Иоланда Ризебос.
Иоланда Ризебос.

Персональная выставка «Путешествую и наблюдаю. Сахалин глазами иностранца» стала отчетом голландской художницы Иоланды Ризебос перед отъездом на родину и одновременно дебютом. Вместе с мужем, сотрудником компании «Сахалин Энерджи», она провела на острове пять лет и именно здесь, в студии молодой художницы и педагога Людмилы Асабиной, стала живописцем. Но и предыдущие умения – росписи по шелку, печатная графика – оказались нелишними в создании собственного образа Сахалина. Сиюминутные впечатления, схваченные внимательным взором автора, которого судьба забросила к нам после Омана и Брунея, открывают зрителям другую действительность, другое художественное кредо.

Ее работам к лицу слова поэта: «Цвет небесный – синий цвет полюбил я с малых лет…». Случайно или нет, но этот цвет доминирует на ее выставке в областном художественном музее – посетители окунаются в густую синеву небес, терпкую зимнюю свежесть и голубовато-серебристое мерцание рыбного урожая на льду. Да, есть у нее сюжеты, для сахалинской живописи традиционные: это зимняя рыбалка, услада тысяч островитян, что со вкусом запечатлена у Гиви Манткавы, Де Сон Ена, это крабы, рыба, припорошенная снежной пылью, что входят в лидеры сахалинских эстетических брендов наряду с вулканами-морями и краеведческим музеем. На этом, пожалуй, сходство кончается.

Не в пример большинству своих коллег, Иоланда не увлечена натуральными красотами, каких у нас немерено, только выйди за угол. Главный объект ее внимания – рукотворного свойства. Если в Голландии будут пытаться представить по ее работам внешний облик Южно-Сахалинска и юга острова (Охотское, Березняки, Долинск), картина будет неоднозначная. Потому что она с упоением пишет облезлые портреты «брежневок», «хрущевок» и «сталинок», тихо помирающих от старости на наших глазах. Она поэтизирует руины завода в Долинске, избушки в Охотском или рынок-шанхайчик. Свои работы одевает в оконные рамы, подобранные как раз в брошенных домах. Для нее вершины советского домостроения – излюбленная тема, и конец советской эпохи, по мнению Иоланды, должен привлекать не меньше туристов, чем руины Древнего Рима. Фокус в том, что внутренним зрением Иоланда видит прекрасную большую историю за обшарпанным фасадом – судьбы хороших людей и великой страны. Это как встряхнуть детскую игрушку калейдоскоп, и цветные стеклышки сложатся неожиданно в другую картинку. Оттого своеобразный триптих – церковь в Долинске, памятник Ленину с погонами снега на плечах, опоры у поселка Зима – объединен ее восторгом по поводу «ослепительного пространства неба, не расчерченного белыми полосами самолетных трасс». И ее сахалинские портреты – старушки, девушек, подруги по интернационалу «Сахалин Энерджи», ветерана войны – обнаруживают умение проникать в суть характера и дружелюбный оптимизм, которые нам стоит перенять. И тогда проза жизни неизбежно оборачивается поэзией.

Надо сказать, что искусство Нидерландов по сравнению с другими европейскими странами наиболее многогранно всплывает в повестке дня художественного музея. Здесь можно вспомнить не только о творчестве современной художницы Луисы ван Аленбург, которую вдохновляли сахалинские мотивы, но и выставку «малых голландцев» и большой проект «Голландские и фламандские фотографы о России», даровавшие немало открытий. Прежде всего – на пути познания Сахалина сахалинцами как чего-то нового, постоянно меняющегося к лучшему, где прошлое прекрасно фактом существования. Ну и, разумеется, выставка-путешествие Иоланды Ризебос стала новым шагом на пути укрепления связей Сахалин – Россия – Нидерланды.

И. СИДОРОВА.