Густо выросла капуста. Морская. Вот только собирают ее на Сахалине не слишком охотно

В преддверии очередной лососевой путины осталась почти незамеченной еще одна традиционная для Сахалина промысловая кампания — добыча японской ламинарии. В начале мая полтора десятка островных рыболовецких предприятий вышли на заготовку морской капусты, как обычно называют эту пищевую водоросль.

Канза, и только
Кампания по добыче ламинарии обещает быть масштабной. В 2020 году Сахалино-Курильское территориальное управление Федерального агентства по рыболовству рекомендует добыть 23,3 тысячи тонн ламинарии. Основные объемы добычи приходятся на Восточно-Сахалинскую промысловую подзону — 18,5 тыс. тонн.
Ламинария — это прежде всего йод, дефицит которого испытывает население практически всех российских регионов. Собственно, этим и объясняются производственные интересы к добыче и переработке пищевого сырья. Традиционный для восточной кухни салат из морской капусты давно уже занял свое законное место на отечественной продуктовой полке.
В этом году сахалинский климат оказался весьма благосклонным к ламинарии, произрастающей в прибрежной полосе юго-западного побережья. Зелено-бурые ленты можно видеть практически у самого берега, а основные заросли располагаются на глубине 4 – 10 метров. Капуста нынче выросла крупная, длинная, полная калия, магния, йода и прочих полезных микроэлементов. Достаточно отойти совсем недалеко от берега, и можно косить морскую капусту, пока не надоест. В смысле, добывать ее с лодки при помощи нехитрого приспособления под названием канза — этакого длинного шеста со специальной метелкой из железных прутьев.
Технология добычи проста: опустил канзу в самую гущу, намотал побольше водорослей, вырвал их с корнем и вытащил на поверхность. В общем, никакой романтики, сплошной тяжелый наемный труд. Оттого-то на добычу морской капусты идут в основном молодые и сильные. При хорошей погоде и богатых зарослях за день можно заготовить от полутора до двух тонн ламинарии.
Никаких особых методик при добыче ламинарии бригады не применяют: выбрали водоросли на одном месте — перемещаются на другое. И так пока не обойдут свой участок. На оставленные проплешины внимания не обращают: успокаивают себя тем, что канза — не запрещенная водорослевая гребенка, что-нибудь после нее да останется. А на восстановление ламинарии потребуется не так уж много времени — всего два года.
Можно бы два года и подождать, но делать этого иным промысловикам ужас как не хочется. Зато хочется собрать ламинарию здесь и сейчас. Прошли времена, когда на юго-западном побережье морскую капусту собирали, стоя по колено в воде: нынче без водолазного костюма, пожалуй, за ламинарией и не сунешься. Так, может быть, есть смысл сосредоточить промысловые усилия на юго-восточном побережье, а не добивать остатки на юго-западе?
Может быть, в будущем так и будет, а пока ничего на юго-западе не меняется. Добытую здесь морскую капусту отправляют на переработку в Невельск — так ближе, чем везти ее в тот же Южно-Сахалинск или Долинск. Ламинарию моют, шинкуют и замораживают в брикеты. Потом из этого сырья будут готовить салаты, использовать его в кондитерских изделиях и применять в фармакологии.
В отличие от юго-западного побережья, где планируемые объемы обычно выбирают полностью, на юго-востоке острова добыча морской капусты пребывает в затяжном кризисе. В прошлом году, например, рекомендованные наукой 18 тысяч тонн ламинарии практически остались нетронутыми. Перерабатывающих мощностей здесь нет, а везти капусту в тот же Невельск — предприятие заведомо убыточное.
Чуть лучше ситуация в 2020 году: на юго-востоке в мае заготовили около 70 тонн ламинарии. Может быть, заготовили бы и больше, но подошла лососевая путина, и морская капуста отошла на задний план. Для предприятий предпочтительней добывать то, что пользуется спросом и выгодно продается. От горбуши с кетой пока еще никто не отказывался, а ламинария подождет…

Попробуем?
По оценкам специалистов, запасы японской ламинарии в Сахалинской области превышают 800 тысяч тонн. При рекомендованных объемах от 10 до 40 процентов ежегодная добыча ламинарии может достигать 300 тысяч тонн. Правда, цифра эта имеет скорее теоретическое, нежели практическое значение. Основные запасы ламинарии сосредоточены на южных Курилах, причем по большей части в природоохранных зонах, куда промысловиков элементарно не пустят. Но даже если рассчитывать на ламинарию, которую можно добыть в общедоступных местах, объемы могут доходить до 30 – 40 тысяч тонн.
Другое дело, как заготовить впрок такое количество ламинарии? А главное, куда потом ее реализовать?
Лет сорок назад ламинарию охотно покупала соседняя Япония. Брала практически за бесценок, зато много. Сахалинским запасам морской капусты в те годы был нанесен заметный урон. Прошли годы, запасы восстановились и даже приумножились, заодно заметно улучшился и пограничный контроль в южной части Охотского моря. И зарубежный покупатель как-то вдруг потерял интерес к сахалинской ламинарии. В прошлом году, например, как сообщили в Сахалинской таможне, за рубеж не было вывезено ни одной тонны морской капусты.
— Сегодня на Хоккайдо практикуется искусственное разведение ламинарии, — отмечает заместитель директора Сахалинского филиала ФГБНУ «ВНИРО» («СахНИРО») кандидат биологических наук Дмитрий Галанин. — Там специально усыпают дно камнями, чтобы создать для морской капусты среду обитания, даже занимаются прополкой — убирают другие виды водорослей, то есть в прямом смысле занимаются морским огородничеством. На Сахалине же восстановлением ламинарии не занимаются. Правда, лет тридцать назад на юго-западном побережье проводились подобные работы, но только в плане эксперимента. Продолжения они не имели. Ламинария сама по себе достаточно быстро восстанавливается, и, если использовать участок разумно, морской огород будет давать урожай на протяжении многих лет.
Все это хорошо, но… Как вернуть рыболовецким предприятиям интерес к добыче морской капусты? Как увеличить производство и реализацию сырья? Как заинтересовать инвесторов, готовых затратить на строительство перерабатывающих мощностей десятки и сотни миллионов рублей?
Вопросы, вопросы… Без государственного участия, пожалуй, их не решить. Так, может, пришло время попробовать вернуть добычу ламинарии в разряд доходных промыслов?
Не грех бы попробовать.

Сергей ЧЕВГУН.