Какой заказчик, такой и исполнитель. Почему контрактная система госзакупок не стимулирует качество работ и услуг

– Часть рабочих перебрось на этот подъезд, здесь уже пора начинать капитальный ремонт! Рис. Ю. ЧЕРЕПАНОВА.

«Сделаем быстро, качественно и в кратчайшие сроки» — такое рекламное обещание способно растопить сердце самого требовательного заказчика. Он даже готов подождать, если нужно, лишь бы только получить обещанное качество. Но вот строительный объект сдан, и начинаются форменные чудеса. Лишь вчера заасфальтированная дорога сегодня уже нуждается в ямочном ремонте. А только что построенное жилое здание всем своим видом намекает на предстоящий ремонт.

Меньше — не лучше
Для большинства из нас понятие «качество» — прежде всего надежность и долговечность. В той же строительной отрасли это достигается не только благодаря применению современных технологий и особых материалов, но и за счет привлечения высококвалифицированных специалистов. Иначе никакие материалы и технологии от строительного брака не спасут.
Простая, казалось бы, истина — из тех, что лежит на поверхности. Не замечают ее, пожалуй, лишь законченные идеалисты. А также муниципалитеты, выступающие в роли заказчиков многоквартирных домов. Сегодня жилых объектов строят много, в том числе и на Сахалине. Строительство преимущественно ведется в рамках реализации государственной программы по обеспечению граждан доступным и комфортным жильем.
То, что у нас наконец-то начали строить массовое жилье, просто замечательно. Другое дело – кто и как строит, а главное, с каким качеством? Вопрос отнюдь не праздный, если иметь в виду, что выбор подрядчика для муниципального строительства регламентирует закон № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Со всеми вытекающими отсюда последствиями в виде тотального посредничества при исполнении госзаказов.
Наша газета писала об этом в материале «В удушающих объятиях посредников» (см. «Советский Сахалин» № 50 от 21.07.2020 г.). Однако тема контрактов в сфере госзакупок сегодня настолько актуальна, что одной публикацией вряд ли обойдешься. Особенно если дело касается качества исполнения работ и услуг.
Что такое высококвалифицированный специалист? Прежде всего это высокооплачиваемый работник, который получает деньги за свои качественные знания и богатый профессиональный опыт. Чтобы привлечь таких специалистов к исполнению контракта, мало одного лишь желания, нужны еще и соответствующие средства. А кто их даст? Государство? Похоже, такого желания у него нет. По правилам аукциона, побеждает та организация, которая предлагает за свою работу меньшую цену. Соответственно с этим определяется и зарплата тех, кому предстоит контракт выполнять.
Рассчитывая за дешево нанять исполнителя, государство косвенно подтверждает свое желание экономить на высококвалифицированных специалистах. Принятый в 2013 году закон № 44-ФЗ фактически препятствует высокому качеству работ и услуг. А отсутствие контроля зарплатной части строительной сметы открывает широкие возможности для всякого рода финансовых нарушений. Ведь чем меньше у работников зарплата, тем больше прибыль у подрядчика. Стоит ли тогда удивляться повсеместно распространенной практике найма на стройку малоквалифицированных рабочих из числа гастарбайтеров и специалистов не самого высокого уровня?
Похоже, качественные дома и дороги просто никому не нужны. Иначе закон № 44-ФЗ давно бы уже отменили как малоподходящий для эффективного исполнения государственных заказов.

Что делать?
Закон № 44-ФЗ допускает проведение не только аукционов, но и конкурсов — открытых и двухэтапных. Победителем конкурса считается участник, предложивший наиболее оптимальные условия исполнения контракта. Это может быть не только цена, но и сроки работ, квалификация специалистов, производственная база и многое другое. Двухэтапный конкурс к тому же сначала предполагает детальное обсуждение проекта с потенциальным исполнителем и лишь потом получение от него ценового предложения.

На 20 % всех проводимых
в стране аукционов
приходится 80 % отпущенных
государством средств.
Из года в год в них участвуют
одни и те же поставщики,
состав которых определяет
само правительство.
На остатки бюджетных
средств – 20 % –
рассчитывают 80 % организаций,
желающих получить госзаказ.

Казалось бы, вот наилучший вариант для исполнения госзаказа: во-первых, никаких посредников, а во-вторых, за дело берется реальный исполнитель. Однако заказчик на проведение двухэтапного конкурса обычно не идет. Ему гораздо проще организовать аукцион, чем капитально проработать проект по всем направлениям.
Повсеместное снижение профессионализма, в том числе в строительной отрасли, дает о себе знать падением качества работ и услуг. Для того чтобы найти высокопрофессионального исполнителя, необходимо не только хорошо разбираться в тонкостях контракта, но и иметь отнюдь не формальную заинтересованность в конечном результате. А есть ли таковая у наших муниципалитетов? Это еще вопрос.
Иначе обстоят дела за рубежом, например, в тех же Штатах. Там тоже существует система госконтрактов. Однако в отличие от России американцы не экономят на профессионализме. Да и сам подход к отбору исполнителей с нашими требованиями не сравнить.
Прежде всего госзаказ там имеет свой определенный бюджет, в котором доля оплаты труда рассчитана в полном соответствии с почасовой ставкой по каждому виду работ и согласована с отраслевым профсоюзом. В Штатах могут себе такое позволить. При этом сэкономить на бюджете заказчику не удастся: за подобную экономию на чужих зарплатах чиновника и с работы запросто могут выгнать.
Неудивительно, что исполнителей госзаказа там выбирают, как для себя лично. Пять-шесть компаний (для добросовестной конкуренции больше не надо) — и тщательное изучение буквально каждого кандидата. То есть сколько лет компании, какая у нее репутация, материально-техническая база, численность работников, какой именно квалификации, сколько каждый из них получает, какой опыт у конкретного кровельщика, каменщика или сварщика… Словом, заказчик желает знать исполнителя в лицо.
И правильно, между прочим, делает. Это у нас исполнитель сплошь и рядом прикрывается коммерческой тайной, словно фиговым листком. А у них госзаказ считается публичной работой, при которой абсолютно все должно быть прозрачно. Те же платежные документы работодатель еженедельно предоставляет в местный департамент по труду. И если вдруг выяснится, что кому-то что-то недоплатили, с нарушителем церемониться не будут — на три года отлучат от участия в госконтрактах. Когда на карту поставлены государственные интересы, грех экономить на профессионализме: непременно боком выйдет.

Так и живем
Вот уже семь лет, как процедуру госконтрактов в России регламентирует закон № 44-ФЗ. При этом на 20 процентов всех проводимых в стране аукционов приходится 80 процентов отпущенных государством средств. Из года в год в них участвуют одни и те же поставщики, состав которых определяет само правительство. Аукционы так и называются — «закупки у единственного поставщика». В первую очередь это касается так называемых госзакупок с гостайной — например, исполнение контрактов на поставку продукции, выпускаемой предприятиями оборонно-промышленного комплекса.
На остатки бюджетных средств — 20 процентов — рассчитывают 80 процентов организаций, желающих получить госзаказ. Можно только представить, какую конкуренцию при этом им приходится выдерживать. Аукционы проводятся на шести электронных торговых площадках, причем каждый участник торгов обязан уплатить определенную сумму в качестве обеспечения контракта (который еще надо суметь получить). С 1 июля размер такого обеспечения в закупочной документации составляет от 0,5 до 30 процентов от начальной максимальной цены контракта.
Созданы целые организации, которые аккумулируют эти средства на своих счетах. По завершении торгов деньги возвращаются. Разумеется, безо всяких процентов. Бывает, что деньги и не возвращаются, причем на вполне законных основаниях. Например, если победитель аукциона не заключил контракт или если контракт оказался расторгнутым по инициативе заказчика.
По некоторым данным, денежное обеспечение максимальной цены контракта составляет примерно 10 млрд рублей. Аукционы проводятся постоянно, и потому денежное обеспечение не иссякает. Прямо как река Волга в ее нижнем течении: черпай — не хочу! Словом, нынешнее положение с торговыми аукционами заказчика вполне устраивает.
А что же участники аукционов? Вот им-то как раз закон № 44-ФЗ идеальным и не представляется. В частности, об этом неоднократно заявлял на встречах в региональном правительстве председатель СРО «Сахалинстрой» Валерий Мозолевский. С ним соглашались, но при этом не забывали отмечать, что это лишь точка зрения. А вот заказчик в лице муниципалитетов и органов власти никаких неудобств от закона № 44-ФЗ не испытывает, поскольку открыто не возмущается. Получается, что закон их устраивает. Тогда о чем разговор?..
Тем не менее свои предложения председатель СРО «Сахалинстрой» в региональное правительство передал. Есть повод областным депутатам выступить с законодательной инициативой — о внесении соответствующих поправок в закон № 44-ФЗ. Ради качества работ и услуг, выполняемых по госконтрактам, не грех и до Москвы достучаться, было бы желание. Строители за такую инициативу только спасибо скажут.

Сергей ЧЕВГУН.
Рис. Ю. ЧЕРЕПАНОВА.