«Котлеты» по-корсаковски

14 октября в избирательном округе № 9 была осуществлена масштабная фальсификация выборов

Сегодня, когда известны многие детали и подробности, можно утверждать, что 14 октября 2012 года в Корсаковском районе выборы депутатов областной Думы прошли с многочисленными нарушениями закона. Был организован массовый вброс бюллетеней в пользу одной партии и ее кандидата. Махинации имели существенные последствия и в конечном счете сказались на персональном составе Думы шестого созыва. Однако это не единственный и даже не главный вывод, который следует сделать из корсаковских выборов.
Хороший совет денег стоит
Изначально участвовать в выборах депутата облдумы по одномандатному округу № 9 собирались десять человек. Каждому из этой десятки был открыт спецсчет для сбора средств. В общей сложности на десять счетов «упало» более 4,7 млн. рублей. При этом Виктор Афанасьев и Александр Штефан, например, не привлекли на свои счета даже рубля, а Владимир Ефремов аккумулировал более 2 млн.
Но совсем не Ефремов стал самым кредитоспособным кандидатом. Николай Питомец собрал больше – 2,5 млн. рублей. Половину суммы самовыдвиженцу, члену «Единой России» предоставило ООО «Корсаковский стивидорный сервис», вторую часть – ООО «Оффис-центр».
Победителем выборов в одномандатном округе № 9, как известно, объявлен Ефремов. Бюллетеней с отметками за его кандидатуру оказалось 54,88 проц. Бюллетеней за Афанасьева – 3,22 проц., за Штефана – 4,45 проц.
А что же Питомец? А за Питомца никто не голосовал. Не было такой возможности.
Собрав 2,5 млн. рублей на раскрутку и использовав их менее чем за месяц в период с 5 сентября по 2 октября, кандидат в депутаты Питомец незадолго до развязки с выборов снялся.
На что же были потрачены достаточно большие деньги? Как следует из финансовых отчетов, на консультационные услуги. О том, кто так красиво и убедительно консультировал Питомца, сам экс-кандидат в депутаты особо не распространяется. Говорит, что нашел исполнителей в Южно-Сахалинске. А вообще про выборы уже стал забывать.
Ну и ладно. Не велика тайна.
Чернуха
по тарифу

С некоторых пор дорогу в скромный сахалинский город Корсаков протоптали целые бригады политтехнологов из далеких российских городов. Труды их направлены исключительно на защиту и продвижение интересов «Единой России» и ее кандидатов. Один из политтехнологов, житель города Чебоксары Александр Жуков, в этом году даже стал членом Корсаковской территориальной комиссии. Причем к последним выборам – уже с правом решающего голоса. Кстати, хлопотала о включении временно не работающего Жукова в состав теризбиркома не «Единая Россия» – руку помощи протянуло сахалинское отделение ЛДПР.
Но Жуков не главная фигура. Режиссером и постановщиком корсаковских выборных пьес давно стал Владислав Ваштай. Ему 35 лет. Житель Санкт-Петербурга. Руководитель агентской сети, которая занимается оргработой в ходе избирательных кампаний.
Как отмечал сам Ваштай, «в основном мы специализируемся на спецмероприятиях». Под «спецмероприятиями» имеются в виду слухи, организация и срыв митингов, прочая «чернуха», «необходимая для уменьшения рейтинга конкурента».
Впрочем, это откровения из далекого уже 2004 года. За прошедшее время Владислав Вадимович приобрел значительный опыт, в том числе и личного участия в выборах депутата муниципального округа «Купчино» – не прошел. Зато сколько было удачных пиар-кампаний. В том числе на Сахалине. Только официально по двум договорам, заключенным в начале 2012 года, кандидат на должность мэра Корсаковского городского округа Лада Мудрова заплатила гражданину Ваштаю более 1,5 млн. рублей. А вышеупомянутый кандидат Ефремов уже осенью в рамках своего договора перевел тому же исполнителю более 1 млн. рублей.
Ну и, разумеется, расширился, расцвел новыми красками ассортимент «спецмероприятий». Сегодня о Ваштае говорят уважительно: профессионал, «делатель» результата.
Явки-пароли
За несколько дней до 14 октября в выборный штаб сахалинского отделения «Справедливой России» от партийных активистов стала поступать информация о том, что некие личности вербуют молодежь для участия в выездном голосовании в Корсакове. А за день до выборов в штаб передали инструкцию, в которой пошагово расписывались действия участников корсаковской карусели. Инструкция предназначалась для руководителей (старших) групп.
Согласно замыслу, в группе должно было быть не менее четырех человек, каждая группа, перемещаясь на автомобиле, 14 октября должна была побывать на 15 избирательных участках в черте Корсакова и на каждом проголосовать за определенного кандидата и определенную партию. От участника карусели требовалось иметь при себе паспорт с сахалинской пропиской и открепительное удостоверение. Ну и главное – четко следовать прописанным в инструкции правилам.
Ничего сверхсложного и невыполнимого…
В 8.00 14 октября прибыть в Корсаков по указанному адресу, получить последние наставления, знаки отличия и пароли.
8.55. Старт карусели со «своего» для каждой группы участка. К этому моменту старший должен был выдать членам групп адреса, по которым они якобы проживают и которые надлежало называть члену участковой комиссии, чтобы получить бюллетень.
Участок для голосования. Здесь тоже нужны свои люди, посвященные в общий замысел. Чтобы у участников карусели не было сомнений, что они обращаются к нужному человеку, отличительной особенностью этого человека должен был стать значок. Весьма символичный – «Сахалин. Канатно-кресельная дорога». Карусельщик, чтобы, в свою очередь, не было сомнений у члена участковой комиссии, подавая паспорт, должен был произносить условную фразу: «Жажду отдать голос».
В инструкции были оговорены все нюансы. Так, расписываться следовало с той буквы, с которой начинается фамилия человека, вместо которого карусельщик получал бюллетень. Специально был разъяснен порядок действий в нештатных ситуациях.
«Если кто-либо на участке, – растолковывал составитель инструкции, – просит вас показать паспорт, вежливо посылайте на… Вы не должны никому ничего показывать, кроме члена комиссии. Если предъявить паспорт просит сотрудник полиции, спрашиваете, в чем дело, достаете открепительное удостоверение и говорите, что пришли проголосовать. Если у вас продолжают просить паспорт или предлагают проголосовать по открепительному удостоверению, говорите: «Ой, а паспорт-то я и забыл, вот черт, ну и ладно». И уходите с участка. Сразу об этом докладываете по телефону».
Процедура голосования тоже строго по инструкции…
«Член комиссии выдает вам два бюллетеня (партийный по единому округу и фамильный по одномандатному округу). Либо, если есть возможность, четыре (два плюс два). Вы идете в кабинку для голосования, заполняете бюллетени, складываете их так, чтобы не было видно, сколько их. Не поднимая головы, подходите к урне для голосования и, прикрывая одной рукой другую, ту, в которой находятся бюллетени, бросаете их в урну. После чего быстро выходите с участка».
Затем по плану следовал отчет о завершенном голосовании и перемещение на новый участок.
«Так объезжаем 15 участков, – гласит предпоследний пункт инструкции. – После пятнадцатого участка вы звоните и говорите, что объезд закончен, запускаете контроль, выезжаете на открепительные. Едете в Раздольное и голосуете по своим паспортам и открепительным удостоверениям»…
В Корсаковском районе, или, другими словами, в избирательном округе № 9, 14 октября 2012 года по открепительным удостоверениям проголосовали 62 человека. Больше всего – 9 человек – на участке в селе Раздольное. Три девушки и шесть парней.
За обман
платят больше

Рекрутов для корсаковской карусели подбирали в Южно-Сахалинске среди студентов СахГУ, филиала РГТЭУ, колледжа бизнеса и информатики, промышленно-экономического техникума и некоторых других учебных заведений. Параллельно шел подбор водителей со своим авто, готовых, не задавая лишних вопросов, целый день колесить по Корсакову с четырьмя незнакомцами на борту. При этом водителю следовало до 14 октября прибыть в райцентр для демонстрации и усвоения маршрута.
Как рассказал студент СахГУ Д., его и троих друзей агитировала политтехнолог, назвавшаяся Леной. За работу группе обещала 16 тысяч рублей, то есть по 4 тысячи на брата. По словам Д., студенты (все четверо – жители районов) попросили возместить расходы на дорогу за открепительными удостоверениями.
Возможно, повлияло это обстоятельство, а возможно, то, что группа «засветилась» в своем желании раскрыть механизм карусели или просто показалась неблагонадежной и нашлись более подходящие исполнители, но Лена в определенный момент звонить перестала, и группу, в которую входил студент Д., в Корсаков не позвали.
Зато позвали других.
Уже в 9.00 14 октября поступил звонок от наблюдателя с участка № 66 (школа № 3) о том, что задержали молодого человека, который пытался вбросить в урну 12 бюллетеней – 6 за Ефремова и 6 за «Единую Россию». На всех бюллетенях имелись печати участковой комиссии и подписи ее членов. Прибывший по вызову замначальника местного отделения полиции установил личность молодого человека. Им оказался житель Холмского района, студент СахГУ К.
Спустя полтора месяца К. утверждает, что опускал в урну два бюллетеня – один за партию, второй за кандидата. На вопрос, как оказался в Корсакове, говорит, что так сложились обстоятельства. Однако попытку развить тему («Кто втянул в авантюру? Нет ли сожаления, что все так сложилось?») пресекает однообразно: «Не понимаю, о чем вы говорите».
Студенческая молва, однако, утверждает, что К. все понимает – за свой провал от организаторов карусели он получил компенсацию.
Еще одного студента СахГУ Р. поймали на вбросе бюллетеней в 19.20 на участке № 70 (школа № 4). Кандидат в депутаты Николай Кудым, заметив у карусельщика непомерно большие «конверты», схватил его за руку. Один «конверт» студент Р. успел-таки просунуть в урну, во втором оказались бюллетени с отметками за «Единую Россию».
Всего, по словам Кудыма, было 8 бюллетеней. Их он видел своими глазами. Все, как положено, с печатями и подписями.
Еще о двух участниках карусели мы говорили с преподавателем учебного заведения. Не буду называть ни заведение, ни преподавателя, поскольку обещал. Наставник сказал, что тоже связан обещанием не разглашать подробности, но с ребятами серьезно поговорили и их участие в выборной махинации осудили. Ну а будет ли от разговора толк – кто знает? Ведь за один день обмана на выборах студенты «заработали» больше, чем за месяц честного труда на путине.
Канатно-кресельная карусель
На избирательном участке карусельщики, как и предписывалось инструкцией, подходили к членам комиссии со значками на груди. Эти круглой формы небольшие, но вполне заметные молодому глазу значки когда-то были выпущены в подтверждение того факта, что на Сахалине есть канатно-кресельная дорога. Она, все знают, работает по принципу карусели. И вот значки пригодились. Кто предложил – неизвестно. Можно лишь констатировать присутствие в составе одной из участковых комиссий специалиста по кадрам спортивно-туристического комплекса «Горный воздух». Впрочем, специалист этот не только открестился от какой-либо своей причастности, но и сказал, что про значки первый раз слышит.
Странно. А ведь сотни людей, включая следователя, 14 октября видели эти значки у членов участковых комиссий. В том числе на одежде того самого специалиста с «Горного воздуха».
Понятно, что организаторы карусели могли договориться о каком-то другом опознавательном знаке. Но, видимо, такой большой был соблазн покуражиться, что не смогли устоять… Карусель? Да, карусель – мы даже этого не скрываем!
Сегодня однозначно установлено, что носителями  значков были члены комиссий, делегированные исключительно двумя партиями – ЛДПР и «Яблоко».
Всего к последним выборам в Корсаковском округе было сформировано 26 участковых комиссий.  В каждой из них был представитель «Единой России». В 15 комиссиях, тех, что территориально размещались в границах райцентра, были представители ЛДПР и «Яблока». Представителей других партий в корсаковских участковых комиссиях не было.
Коммунисты и справороссы сегодня признают, что проморгали этот вопрос. Раньше, говорят, нам звонили, предлагали направлять своих представителей. Но в этот раз не позвонили, а объявление в газете осталось незамеченным.
Недоработкой одних сполна воспользовались другие. Политтехнологи, действующие в интересах «Единой России», подобрали в Южно-Сахалинске 30 человек, готовых сутки с утра 14-го и до утра 15 октября посидеть за столами корсаковских комиссий, выполняя щепетильные просьбы заказчика.
Одним сегодня откровенно неловко, другие держатся бодро, утверждая, что ничего страшного они не совершили.
В любом случае этих людей многое объединяет. Прежде всего – небольшие доходы. 11 из 30 человек по документам проходят как временно не работающие. Почти у половины есть с кем-то из тридцати родственные связи. И никто из них не является ни членом, ни сторонником ЛДПР или «Яблока». Никто из опрошенных не смог даже пояснить, какую партию он представлял в составе участковой комиссии. Для них это не имело и не имеет значения.
Ну а партиям что, тоже безразлично? Кого и по какому принципу они делегировали в состав корсаковских участковых комиссий?
Занятный разговор состоялся у нас в штабе регионального отделения ЛДПР. Координатор Василий Шадрин сказал, что он списки кандидатов на включение в состав участковых комиссий не формировал, и отправил за справками к главе корсаковского отделения Сергею Берману. Берман сказал то же самое и отправил к Шадрину.
Сергей Бых, лидер сахалинских «яблочников», отпираться не стал. Документы подписывал, теперь сожалеет об этом. Говорит: «Нас использовали». И добавляет: «Стыдно».
В списках значатся
Чтобы члены участковых комиссий (жители Южно-Сахалинска, «яблочники» и «элдепеэровцы», со значком на груди) могли 14 октября спокойно выдавать карусельщикам (южно-сахалинским студентам) бюллетени для голосования, от организаторов карусели требовалась определенная подготовительная работа со списками избирателей. Надо было пребывать в полной уверенности, что избиратель, от имени которого выдается бюллетень, на выборы не придет.
Тут два варианта – «мертвые души» и избиратели, регулярно игнорирующие выборы.
С первыми просто. Умер или убыл в другой регион, но в списках оставлен. Идеально, если еще и родственников, зарегистрированных по тому же адресу, нет.
Со вторыми надо повозиться. Убедиться, что желания голосовать не возникнет и в очередной раз, и лучше всего такую перспективу простимулировать. В обмен на паспортные данные.
Кроме того, всем понятно, что на региональные выборы не придет не то что 100, но даже 50 проц. избирателей. Поэтому часть бюллетеней окажется невостребованной, и, если иметь некие преступные планы, частью бюллетеней можно без риска пользоваться как резервным фондом. Некоторое количество бюллетеней (с печатями участковых комиссий, подписями ее членов) выносится на улицу, передается организаторам карусели, те «заряжают» ими студентов, а студенты, пройдя фиктивный паспортный контроль, осуществляют вброс. А уже потом, после завершения голосования, в списки избирателей легко можно добавить столько «автографов», сколько нужно.
Приведенная выше инструкция такой схемы не предполагала, но очевидно, что по ходу пьесы в первоначальный замысел было внесено существенное изменение. Наблюдатели при извлечении содержимого выборных ящиков многократно фиксировали наличие среди отдельных бюллетеней плотных «конвертов» или, как выразилась одна активистка, «котлет». На призывы обратить на это внимание члены участковых комиссий не реагировали. Наоборот, быстро и в первую очередь раздергивали «конверты» и «котлеты».
Операция прикрытия
Наблюдатель Галина Зубова рассказала, как работала комиссия на участке № 73:
– При сортировке все видели и даже указывали на это друг другу, как из согнутых пополам бюллетеней вываливаются другие, уложенные в пачки. Они бросались в глаза, потому что были единообразно и аккуратно сложены по длине листа в три раза. Бумага казалась тоньше, словно ее прогладили утюгом. Таких пачек было очень много. Сортировать начали на две стопки, отдельно одномандатники, отдельно единый округ. Потом стали по фамилиям раскладывать стопку одномандатников. И было хорошо видно, что те самые однообразно сложенные бюллетени откладываются в пользу кандидата от «Единой России».
Зубова считает, что в пользу Ефремова на 73-м участке было вброшено 180 бюллетеней. По ее словам, вброс за «Единую Россию» тоже имел место, но к моменту подсчета голосов по единому округу наблюдателя с участка удалили.
Работа участковой комиссии, по мнению Зубовой, не выдерживала никакой критики. Была устроена большая путаница с количеством полученных участковой комиссией бюллетеней. Само помещение, где проводилось голосование, не удовлетворяло требованиям закона по части создания надлежащих условий. Наблюдатели не имели  возможности видеть одновременно выдачу бюллетеней, голосующих избирателей, протокол увеличенной формы, кабинки для голосования и стационарные ящики. Один из ящиков был ниже и имел такую широкую прорезь для опускания бюллетеней, что в нее свободно помещались пальцы руки. Хотя, согласно нормативам, прорезь должна быть шириной 0,3 – 0,5 см. А председатель участковой комиссии Яков Дерр, который обязан следить за порядком, всю первую половину дня 14 октября, по словам Зубовой, мешал наблюдателям, отвлекал их внимание посторонними разговорами, рассказывал анекдоты, хохотал, закрывал собой обзор, когда избиратели шли опускать бюллетени в ящики. Наблюдатель считает, что все это было не случайно: позже все увидели пачки вброшенных бюллетеней.
– А пару раз мы даже слышали, как со стуком они падали в ящик. Одинарные листы бумаги так не гремят, – говорит Зубова.
Наблюдатель написала заявление прокурору и в следственный комитет.
У комиссии своя миссия
Кандидат в депутаты Евгения Голубкина наблюдала за подсчетом голосов на соседнем 72-м участке. Считает, что были нарушения и некоторые ее замечания упорно игнорировались.
В частности, была приостановлена процедура подсчета голосов. Как объявил председатель участковой комиссии Андрей Третьяков, для согласования контрольных соотношений с теризбиркомом. Однако такая остановка законом не предусмотрена. По закону весь подсчет голосов от начала до конца проводится только участковой комиссией без какого-либо вмешательства извне. Что делать, если не идет контрольное соотношение, также четко прописано в законе. И тем не менее.
– Первая приостановка подсчета голосов была зафиксирована с 1.10 до 1.40 (15 октября), вторая длилась более часа – с 2.20 до 3.37. В принятии жалобы по первой приостановке мне было отказано, а вторая вообще не рассматривалась, – говорит Голубкина.
К 6 часам, постоянно согласовывая цифры с теризбиркомом, подсчет голосов на участке наконец-то завершили. Увеличенная форма протокола была оформлена, но подписание протокола не состоялось.
– К 6.50 помимо членов комиссии и двух представителей полиции на участке находились только я и наблюдатель от КПРФ, – вспоминает Голубкина. – Члены комиссии дремали, сидя за столами. Я подошла к Третьякову с вопросом, когда же будет рассмотрена моя вторая жалоба, на что получила волну негодования и крик о том, что он собирает комиссию и принимает решение о моем удалении с участка. Ровно в 7 утра я была выдворена с участка. Через две минуты та же участь постигла последнего наблюдателя.
Перед уходом Голубкина сделала фото увеличенной формы протокола голосования по единому избирательному округу на участке № 72. И не зря.
Спустя два часа, в 9.16, в теризбирком был доставлен подписанный в отсутствие наблюдателей протокол, в котором оказались другие цифры. Нет, первые 18 строк протокола, где приводятся общие сведения, изменений не претерпели, а вот результаты голосования за партии существенным образом преобразились.
Произошло чудо чудное. Голоса за «Единую Россию» резко выросли, показатели других партий невероятным образом усохли.
На фотографии Голубкиной, сделанной в 6.55, у «Единой России» 253 голоса, в итоговом протоколе, сданном в теризбирком, – 401. Плюс 148.
Все другие партии, за исключением двух, у которых нечего было отщипнуть, ушли в минус.
КПРФ: 174 и 134. Минус 40.
«Патриоты России»: 10 и 3. Минус 7.
«Правое дело»: 11 и 1. Минус 10.
«Справедливая Россия»: 30 и 5. Минус 25.
КПСС: 20 и 2. Минус 18.
«Яблоко»: 9 и 3. Минус 6.
ДПР: 1 и 1.
ЛДПР: 42 и 2. Минус 40.
«Партия за справедливость!»: 5 и 3. Минус 2.
«Союз горожан»: 1 и 1.
Так старались подсобить «Единой России», что не пожалели даже «соратников» по организации карусели из ЛДПР и «Яблока». У ЛДПР на 72-м участке невиданный результат: 0,35 проц. Это при том, что на соседних участках было 6 – 9 проц.
Прерывания процесса подсчета голосов носили в Корсакове массовый характер. И не только в связи с отключением электроэнергии, что тоже имело место с 20.55 до 23.10 14 октября. 11 из 15 участков сдали протоколы спустя более чем десять часов после завершения голосования. За это время (минус отключения) бюллетени можно было пересчитать несколько раз, если, конечно, они частично не уходили на сторону и потом не все возвращались на участки, что делало нормальные подсчеты невозможными. Не верится, что в корсаковских участковых комиссиях собрались люди, у которых плохо с арифметикой. Ведь там только учителей было более тридцати человек.
Как и на других участках, магическую контрольную цифру из теризбиркома ждали на 70-м. Кандидат в депутаты Тамара Радченко обратилась за разъяснениями к председателю комиссии Марине Зверевой, даже статью закона показала: участковая комиссия на этот счет самостоятельна, ничего ни с кем не должна согласовывать. Бесполезно.
Бесполезным оказалось просить показать список избирателей, чтобы убедиться, что там нет «мертвых душ». Председатель категорически отказалась, даже не пытаясь обосновать свой отказ с правовой точки зрения. А ведь чего, казалось бы, проще: смотрите, у нас все по-честному, тайн от кандидатов и наблюдателей нет.
В своей жалобе, адресованной прокурору, Радченко обращает внимание на итоги голосования по одномандатному округу на участке № 70. Бюллетеней в урне оказалось на 34 меньше, чем избирателей, проголосовавших по списку. Унесли с собой? Однако в течение всего периода голосования ни одним из пяти наблюдателей не было зафиксировано такого, чтобы человек бюллетень получал, а к урне не подходил. Именно на 70-м участке был пойман за руку молодой человек, пытавшийся опустить в урну пачку бюллетеней за «Единую Россию». За одномандатника такую же пачку он успел вбросить. Где-то же он взял бюллетени. При этом лишних бюллетеней в сравнении с числом бюллетеней, выданных в помещении для голосования, не зафиксировано. Наоборот, бюллетеней в урне меньше, чем выдано. По мнению Радченко, это может свидетельствовать лишь об одном: не все бюллетени, «ушедшие» с участка как выданные избирателям, удалось в дальнейшем вбросить в урны. После провала студента Р. другие члены группы скорее всего решили не рисковать.
Показательно, что в Корсаковском районе на выборах одномандатника в помещениях для голосования  было выдано 7997 бюллетеней. В стационарных ящиках оказалось 7900 бюллетеней. Разница – 97. И больше трети «ушедших» бюллетеней приходится как раз на участок № 70.
То, что часть бюллетеней, предназначенных для вброса, не дошла до ящиков, через пару дней после выборов подтвердила и находка местного жителя. В заборе своего участка корсаковец обнаружил пачку бюллетеней: в пяти были проставлены галочки в пользу Ефремова, в других пяти – за «Единую Россию». Все бюллетени содержат отметки, подтверждающие факт их выдачи участковой комиссией № 77.
Примечательно, что по документам Корсаковского тер-избиркома не зарегистрировано ни одного утраченного бюллетеня. Какую же титаническую работу провели в районе, чтобы свести концы с концами. На это действительно требовалось много времени. Не случайно корсаковские протоколы поступили в облизбирком последними. Там даже поначалу были вынуждены дать сводную таблицу предварительных итогов без полных данных по 9-му округу, и только к середине дня 15 октября появился окончательный результат из Корсакова.
Последствия вброса
Инструкция по проведению карусели предназначалась для старших (руководителей) групп. Они, старшие, должны были в рамках контроля на финише по открепительным удостоверениям проголосовать в селе Раздольном.
В Раздольном проголосовали девять человек. Стало быть, и групп девять. В каждой по плану четыре человека. От каждой минимум восемь вбросов на участке. Вбросы, согласно инструкции, намечались на 15 участках. Получается: 9х8х15=1080 бюллетеней.
Но мы уже знаем, что в сценарий карусели были внесены изменения. В бюллетени, которые студенты получали на участке, они заворачивали «котлеты», принесенные с собой. В такой «котлете» могло быть 6 – 8 бюллетеней.
Анализ всех фото- и видеоматериалов, сделанных 14 октября на избирательных участках Корсакова, дает основание считать, что в карусели приняли участие не менее 30 молодых людей. Двоих поймали с поличным, другие оказались более ловкими исполнителями преступного замысла. Судить о вкладе каждого карусельщика нет возможности. Заинтересованные участники кампании, те, кто уверен, что их, как и всех корсаковцев, обманули, определяют размер вброса в пределах от 1500 до 2500 бюллетеней.
Все-таки не зря говорят, что на выборах важен каждый голос. Если бы 14 октября в Корсаковском районе за «Единую Россию» в ящики для голосования было опущено всего на 25 бюллетеней меньше, сегодня в областной Думе коммунистов представлял не южносахалинец Александр Зенкин, а корсаковец Александр Кузнецов. Первый в списках КПРФ возглавлял  региональную группу № 2, второй – региональную группу № 9. Эти 25 бюллетеней, забери мы их у «Единой России» в девятом округе, позволили бы там на 25 единиц уменьшить общее количество действительных и недействительных бюллетеней и благодаря этому улучшить итоговый показатель девятой региональной группы КПРФ на 0,075 проц., что при неизменности прочих результатов выводило ее в «призеры» выборов по единому округу.
Украденное у Кузнецова право стать депутатом облдумы – наиболее очевидное последствие корсаковской карусели. Хотя наверняка это побочный эффект махинации, а не главная  ее цель.
Прежде всего для политтехнологов было важным обеспечить убедительную победу Ефремова и «Единой России», добиться максимально высокого результата, позволяющего региональной группе № 9 участвовать в распределении мандатов по единому округу. Нужный результат получен.
 А ведь
они верили

Сразу после выборов информированные сахалинские единороссы откровенно признавали, что последняя кампания оказалась самой затратной с точки зрения оплаты услуг политтехнологов и реализации предложенных ими мероприятий. Эти мероприятия, как теперь хорошо известно, предполагали активное выездное голосование в Южно-Сахалинске и карусель в Корсакове. Расходы, попавшие в официальные отчеты, – лишь часть финансового айсберга. Хотя и тут много показательного.
Кандидату в депутаты Николаю Питомцу (начальнику отдела обеспечения деятельности Корсаковского Собрания, члену «Единой России») 2,5 млн. рублей дают две фирмы, имеющие отношение к Дмитрию Кошеверову, председателю совета директоров Корсаковского порта.  (Он же – депутат Корсаковского Собрания, руководитель политсовета местного отделения «Единой России»). Понятно, чтобы сняться с выборов, совсем не обязательно тратить 2,5 млн. Все деньги Питомец расходует на оплату услуг заезжих политтехнологов. Один из них, уроженец Калужской области Игорь Гусев, получает 1 млн. Корсаковские наблюдатели утверждают, что Гусев занимался выпуском и распространением газеты «Вестник Корсакова». Это издание, зарегистрированное летом 2012 года как общественно-политическое, в период с 30 июня по 12 октября вышло в свет 16 раз. Содержание номеров не отличалось большим разнообразием. Начиная с августа в каждом несколько материалов про Владимира Ефремова с фотографиями как минимум на двух, а то и на трех страницах. Часто в газете упоминались также фамилии генерального директора Корсаковского порта Андрея Каменева и Дмитрия Кошеверова. Оба, под первым и вторым номерами, входили в корсаковскую группу «Единой России». Газета распространялась бесплатно, огромным для Корсакова тиражом 17,5 тыс. экземпляров. По существу, это была неприкрытая, противозаконная агитация за кандидатов «Единой России».
Наверняка на выборы были отданы не последние день-
ги. Однако ООО «Оффис-центр», направившее Питомцу 1,25 млн., как передают из Корсакова, ликвидируется. 13 ноября принято соответствующее решение. Какой бы ни была причина, миллион с четвертью для фирмы сегодня явно не стали бы лишними.
Корсаковская карусель – это хорошо спланированная, многосоставная акция, где у каждого была своя роль. Одни давали деньги, другие подбирали и контролировали исполнителей, третьи обеспечивали прикрытие и техническое оформление результата. Еще есть четвертые. Те, которые не вмешивались.
О предстоящей махинации знали практически все, кто призван следить за порядком и законностью в области. В одном силовом ведомстве располагали более чем конкретной информацией, однако никаких упреждающих действий предпринимать не стали. За руку тоже никого поймать не пытались.
Уже в ноябре в Корсакове следственным органом были возбуждены два уголовных дела по фактам фальсификации итогов голосования. Установлено, в частности, что на участке № 66 в списки избирателей внесены искаженные паспортные данные, а также проставлены подписи от имени жителей Корсакова Ж. и С. Однако ни тот, ни другой на избирательный участок не приходили, бюллетени не получали, свои подписи в списках избирателей не ставили. Эксперт также подтвердил, что подписи, якобы сделанные от имени Ж. и С., им не принадлежат.
Ничего удивительного. Однако нужна тотальная проверка списков избирателей. (Был на выборах? Расписывался?). Работа масштабная, но тем не менее выполнимая.
На последних выборах в Корсакове не было КОИБов и видеонаблюдения. Очевидно, что, по крайней мере, КОИБы – комплексы обработки избирательных бюллетеней – могли стать преградой для массового вброса бюллетеней.
Отдельный разговор об участковых комиссиях. Если председатель комиссии оставляет без рассмотрения жалобу наблюдателя, прерывает без веских причин подсчет голосов, он должен не только быть не премирован, но и дисквалифицирован. Если на участке зафиксирован вброс бюллетеней, на которых стоят печати и подпись председателя участка, последний должен быть наказан и выведен из состава комиссии. Его впредь на пушечный выстрел нельзя допускать к работе в составе избирательной комиссии.
Почему закон можно демонстративно нарушать и это не имеет для нарушителя последствий? Если говорят, что нарушение было, но несущественное и не наказывают, зачем тогда написан закон? Для кого там прописаны права одних и обязанности других?
В состав многих участковых комиссий в Корсакове входят директора школ, завучи, учителя. И они если не напрямую участвовали в махинациях с бюллетенями, то как минимум закрывали на это глаза. Надо ли таким педагогам доверять учить детей? Если они такие сговорчивые, наверное, и насчет ЕГЭ с ними можно договориться? Очевидцы рассказывают о разочаровании  молодых избирателей, которые, став свидетелями откровенных злоупотреблений, с горечью бросали своим вчерашним наставникам: «А ведь мы вам верили».
Существенны даже не сами итоги выборов. В обман были втянуты сотни людей, много молодежи, которая получила наглядный урок того, как надо сегодня жить. Становись беспринципным, участвуй в махинациях – и будет тебе заработок, покровительство и благорасположение власть предержащих. Вот чтобы окончательно не убить веру в справедливость, в возможность честных выборов, чтобы не превратить людей в стадо рабов, потерявших человеческое достоинство, было бы правильно итоги корсаковских выборов признать недействительными и назначить новые.
В. СОРОЧАН.