В театре творят, выдумывают, пробуют как бы несколько театров - и кукольный, и драматический, и театры танца, песни, пантомимы...
В театре творят, выдумывают, пробуют как бы несколько театров — и кукольный, и драматический, и театры танца, песни, пантомимы…

Сахалинский театр кукол отметил 35-й день рождения.

За многие годы  знакомства у театра кукол образовался такой кредит доверия, что, если он пообещал выдать по юбилейному поводу  необыкновенный концерт, можно верить с закрытыми глазами. В праздничной  программе «Искусство маленьких шагов» он рассказал о себе, своих огромных возможностях и фантастических мечтах.

Уже давно порушены в прах стереотипы о театре кукол на далекой российской окраине. Театр Антонины Добролюбовой  обнимает своим вниманием огромную жизнь души во времени и пространстве, литературу – от  чистейшей классики «нашего всего» (Пушкин, Чехов) до абсурдистских фантазий, от японской поэзии до нивхских сказаний. Он открывает неслышное  в «Театре  тишины» и уходящее в глубь истории на собственных «Уроках памяти». Крепко держа нити времен в руках, он вернулся к первой букве своей истории, восстановив «Маленькую фею», с которой в 1981 году начинался репертуар, и готовится  встретить 35-ю весну двумя премьерами: для больших – «Одиночество в Макондо» по роману  Г. Маркеса «Сто лет одиночества», для маленьких  –  «Космическая азбука»  по стихам сахалинской поэтессы Елены Намаконовой. Между первым и вторыми уместилась большая жизнь в 150 премьер с блестящими режиссерскими именами России – от Станислава Железкина, Антанаса Маркуцкиса, Петру Вуткарэу, Бориса Константинова, Эрдэни Жалцанова.

Вслед за Сент-Экзюпери театр осваивает «искусство маленьких шагов», проживая каждую минуту жизни как самую главную, и воспоминания о прошлом, мечты о будущем этому темпу не мешают. Под его крышей творят, выдумывают, сочиняют как будто  несколько театров сразу – помимо кукольного, драматический, театры танца, песни, пантомимы и даже немножко где-то цирк. На праздничной  сцене кукольники чуть приоткрыли бешеную суматоху закулисья, в которой рождается стройное чудо театра. С эффектами «черного кабинета» и световой живописи, от которой, сколько ни смотри,  ухает в бездну  сердце, с уморительным канканом и душераздирающим шансоном, с культом кукол – от наивных старичков-ветеранов до манерного конферансье Аполлона Поролоновича Непахнущего, прямого потомка главного духа образцовского «Необыкновенного концерта». Он удивительный и непредсказуемый, этот театр. В нем можно рассказать потрясающую историю любви на пальцах, на руках, в вальсе вееров и тонкой черной линией на светящемся экране.

35 лет – до этой цифры не дотягивает по возрасту значительная часть труппы. Он не отпускает на сторону тех актеров, кто однажды открыл его двери, и призывает через годы разлуки вернуться к себе. И привязывает невидимыми нитями к своему сердцу зрителей – от «около ноля» до седых волос. «Театр –  мой Бог, мое святое бремя» – не пафосная гипербола, но констатация факта.

Именитые коллеги дарили юбиляру наспех сочиненные в самолете Москва – Южно-Сахалинск песни и стихи. «Художнику не много нужно», – уверял любимец публики на всех континентах Андрей Князьков (санкт-петербургский чемодан-дуэт «КВАМ»): хорошая погода, на работу как на праздник, главные роли, признание, переходящее в славу, и «чтобы друг всегда был рядом, когда серьезно занеможется. А остальное – все приложится».

И. Сидорова.