Суббота, 13 июля, 2024

Краевед утверждает: в Охотском море недалеко от бухты Тихой затонул бомбардировщик Ту-95 с погибшим экипажем и ядерными зарядами

Поисковик Николай Николаевич Сидоров (советский инженер-дорожник, бывший мэр Макарова, краевед) несколько лет пытается организовать экспедицию в залив Терпения. Он неоднократно обращался к журналистам и властям, уверяя, что в 20 км от бухты Тихой на сорокаметровой глубине на дне моря лежит советский бомбардировщик. По утверждению Сидорова, среди обломков самолёта могут находиться две атомные бомбы. Главное опасение сахалинца вызывает то обстоятельство, что в ближайшие годы рядом с местом гибели боевой машины начнут работать порты Северного морского пути. И сочетание ядерного оружия с судоходством может дать причину серьёзной катастрофы.

Краевед утверждает: министерство обороны не отрицает потерю бомбардировщика в 1976 году над Охотским морем. Но и не торопится это подтверждать.

Кого и за что награждали в Йокосуке

«История Ту-95, рухнувшего в Охотское море с атомными бомбами, очень похожа на байку желтой прессы 90-х годов». Но поисковик цитирует воспоминания дальневосточного контрадмирала Анатолия Штырова, который в августе 1976 года служил первым заместителем начальника разведки Тихоокеанского флота (ТОФ). В 1996 году он вспоминал загадочную историю в книге «Морские бывальщины».

По его словам, однажды тихоокеанская разведка обратила внимание на статью в одной из японских газет. Издание описало награждение орденами и медалями экипажа американской подлодки «Грейбэк», когда этот корабль вернулся из похода в город Йокосука. Для церемонии на военно-морскую базу прилетел командующий Тихоокеанским флотом США Томас Мурер.

«Мне стало ясно, что экипаж награждён за какое-то исключительное действо, – писал контр-адмирал Штыров. – В разведке ТОФ был такой «гений» Барбарийский, алкаш, но светлая голова. Он определил, что «Грейбэк» примерно с месяц назад несколько недель нигде не отмечалась. Значит, в этот «чёрный отрезок» времени она что-то творила…».

Разведчик пытался понять, в каком районе могла действовать награждённая лодка. Американцы к этому времени запутались во Вьетнаме, потому Штыров решил, что они не стали бы соваться к побережью Китая или Северной Кореи. Погранотряды нашего Приморья заявляли, что в их зоне ответственности чужая подлодка не засветилась. Оставалось пустынное Охотское море…

Место падения самолёта.

Штаб подтвердил: самолёт падал!

В годы холодной войны американские бомбардировщики Б-52 патрулировали европейское побережье рядом с границами СССР. Их советские аналоги – те самые Ту-95 – ходили над Северным ледовитым и Тихим океанами, угрожая бомбами городам и военным базам США. Перемещение машин, несущих на борту атомные бомбы, внимательно отслеживали и разведки сторон «холодного» конфликта.

У советского разведчика Штырова были данные: японская система ПВО на Хоккайдо засекла падение бомбардировщика в заливе Терпения, определила азимут и дистанцию до места происшествия.

«Я по высокочастотной правительственной связи запросил штаб, – писал в мемуарах Анатолий Штыров, – там подтвердили: да, падал». Флотский офицер соотнес падение самолёта и отсутствие американской лодки и построил гипотезу. По версии Штырова, подлодка «Грейбэк» ходила к месту падения самолёта, прокравшись через курильские проливы. Залив Терпения подводникам подходил идеально: дно там ровное, глубина до 40 метров, нет ни флота, ни пограничников.

Разведчик вспоминал, как пошёл с этим на доклад к командующему ТОФ адмиралу Владимиру Маслову: «Он посмотрел на меня, как на идиота: «Самолёт-то не мой, но море-то моё! И ты хочешь, чтобы я докладывал об этом в Москву и получил по шее?». Я молча собрал материалы и вышел…».

«Генерал хмыкнул и исчез»

Будущее показало – Штыров прав. После того, как Ту-95 пропал с радаров японской ПВО над заливом Терпения, американская подлодка прошла к месту исчезновения, обнаружила обломки самолёта и легла на грунт. Боевые пловцы, входящие в экипаж «Грейбэка», исследовали самолёт. Трое диверсантов и их командир получили при этом изрядную дозу радиации.

«Радиоактивные» подробности американских проделок взбудоражили общественное мнение Японии. Пресса и политики Страны восходящего солнца какое-то время обсуждали рассказы о том, что американцы якобы привезли атомные бомбы упавшего Ту-95 в Йокосуку. Подтвердись эти сведения, вышел бы международный скандал, ведь это нарушало японскую Конституцию. Но разговоры утихли, когда лодка с награждённым экипажем покинула территорию Японии. Была ли на её борту атомная бомба – неизвестно.

История подводной лодки «Грейбэк» позже всплыла на страницах газеты «Известия». По словам Анатолия Штырова, командующий Дальней авиацией подтвердил падение Ту-95 в заливе Терпения. Но отрицал ядерное оружие на борту: «В газете ему резонно вопросили: «Это что ж, выходит, вы гоняли по небу пустые сундуки, обманывая Политбюро?». В ответ на это генерал хмыкнул и исчез».

Хорошавин и американский посол играли в молчанку

– В 2012 году общественность обратилась к губернатору Александру Хорошавину, чтобы разобраться в ситуации, – рассказывает Николай Сидоров. – Область тогда запросила у министерства обороны информацию об упавшем самолёте. Начальник генштаба Валерий Герасимов, ответив на запрос 4 марта 2013-го, сообщил, что информация о падении Ту-95 в минобороны не поступала. И тут же запросил у областной власти координаты места.

Отмолчалось и посольство США в Москве, которое поисковик спрашивал о походе подлодки «Грейбэк» и судьбе атомных бомб, которые могли утащить американские боевые пловцы.

В 2017 году к поискам Ту-95 собралась подключиться гидрографическая служба ТОФ. Её начальник запросил координаты места падения и сообщил, что собирается отправить в этот район гидрографическое судно «Пегас». Но и от этой экспедиции военных гидрологов у поисковика нет никакой информации.

Обломки Ту-95 заметили из космоса

На днях Николай Сидоров зашёл в редакцию «Советского Сахалина» вместе с Вячеславом Федорченко. Этот сахалинец в конце 90-х годах создал предприятие, анализирующее спутниковые снимки территории Сахалинской области для установления координат, например, лесных пожаров или даже деятельности рыбаков-браконьеров. Изучая снимки иностранных спутников, Федорченко заметил след радиоактивного излучения в районе падения того самого Ту-95.

В островной области Вячеслав Леонидович работал с 1973 года – его пригласили в Сахалинский комплексный научно-исследовательский институт АН СССР (сегодня это Институт морской геологии и геофизики ДВО РАН) на должность инженера-механика.

– В институт тогда привезли вычислительную машину М-220, – рассказал Федорченко, – здоровый комплекс, примерно, как сорок платяных шкафов.

После перестройки инженер-механик основал кооператив. Работал представителем заводов, поставляющих колесную технику в Китай. А затем предложил областной власти создать систему защиты наших рыбных ресурсов от браконьерства.

– От незаконного вылова рыбы область теряла полтора-два миллиарда долларов в год, – объяснил Федорченко. – Я пришёл к губернатору Фархутдинову и предложил создать систему наблюдения и контроля двухсотмильной экономической зоны России на основе спутникового зондирования. И мы создали государственное предприятие.

Проект системы разработали специалисты сибирского «почтового ящика» Красноярск-26 (сейчас это красноярский город Железногорск). Сертификацию проводила комиссия из представителей 17 министерств и ведомств: минобороны, морской и сухопутной разведки, Гидрометеослужбы, гидрографов флота и т. д.

Спутник видел даже гниющую рыбу

– Когда в 1998 году в Тымовском районе лесные пожары подступали к деревне Горки, – вспоминал Федорченко, – на основе спутниковых снимков я подготовил контурную карту и ежедневно показывал губернатору очаги пожаров. В те годы из Южно-Сахалинска несколько раз в неделю взлетал самолет лесоохраны. Он летел до Охи и с трехкилометровой высоты видел остров на 15 километров одну и другую сторону от направления полета. В облачную погоду разгорающиеся пожары самолет мог и не заметить. А наша система наблюдала пожары от южного побережья Северного ледовитого океана до середины Китая. На запад видели до Иркутска, а на восток – всю область, включая Курильские острова. Стог сена – три на три метра – замечали в любую погоду днем и ночью!

Госпредприятие и его оборудование разместили в бывшем здании облисполкома на Компроспекте. Место выбрали, учитывая углы наклона антенн, принимающих сигналы спутников, которые выходили из-за Сусунайского и Камышового хребтов. Система принимала космические фотографии, специалисты по спектру определяли, что происходит в конкретной точке карты.

– Я докладывал губернатору: на Курилах в таком-то месте выловлена рыба. Очевидно, браконьерское судно не могло подойти к берегу, поэтому заготовленную икру они вывезли, скорее всего, вертолетом. А потрошённую рыбу бросили на берегу. Оставленные хвосты начали гнить, «гореть», поднималась температура, спутник по спектру выделял этот участок на снимке. По его площади мы установили даже примерный объем рыбы – 600 – 800 тонн, – объяснил Федорченко. – Губернатор создал комиссию, она проверила место и убедилась в справедливости информации системы.

Предупредил об опасности Южно-Сахалинск и Путина

Кроме противодействия браконьерству, Вячеслав Федорченко отслеживал техногенные проблемы Сахалинской области, с крупным оборонным институтом подмосковного Красноармейска проводил разминирование будущей трассы трубопровода, занимался утилизацией боеприпасов. Под его началом в области тогда работали 120 минеров.

Перед приездом президента Владимира Путина в Сахалинскую область Федорченко написал исполнительной власти и федеральному инспектору служебную записку.

– Я указал, что мы не можем гарантировать безопасность пребывания президента на территории области в связи с тем, что на военных складах на улице Украинской хранится больше 800 тысяч тонн инженерных боеприпасов 1943 года выпуска, завезенных на Сахалин в 1947 году, – Вячеслав Федорченко прекрасно помнит все данные записки. – В случае подрыва может появиться воронка глубиной в тридцать метров и диаметром в 250 – 300 метров. При этом Южно-Сахалинская ТЭЦ сойдет с фундамента, здания могут быть разрушены на расстоянии до двух километров от места подрыва. Кроме этого, будет поврежден водозабор в Луговом…

– Вас не уволили после этого?! – с испугом спрашиваю я.

– Нет, почему?! – удивляется Федорченко. – На следующее утро ФСО проверила армию на наличие боеприпасов. Во время пребывания президента склад охраняла особая рота. А после этого городское хранилище боеприпасов расформировали и перевели в Корсаковский район.

Охотился на батарейки – отыскал бомбы

Кроме боеприпасов в земле или на складах, Федорченко собрал информацию о радиоизотопных термоэлектрических генераторах РИТЭГах. Примерно сотня этих атомных батареек – сравнительно компактных – в 1973 году поступила на объекты Тихоокеанского флота, в первую очередь, на отдаленные маяки. Энергии такого устройства, основой которого были стержни радиоактивного стронция, хватало для обеспечения маяка электричеством в течение десяти лет.

В конце 1980-х годов РИТЭГи исчерпали ресурс, их принялись менять. По словам Федорченко, в 1987 год вертолет уронил в море у мыса Низкий на восточном побережье Сахалина такую батарейку, перевозимую на утилизацию. В 1997-м флот потерял второе устройство – возле мыса Марии на севере острова. «Советский Сахалин» 17 июня 2016 года опубликовал об этих событиях статью Людмилы Степанец «Тридцать лет вокруг да около».

Вячеслав Леонидович решал отыскать РИТЭГи при помощи тех же спутников, которые могли обнаружить излучение от радиоактивных аккумуляторов. Федорченко обратился за консультациями к специалистам «Совинформспутника» (организации бывшего советского главного разведуправления. – Прим. ред.).

– Военные эксперты, пожилые отставные полковники, спросили у меня характеристики объектов поиска, – рассказал Вячеслав Леонидович. – Затем мне объяснили, что я должен проанализировать фотографии американских спутников «Ландсат» – в это время спецслужбы уже обменивались этой информацией.

Зная местоположение одного из затопленных РИТЭГов, Вячеслав Леонидович взял снимки этого района и определил, каким образом на спутниковом фото отображаются объекты с повышенным радиоактивным фоном. И нашел следы радиации в море – в 20 км на запад от бухты Тихой…

Сахалинец полагает – именно в этом месте находится упавший Ту-95 с останками экипажа, двумя атомными бомбами, но без элементов системы «свой-чужой» – по мнению Вячеслава Леонидовича, именно за этим оборудованием охотились американские боевые пловцы, прибывшие к месту падения на подводной лодке «Грейбэк».

Летчики отдали жизни, чтобы спасти посёлки Сахалина

Николай Сидоров предполагает: в 1976 году у берегов Сахалина при падении Ту-95 погибли восемь летчиков экипажа майора Мальцева. Машина, стоявшая на вооружении одного из тяжелых бомбардировочных авиаполков, ушла на боевое дежурство с аэродрома Чаган в Казахстане – пока это только гипотеза поисковика.

– Авария произошла в районе Сахалина, и самолет мог сесть на аэродромах в Соколе в Долинском районе или в поронайском Матросове, – рассказывает Николай Сидоров. – Но офицеры, опасаясь детонации атомных бомб при аварийной посадке, приняли решение садиться в море в заливе Терпения.

Для поисков самолета, по словам поисковика, необходимо небольшое судно с эхолотом или гидролокатором, могущее удаляться от берега на расстояние до 22 км. И подводный дрон, чтобы осмотреть обломки Ту-95, как только их обнаружат приборы. Все это у Сахалинской области есть.

Сидоров подчеркивает: результаты областной экспедиции следует передать министерству обороны, чтобы военные самостоятельно проверили, нет ли в затонувшем бомбардировщике атомных бомб?

По мнению Николая Николаевича, необходимость поисков самолета диктуют планы создания в Макаровском и Поронайском районах портов, которые должны быть включены в Северный морской путь. Маршрут Севморпути свяжет порты западной части России с Дальним Востоком и повысит интенсивность движения кораблей в заливе Терпения. Хотя бы поэтому стоит проверить, нет ли вблизи бухты Тихой опасного нечаянного захоронения.

2024 год в Сахалинской области указом губернатора объявлен Годом Защитника Отечества. А значит в список тематических мероприятий можно включить и увековечивание памяти экипажа бомбардировщика Ту-95, который «ценой жизней спас Сахалин от атомной катастрофы».

– Получив у военных точную информацию об экипаже, область сможет поставить в устье реки Тихой памятную стелу с описанием подвига летчиков и биографией контр-адмирала Анатолия Штырова, чья принципиальность и честность напомнили всей России о героизме авиаторов.

Подлодки «Грейбэк» (Grayback)

Эти подводные корабли длиной почти в сто метров в конце 1950-х годов американцы разработали под крылатые ракеты. Успели построить две лодки, но тут концепция использования подводных сил поменялась и ВМС США решили грозить СССР баллистическими ракетами. Поэтому класс «Грейбэк» получил другое назначение: доставлять к месту операции пловцов-диверсантов. И один из кораблей в таком качестве служил до 1984 года.

Лодку, в экипаж которой входило больше 80 человек, приводили в движение три дизеля и два мощных электромотора. «Грейбэк» с диверсантами могла подкрадываться к противнику на глубине больше двух сотен метров. На малых оборотах заряда аккумуляторов хватало лодке на несколько дней.

Погибший ракетоносец Ту-95

Этот бомбардировщик (с учётом всех модификаций) – один из самых быстрых винтовых самолётов, стоящих на вооружении мировых держав. Первые модели самолёта вступили в строй в 1957 году. НАТО прозвало мощную машину «Медведем». Долгие годы она обеспечивала СССР военно-стратегический паритет в холодной войне с США и НАТО.

На базе модификаций Ту-95 был создан межконтинентальный лайнер Ту-114. Сейчас на вооружении ВКС России стоят больше трёх десятков Ту-95МС. И военные не собираются списывать грозные машины.

 

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ