Гвозди бы делать из этих… Да запросто! Но сначала затонувшие суда необходимо поднять со дна

28

О проблеме утилизации брошенных судов мы рассказывали в материале «Корабли постоят и ложатся. На дно…» (см. «Советский Сахалин», № 55 от 10 августа 2021 г.). С тех пор прошло больше года. Что изменилось за это время?

Прежде всего, очистка акваторий от затопленного железа начала обретать контуры реального дела. Пришло время собирать то, что годами накапливалось в бухтах и бухточках Магадана, Камчатки, Сахалина…

Брошенного железа на Дальнем Востоке много. Но поднимать его со дна морского – мероприятие весьма дорогое, десятки и сотни миллионов рублей. И до недавнего времени не было соответствующего закона, регламентирующего подъем государственных и частных затонувших кораблей с последующей их утилизацией.

По словам губернатора Валерия Лимаренко, очистка сахалинских акваторий от затопленных судов это решение не только экологических проблем, но и вопроса модернизации морских портов. А это, в свою очередь, необходимый этап на пути дальнейшего развития туристического бизнеса.

Балкер-бедняга

Одной из достопримечательностей, в свое время попавшей в сахалинские СМИ, стал китайский балкер «Синь Янь» («Заветное желание»), севший в Холмске на мель 6 декабря 2021 года. Почти год он простоял у берега, привлекая любителей селфи. Однако всему свое время, в том числе и балкеру. Совсем скоро официально судно будет считаться затонувшим имуществом. И его можно будет на законном основании из акватории удалить. В полном соответствии с федеральным законом ¹ 470-ФЗ, вступившим в силу в марте текущего года.

Под удалением затонувшего имущества документ подразумевает подъем судна из воды либо снятие его с мели с последующей транспортировкой и уничтожением любым безопасным способом.

Согласно принятому закону, организацию и выполнение работ должен обеспечить непосредственно сам собственник плавсредства. Однако в определенных случаях участие в этом может принимать администрация порта или орган исполнительной власти субъекта РФ, к побережью которого ближе всего расположено вышеозначенное имущество.

Ближе всех к севшему на мель балкеру оказалась Сахалинская область. Вот ей-то и предстоит заниматься удалением иностранного имущества из российских вод. Официально приступить к этому ответственному делу можно будет уже в декабре. Об этом нам сообщили в региональном министерстве транспорта и дорожного хозяйства.

— Определить дальнейшую судьбу судна, севшего на мель, должен был сам владелец. Это его прямая обязанность. На это дается год. В случае с «Синь Янем» получилось по-другому. С нашей стороны предпринимались попытки вести соответствующие переговоры с владельцем, однако определенных результатов нет, — прокомментировал ситуацию с «Синь Янем» заместитель министра транспорта и дорожного хозяйства Максим Жоголев.

Сахалинцы уже занимаются судьбой брошенного судна. Недавно из судовых цистерн откачали топливо — чуть больше 100 тонн. Это необходимо, чтобы можно было заниматься резкой металла. А еще раньше отправили на родину экипаж судна — 12 человек, просидевших у холмских берегов несколько месяцев.

И вот теперь балкер длиной почти 100 метров ожидает своей дальнейшей участи. Собственно, она уже определена. В начале декабря закончится год, отведенный на то, чтобы собственник подтвердил желание утилизировать судно своими силами. И тогда с судном разберутся в соответствии с законом ¹ 470-ФЗ. А что, металла много…

Главное — начать

Проблема затонувших судов в дальневосточных портах была озвучена еще два года назад. Об этом говорили, в частности, во время рабочих поездок в ДФО председатель правительства РФ Михаил Мишустин, его заместитель Виктория Абрамченко, полномочный представитель президента РФ в ДФО Юрий Трутнев. В качестве пилотного региона была выбрана Магаданская область. Там в бухте Нагаева лежит более двух десятков судов, которых необходимо утилизировать.

В прошлом году в Магадане с небольших глубин извлекли 6 железных «утопленников». Полностью бухту собираются очистить в 2024 году.

На Сахалине пока подняли 4 судна.

— Мы первые в дальневосточном регионе приступили к разработке полной документации для подъема судов, со всеми справками и расчетами, как того и требует закон ¹ 470-ФЗ. В таком объеме задания на судоподъем в ДФО еще никто не делал, — говорит Максим Жоголев. – В Магадане имеют дело с государственным флотом, местному бюджету предоставляются субвенции. Мы же работаем с частными судами. А это отнюдь не одно и то же.

Работа над проектом разделена на два этапа. На первом этапе сотрудники министерства занимались изысканием и проектированием будущих работ. Немало времени ушло на составление реестра затопленных судов и определение их владельцев. И здесь незаменимыми помощниками стали капитаны сахалинских портов. Именно у них хранятся перечни судов, которые затонули в акватории или оказались брошенными их владельцами.

На сегодняшний день подготовлена документация на обследование уже 20 судов. И это только начало. Счет идет на десятки плавсредств. В прошлом году на Сахалине и Курилах насчитали 34 затонувших судна, в этом году список был дополнен. Всего же до 2025 года предстоит поднять и разрезать на металлолом 52 судна. Работы по судоподъему будут проходить в Невельском, Корсаковском, Холмском, Поронайском, Южно-Курильском и других районах области.

Подъем и утилизация судов — это уже второй этап проекта. Как и в случае с изысканиями и проектированием, исполнителей будут подбирать по итогам конкурса. Работы будут осуществляться в соответствии с подготовленной документацией. В ней будут прописаны способы и средства удаления затонувшего имущества, последовательность действий, а также требования к безопасности их проведения. Участники конкурса будут обязаны полностью соответствовать требованиям, иначе поднимать суда им не доверят.

Государство обещает выделить средства для поддержки судоподъемных работ в ДФО — до одного миллиарда рублей. Именно такую сумму перечислят до конца 2024 года, когда по планам должен завершиться проект по очистке акваторий от металлолома. А кроме того, определенные суммы будут выручены от реализации металла, что тоже не следует сбрасывать со счетов.

Правда, слишком прибыльным делом утилизацию судов не назовешь, но определенный доход она дает. А главное, убирая затонувшие суда,  Сахалин улучшает свою экологию. Это дорогого стоит.

Сергей ЧЕВГУН.

52 затонувших судна предстоит поднять и разрезать на металлолом на Сахалине и Курилах до 2025 года.