Воскресенье, 21 апреля, 2024

Кому на Сахалине помешала «Партия Дела»? Выборы в областную думу ознаменовались произволом

8 августа Верховный Суд РФ принял решение о нелегитимности конференции «Партии Дела» по выдвижению кандидатов в депутаты Сахалинской областной думы седьмого созыва. Основанием для такого вердикта стали результаты полицейского опроса нескольких членов партии, которые якобы заявили, что не направляли делегатов на партийную конференцию.

Для российского суда это совершенно новая практика — приобщать к делу результаты, по сути, простой беседы, не имеющей юридической силы. Участники беседы — те самые несколько членов партии — в суд не вызывались, свидетельских показаний не давали. Подписанный ими же протокол собрания местного отделения партии, на котором как раз и выбирали делегатов, суд во внимание вообще не принял. И даже не постановил провести почерковедческую экспертизу, чтобы попытаться доказать недостоверность подписей.

Судебное решение состоялось с подачи «Коммунистов России», проигравших «Партии Дела» в Сахалинском областном суде и взявших реванш в Суде Верховном. Наверняка «Коммунисты России» довольны. А вот в «Партии Дела» по этому поводу говорят о незаконном снятии и правовом беспределе. Кто же прав? Попробуем разобраться.

Шанс на мандаты

«Партия Дела» громко заявила о себе на Сахалине еще в 2013 году, одержав сенсационную победу на выборах депутатов собрания Углегорского муниципального района. Кто-то назовет тот успех случайностью. Но «случайно» можно набрать пять, семь, десять процентов голосов. А тут 26 процентов и первое место. Все парламентские партии на тех выборах в Углегорском районе оказались на вторых ролях.

Готовясь в 2017 году к выборам в облдуму, «Партия Дела» также сформировала блок сильных кандидатов. В первой тройке шли экс-ректор СахГУ, президент благотворительного фонда «Улыбка ребенка» Игорь Минервин, председатель Сахалинского отделения Русского географического общества, защитник российских Курил Сергей Пономарев и президент Ассоциации крестьянских (фермерских) хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов Иван Ковтун. Остальные кандидаты также были подобраны неплохо – руководитель комитета по связям с госструктурами местного отделения «Опоры России» Виктор Довгенко; экс-глава Поронайской администрации Сергей Шатунов; создатель первого на Сахалине детского обучающего центра «АБВГДейка», бывший вице-мэр Анивы Елена Сергеева; гендиректор «Сахалин-Аутсорсинга» Андрей Полякин… Перечислять можно и дальше — все люди в своих округах достаточно известные.

— Победный опыт на Сахалине у нас уже есть, самое время закрепить успех на выборах в облдуму. Победить должны люди дела, радеющие за человека труда и возрождение экономики, — заявлял тогда председатель регионального отделения, секретарь федерального совета «Партии Дела» Алексей Лапушкин.

Поговаривали, что партия метит на два-три мандата, норовя потеснить в думе КПРФ, ЛДПР, «Справедливую Россию» и «Единую Россию». Шансы, казалось бы, были — список вышеупомянутых кандидатов избирком заверил. Заверение списка — это первичная проверка документов, которую «Партия Дела» прошла наряду с другими давно известными на Сахалине участниками электорального забега. Но потом, на низком старте, организаторы выборов почему-то срезали только ее.

Кто и что нарушил

«Партии Дела» отказали в регистрации 23 июля. Избирательной комиссии Сахалинской области не понравилось то, как прошла конференция по выдвижению кандидатов. Во-первых, заявил избирком, не формировалась мандатная комиссия и не подтверждались полномочия делегатов. Во-вторых, не было объявлено общее количество изготовленных и погашенных бюллетеней. В-третьих, говорится в постановлении об отказе, отсутствуют сведения о лицах, принявших участие в конференции.

Даже для человека несведущего эти основания звучат как мелочные придирки. Ни действующее избирательное законодательство, ни устав партии не предусматривают необходимость создания мандатной комиссии и не обязывают оглашать количество изготовленных и погашенных бюллетеней на мероприятиях по выдвижению списков кандидатов. Тем более что бюллетени делегаты получали под роспись. Полномочия делегатов были подтверждены протоколами местных отделений партии, которые они предоставили на конференции. Регистрация участников началась в 12.00. Наблюдатели от избиркома Виталий Дернейко и Олег Стрекалов прибыли на конференцию в 12.20, то есть попросту опоздали на регистрацию делегатов и не зафиксировали момент удостоверения их полномочий. Это при том, что о дате, месте и времени проведения конференции избирательная комиссия была извещена еще 5 июля.

Замечание о том, что якобы четыре делегата голосовали не в месте, отведенном для голосования, а за столом, также не выдерживает критики. По закону это не нарушает принцип тайного голосования, поскольку оно является правом, а не обязанностью делегата.

Про «отсутствие сведений о лицах, участвующих в конференции» говорилось в ответе на запрос комиссии, полученном 21 июля от управления министерства юстиции Российской Федерации по Сахалинской области. Минюст опирается на подпункт 2 пункта 4 статьи 181.2 первой части Гражданского кодекса. Дальше можно не пояснять – ГК в принципе не применяется там, где речь идет о выборах.

Кстати, в областном суде, который «Партия Дела», напомним, выиграла, представитель минюста подтвердил легитимность конференции.

О всех этих «нарушениях» партийцы узнали только на заседании облизбиркома 23 июля, хотя по закону он должен был сообщить о них за три дня до этой даты. Ответные доводы представителей «Партии Дела» на самом заседании комиссия отказалась рассматривать, что также противоречит закону.

Оказавшись не услышанными в областной избирательной комиссии, юристы «Партии Дела» обратились с жалобой в Центральную. Перечень и оценка нарушений, допущенных облизбиркомом, заняли у них 25 листов. Однако ЦИК отмалчивался вплоть до дня судебного заседания, а сахалинская комиссия в Верховном Суде почему-то решила не озвучивать основания, по которым она отказала партии.

«Снимайтесь с выборов немедленно!»

При этом Верховный Суд стал апофеозом, последним отчаянным ударом против неугодной партии. По словам Алексея Лапушкина, давление на кандидатов от «Партии Дела» началось с самого выдвижения. Практически с каждым из них проводились профилактические «беседы». Один из кандидатов, Леонид Михайлуца, написал заявление в прокуратуру — ему угрожали увольнением. На другого —Виктора Довгенко – подал в суд член «Единой России» Александр Шумейко, занявший на предвыборных праймериз ЕР последнее место. Суд прошел 8 августа, следующее заседание назначено на 30-е. Если, конечно, оно состоится — ведь партия, с кандидатами которой «беседовали» аж руководители губернаторского аппарата, снята с выборов окончательно и бесповоротно.

О встречах с высокопоставленными чиновниками правительства области Александром Дерновым и И Сен Чером в своем письме полпреду президента в ДФО Юрию Трутневу сообщил Сергей Пономарев. «Разговор у нас состоялся очень странный. Я сначала даже поверить не мог, что такое действительно происходит, — приводит слова Пономарева информационное агентство REGNUM. — Заместитель руководителя аппарата губернатора И Сен Чер мне прямо заявил: «Вы идете на выборы от неправильной партии. Снимайтесь с выборов немедленно!». Я сказал, что от участия в предвыборной кампании отказываться не намерен. Тогда последовало аналогичное приглашение и аналогичные же угрозы от руководителя аппарата Александра Дернового». Дерновой «указал на возможность ограничения взаимодействия» с Пономаревым как с главой местного отделения Русского географического общества и заявил, что «правоохранительные органы в курсе его (Дернового) позиции и находятся на его стороне».

Правоохранительные органы, как оказалось, действительно выбрали свою сторону. 8 августа сотрудники полиции пришли не только в компанию вышеупомянутого Довгенко — они явились и в офис партии. «Некто, представившийся майором Андреевым Денисом Сергеевичем, потребовал сообщить ему местонахождение моих сотрудников, — рассказывает Алексей Лапушкин. — Никаких бумаг он не предъявлял, цель розыска объяснить не смог».

Однако, подозревают в партии, подобная акция сработала в отношении членов Смирныховского местного отделения. «Сигналы о давлении на людей в Смирныховском и Холмском городских округах нам поступали, — говорит Лапушкин. — К такому мы привыкли, а вот то, что ничем не подтвержденные слова Верховный Суд примет как серьезное доказательство, стало для нас неожиданностью».

Последнее слово пока не сказано

О «карманности» Сахалинской облдумы в последние годы не говорил только ленивый. Поддержавшая в 2007 году кандидатуру Александра Хорошавина, она промолчала во время его громкой посадки в 2015-м. При этом все предложения бывшего главы региона думцы одобряли абсолютным большинством голосов, не задаваясь вопросом, почему, например, на содержание резиденции Уюн ежегодно тратятся десятки миллионов бюджетных рублей? Или зачем постоянно обновлять мебель в кабинетах областного правительства, покупать морально и физически устаревший теплоход «Поларис»? Даже необходимый Южно-Сахалинску Ледовый дворец «Кристалл» построили не без скандалов — вбухали огромные деньги и получили протекающую крышу. И это лишь малая часть властных художеств.

Но в целом понять депутатов можно — доход в сотни тысяч рублей в месяц слишком хорош, чтобы его лишаться. Поэтому глаза на сомнительные бюджетные траты можно, как говорится в известном фильме, приподзакрыть. В конце концов, велик казенный пирог, и почти со всеми можно договориться. А вот в числе тех, кто составляет исключение, оказалась, видимо, «Партия Дела». Иначе бы ее допустили до выборов и дали бы возможность побороться да взять пару-тройку мандатов.

Тут ведь если взглянуть на историю выборных кампаний, вскроются любопытные про «Партию Дела» факты. Например, в сентябре 2015 года на муниципальных выборах в Спасском районе Приморского края она вышла на второе место, чуть не обогнав «Единую Россию». Весной 2016 года суд внезапно отменил результаты неудачных для ЕР выборов, а местную думу вообще распустили. Не помогло — осенью 2016 года в том же районе «Партия Дела» заняла уже первое место, получив большинство мандатов.

Как видим, партия умеет брать реванш, и вполне возможно, что лишенные выбора в этом году сахалинцы еще увидят «Партию Дела» в своих бюллетенях. А пока будем надеяться, что будущие депутаты от других партий после выборов все-таки вспомнят о том, что главная их обязанность — представлять интересы избирателей. Все-таки легитимность надежды в суде еще никто не отменял, верно?

Д. ХЛЯКИНА.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ