Кому стал нужен надземный переход

Надземный пешеходный переход через проспект Мира в районе Дома торговли нашел, похоже, тех, кто оценил удобство невостребованного сооружения. Уже несколько раз мне приходилось наблюдать под лестничными сходами отсыпающихся бомжей. Когда я впервые это увидела, сначала даже испугалась. Из ниши под конструкцией, расположенной под углом градусов в 45, торчали только ноги. Сначала хотела позвонить в скорую или полицию. Но потом пригляделась и поняла, что это всего лишь пристанище для забулдыг.

В советские времена, бывало, редко увидишь из-под какой-нибудь скамейки чьи-то башмаки. Обладателей такой беспардонной обуви активно отправляли в медвытрезвитель, а то и на принудительное лечение. За бродяжничество, попрошайничество, иной паразитический образ жизни можно было схлопотать срок или отправиться на исправительные работы. «Бездельники, тунеядцы и паразиты», именно так и было записано в указе 60-летней давности, могли быть выселены в специально отведенные местности с конфискацией имущества и обязательными работами по месту поселения.

Сейчас гражданам алкоголикам и тунеядцам, как называют маргиналов в «Приключениях Шурика», предоставили полную свободу действий. Хочешь на скамейке проспаться — пожалуйста. Удобнее под скамейкой калачиком свернуться — никто не возражает. А если задумаешь пожаловаться, придется сформулировать все свои мысли на этот счет в официальном заявлении. Но сначала надо будет убедиться, что героем юридического опуса станет действительно бомж. Иначе несложно на ложный донос нарваться. А там уже и самому придется либо увесистый штраф заплатить, либо на государство поработать, либо отдохнуть в местах не столь отдаленных.

Два законопроекта, нацеленных на организаторов попрошайничества, рассмат­ривает Госдума. Не исключено, что в скором времени активистам такого нелегального бизнеса будет грозить достаточно серьезная ответственность. Пока что в действующем законодательстве предусмотрено наказание только за вовлечение в бродяжничество и попрошайничество несовершеннолетних.

Но это, на мой взгляд, наиболее актуально для городов-миллионников. Вряд ли у нас на Сахалине начнут орудовать целые банды попрошаек. Скорее, мелкие партии собутыльников. А вот с ними что делать?

Ольга ЗАВЬЯЛОВА, г. Южно-Сахалинск.