинают работать лопатами, в центре оказался Леонов. Щелкаю, щелкаю, вот удачный поворот головы, энергичный рабочий жест, – успеваю остановить выразительный момент. Все. Теперь в редакцию. Снимок срочный, назавтра он должен быть в газете.
А через неделю – обескураживающая новость: редактору Василию Ильичу Парамошкину, которого мы очень уважали, позвонили из сектора печати ЦК КПСС, учинили раздолбон за то, что «слишком часто» печатает в газете снимки первого секретаря, нарушает принцип, который гласил: приоритет – рядовым труженикам… Было обидно, снимки же все по делу!
А вскоре опять не рядовое событие – приезжает космонавт Герман Титов. Редактор мрачновато наставляет: будете фотографировать, так этого (он даже не называет имени, но мы понимаем – первого секретаря) не снимайте… Нет, разок щелкните и хватит, на память отдадим. А главное – космонавта побольше фотографируйте, и чтобы он среди людей был…
Снова аэропорт. Прямо у трапа Леонов обнимает космонавта и, плотно взяв его под руку, проходит с группой сопровождающих к машине. Оба садятся в черную «Волгу»… Что тут наснимаешь?
Приезжаем в редакцию, иду в фотолабораторию печатать снимки. Редактор сурово ждет в своем просторном кабинете. Сам он в белой рубашке без пиджака, сидит опираясь о край стола черными нарукавниками (нарукавники для того, чтобы пробные типографские оттиски газетных страниц не пачкали рубашку черной краской), очки недружественно посверкивают… Вот он перебрал все снимки, где Леонов с космонавтом «не разлей вода», и в голосе редактора рокочет нарождающаяся гроза: «Где еще?».
– Василий Ильич, так Леонов ни на сантиметр от космонавта не отходил!
В ответ Парамошкин рявкает:
– Чепигу сюда!
Появляется художник Володя Чепига – молодой, высокий, энергичный с импозантной черной бородой. Редактор указывает на ворох снимков:
– Чепига! Можешь эту… эту голову (показывает на первого секретаря обкома) убрать отсюда… закрасить… совсем… замазюкать?..
Художник, перебирая снимки, раздумчиво теребит длинными пальцами бороду. Вот снимок, где в группе из шести человек, идущих от трапа самолета, Леонов заметно перекрыт, и потому его голову можно заретушировать без ущерба для снимка. Володя Чепига присматривается к нему:
– Э-э-э… вот тут, в общем, получится, Василий Ильич.
– Идите и делайте, – заканчивает разговор шеф.
Вдвоем уходим по широкой, красной ковровой дорожке. У выхода меня «озарил юмор», дай, думаю, рассмешу. Поворачиваюсь: «Василий Ильич, если только голову убрать, то голов останется пять, да? А ног-то – двенадцать!».
Реакция яркая:
– И-но-о-оги-и-и-и!!! – Черные нарукавники взрывают воздух над головой редактора.
…Даже в дурном сне не могу себе представить, чтобы 24 фотоснимка Леонова напечатали в одном (!) номере газеты. Ясно же было сказано: приоритет – рядовым труженикам.

Валерий КАРНАУХОВ.