1890-е годы. Нивхи во время рыбной ловли. Фото Бронислава Пилсудского.

В 20-е и 30-е годы прошлого века был призыв — «За ленинскую национальную политику». Его сахалинские журналисты избрали своей постоянной рубрикой, под которой публиковались материалы о жизни народностей Севера. Сейчас мы изумляемся тому скачку, который произошел в сознании нивхов, эвенков, орочей, в считанные годы шагнувших от общинно-родовых отношений к социалистическим.
Чтобы зрительно ощутить, сколь велика разница между тем, что было, и тем, что есть, достаточно привести такой пример.
Девяносто пять лет назад редакция поместила заявление нивхов в райохотсоюз с соблюдением их стиля и орфографии.
Я гиляк Маркин прошу покорно благодарся если возможно дробовой рузия калибер 20 или 16 го то передайтеся гражданину таварису гиляку Пимке председателю.
В 1963 году редакция опубликовала фотографию, на которой были запечатлены вместе космонавт Юрий Гагарин, старейшина советской литературы Константин Федин и первый нивхский писатель Владимир Санги. В последующие годы многие произведения Санги впервые увидели свет на страницах «Советского Сахалина».
Мало кто знает, что уже в 1930 году с Сахалина на северный факультет Ленинградского Восточного института было послано пять человек. Это Уткин и Ланжеро из Чайво, Мария Кофкан из Ныйво, Семройден из Чирво и Чурка из Ноглик. Ланжеро после учебы работал председателем рыболовецкой артели в Чайво. Чурка был членом Дальневосточного краевого комитета комсомола, назначался членом редколлегии журнала «Тайга и тундра» (журналист, упоминавший об этом, отмечает, что фамилия Чурки стояла рядом с подписью профессора В. Г. Богораза), участвовал в работе пленумов комитета Севера в Москве, на Сахалине работал в районном исполнительном комитете.
А начало широкому привлечению северных народностей к культуре, образованию, умелому хозяйствованию положила Восточно-Сахалинская культбаза. В одном из сентябрьских номеров за 1931 год читаем такую информацию, полученную из Москвы:
«На последнем заседании президиума ВЦИК, состоявшемся под председательством Калинина, было заслушано сообщение председателя комитета Севера в президиуме ВЦИК Смидовича об отпуске средств на достройку культбаз на Дальнем Востоке. После обсуждения этого вопроса, в котором приняли участие Калинин, Лебедев, Шатман, президиум ВЦИК поручил Совнаркому РСФСР при рассмотрении бюджета на 1932 год учесть соображения комитета Севера о постройке 4-х культбаз на Дальнем Востоке».
Сахалинские журналисты сразу же взяли культбазу под свою опеку: «Превратим Восточно-Сахалинскую культбазу в мощный рычаг проведения национальной политики, в настоящего помощника партии по реконструкции туземного хозяйства». Выступления газеты нередко были остры, нелицеприятно критиковали тех, кто умалял значение культбазы в жизни нивхов и эвенков, тормозил строительство школ, медпунктов, благоустроенных жилищ для народностей Севера. Вполне сознавая общие трудности в развитии хозяйства и культурного строительства тех лет, газета настойчиво требовала особенного внимания к малым народностям.
С гордостью и радостью газета отмечала те перемены, которые происходили в жизни нивхов и эвенков, их стремление к общественному труду, культуре, новому быту. Безусловно, приводимые газетой факты имели неоценимое пропагандистское значение.
«Семь национальных рыболовецких артелей вынести на своих плечах самый тяжелый период путины, когда на промыслах отсутствовали рабочие руки и цинга день за днем косила людей. Часть из этих артелей показала настоящие образцы коммунистического труда, а вообще работа их нисколько не уступала профессиональным русским артелям. Среди этих гиляцких артелей, а также среди ряда стойбищ создалось большое тяготение к культурному образу жизни, к заведению хороших жилищ, школ и медпунктов, о чем туземное население вынесло несколько постановлений».
В декабрьском номере «Советского Сахалина» за 1930 год довелось прочитать о том, что «дети туземцев оказались хорошими художниками. Они мастерски владеют карандашом и ножницами и, на удивление всем учителям, без всякого усилия вырезают из клочка бумаги в один прием оленя в упряжке и картину тайги, рисуют горы и море, палатки и юрту, охоту на медведя, на дикого оленя, на уток и т. д.». Кстати, ученики Ногликской школы-интерната вместе с письмом А. М. Горькому в 1933 году вложили в конверт свои рисунки и вырезки, чем немало порадовали великого писателя.
В своем ответе сахалинским ребятам Алексей Максимович писал: «Вы — дети племен, у которых не было грамоты… И вот вы учитесь, а через несколько лет сами будете учителями и вождями ваших племен, откроете перед ними широкую, светлую дорогу ко всеобщему братству рабочего народа всей земли. Вот в этом — великая радость для меня и для вас».
Нивхи, эвенки быстро поняли выгоды коллективизации, охотно записывались в колхозы. Среди них выдвигались свои передовики труда, умелые организаторы, убежденные пропагандисты советского образа жизни. Наряду с русскими, украинцами они избирались в Советы, занимали заметные должности в партийных, советских и профсоюзных органах. В 1930-е годы широко было известно имя Тамары Ивановны Урзюк, награжденной орденом Трудового Красного Знамени, депутата областного Совета. Она не раз выступала в газете, рассказывала журналистам о своих товарищах по труду. Колхоз в Чир-Унвде был одним из самых крепких на Сахалине, а возглавлял его коммунист, подлинный интернационалист Елисей Матирный. Память об этом замечательном человеке до сих пор жива среди нивхов. «Советский Сахалин» посвятил ему очерк «Подвиг Елисея Матирного».
В конце 1950 годов на страницах газеты все чаще стало появляться имя нивхского рыбака Пайтана Герасимовича Чайки. Вскоре ему было присвоено звание Героя Социалистического Труда. Журналисты любят беседовать со знатным рыбаком, наблюдать за работой его бригады, и мало кто отказывается от соблазна воссоздать потом в очерке его колоритную фигуру.
Опыт, накопленный журналистами по работе с малыми народностями Севера, оказался чрезвычайно полезным, когда после 1945 года на остров стали приезжать тысячи людей, представителей самых различных национальностей. Только в одном рыболовецком колхозе «Дружба» Поронайского района работали представители 14 национальностей. На нефтяных промыслах Охи трудились башкиры, азербайджанцы, татары, в совхозах — украинцы, чуваши, мордва…
Большим личным праздником для каждого сахалинца стал 50-летний юбилей образования Советского Союза, которому были посвящены многие трудовые свершения жителей области. Газета рассказывала об этом. Очень заметны были публикации целых страниц, посвященных всем республикам Страны Советов.

(Редакционный архивариус).