Кровопролитие в тундре. Браконьерство вновь набирает силу?

746

24 февраля в Охинском районе, в верховье реки Дуна, в восьми километрах на восток от речного берега, лесничие обнаружили следы браконьерской расправы над стадом краснокнижных северных оленей. Шокирующее видео с останками 25 животных появилось ночью в одной из групп WhatsApp.

– Куда не поедешь, везде кровь, – комментирует очевидец. – Видно, загоняли табун, таскали животных тросом, подранка догнали и тоже убили… 

Редакция «Советского Сахалина» провела проверку на достоверность видео, опубликовала информацию в своем телеграм-канале и обратилась в правоохранительные органы. 25 февраля региональное управление следственного комитета возбудило уголовное дело, а к месту обнаруженных останков оленей отправились сотрудники СК, полиции и прокуратуры.

Как стало известно, до места преступления следователи добирались чуть ли не двое суток по бездорожью. К радости браконьеров. Ведь когда палит солнце, присыпает снежок, все вещдоки «растворяются»… Хотя в этом случае было бы логично найти возможность и отправить следственную группу вертолетом.

История прогремела на всю страну. У любого нормального человека запечатленное на видео ничего кроме ужаса вызвать не может. Политая кровью снежная площадка, на ней тут и там разбросаны фрагменты тел убитых животных – головы, копыта, а также … не успевшие появиться на свет оленята. По предварительным данным, безжалостные браконьеры лишили жизни 12 олених… В соцсетях сахалинцы высказывали предположения, чьих это рук дело, требовали найти и строго наказать убийц.

У Госдумы много вопросов

Редакция «Советского Сахалина» обратилась к Владимиру Бурматову, заместителю председателя комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды. Вот что он рассказал по телефону:

– Насколько я понимаю, это не голодавшие жители деревни. Огромное количество животных положили. Зачем? Рационально это не объяснишь.

Это ведь сотни килограммов мяса… Зачем было отрезать животным головы? К чему такая нарочитость и абсолютное отсутствие боязни быть пойманными? Почему пять дней не расследовалось преступление? Дошло до нас, и мы дальше подключили следственный комитет и генпрокуратуру.

Никто не подсуетился за пять дней возбудить дело, все было шито-крыто, пока информация не ушла в федеральные СМИ и телеграм-каналы. А почему местные силовики не делали ничего по горячим следам?

Как допустили уничтожение огромной популяции краснокнижных животных, если за этим должны элементарно следить инспекторы, которые этим занимаются? Где они все были? Много вопросов.

Кто мог провернуть такое «мероприятие»? Первое, что приходит в голову: действовала организованная группа лиц явно по предварительному сговору. Это два отягчающих обстоятельства, которые позволяют квалифицировать дело по-другому и на другие сроки рассчитывать при назначении наказания по верхней планке.

Как минимум, одной из версий должно быть: а не может ли быть, что среди браконьеров были люди, которые способны обеспечить «герметичность процесса». Ответит на вопросы следствие.

Депутатские запросы направлены руководителю СК Александру Бастрыкину. Надеемся, расследование будет качественным, непредвзятым, эффективным с точки зрения сроков и результатов. И мы наверняка узнаем что-то интересное: что за люди охотились, кто они…

Кровавый след ведет в Ноглики

Своим видением ситуации с «Советским Сахалином» поделился постоянный консультант газеты Андрей Здориков, отдавший многие годы охотничьему хозяйству региона, ныне председательствующий в общественном совете регионального агентства лесного и охотничьего хозяйства, член совета сахалинского отделения Русского географического общества, биолог-охотовед:

– Я поддерживаю связи с охотоведами и лесниками во всех районах, поэтому знаю о происходящем из первых уст. Мне знакомы те места, где уничтожили оленей. Речка Дуна расположена южнее мыса Дружба на западном побережье острова. Это хорошие места для нагула оленей и отела. В свое время приходилось там браконьеров гонять – и в 1990-е, и в начале 2000-х. Такие случаи бывали: и сахалинцы оленей на севере острова били, и с материка приезжали целые вездеходные поезда за олениной. Мы их заворачивали, отбирали оружие. В то время действовало управление охотничьего хозяйства. Мы работали в пределах своей компетенции, пресекали браконьерство на корню. 

Как стало известно о происшедшем? Факт выявили охотоведы, лесники, которые проводили учетные работы – по следам определяли численность и видовой состав животного мира. Учетные работы проводятся в зимне-весенний период по определенным маршрутам. По примерным оценкам, с момента преступления до обнаружения следов кровопролития прошло 4 – 5 дней.

Кстати, и лося полуживого, истекающего кровью в Ногликском районе на реке Тымь, ранее также нашли учетчики. Злоумышленников уже вычислили и привлекают к ответственности. Известно, что это несколько жителей района.

Думаю, и в случае с оленями найдут виновных. Как минимум, у таких граждан нужно изымать оружие и лишать права владения им на будущее. Очень важно, что руководство следственного комитета РФ в лице Александра Бастрыкина взяло дело на контроль.

Сахалинский северный олень занесен в региональную Красную книгу. Период отела у этих животных – в марте. Охотоведы, лесники в этот период выезжают на охрану объектов животного мира, в том числе оленей, на особо охраняемых природных территориях либо близких к ним.

Беда в том, что у охотоведов не хватает современных скоростных снегоходов, квадрокоптеров, металлоискателей, которые помогли бы искать улики. В целом снабжение оставляет желать лучшего. Но ведь охотоведы, по сути, работают в условиях, приближенных к боевым! Им противостоят злоумышленники, в распоряжении которых и скоростные снегоходы, самые современные виды связи, дорогостоящее нарезное оружие. Проблема есть, и ее нужно решать, иначе не получится эффективно пресекать зло – браконьерство.

Я предполагаю, что по случаю праздничных выходных охотоведы расслабились. Но не исключаю, что в их рядах есть «крыса» – предатель, браконьерский информатор, который и сам не прочь поучаствовать в такой охоте.

Вообще, на моей памяти подобный случай не первый. В 1990-е «бракаши» и по полсотни голов уничтожали. И такие дела расследовались, виновных находили, привлекали к ответственности. На сегодня сбили волну браконьерства, но случившееся – тревожный симптом: значит, явление вновь набирает силу.

Об уликах. В головах оленей могут быть пули. Учитывая, что нарезное оружие на особом учете, вычислить владельцев вполне возможно. По вездеходам: замечены следы от «гусянок» шириной 50 и 60 сантиметров. 60 – редкая модель, таких на весь район может быть от силы 2 – 3. Они на учете, их могут проверить полиция и прокуратура. С места сообщают, что санный след с места преступления протянулся на юг, через горный хребет, к Ногликам. Думаю, оленей добыли не на продажу. У «бракашей» есть что-то волчье в повадках – сколько оленей увидят, столько и добудут. Это мясо нужно искать не на рынках, а в их холодильниках.

Между тем

Региональное следственное управление СК РФ по результатам проведенной проверки возбудило уголовное дело по ч. 2 ст. 258 УК РФ – незаконная охота, совершенная лицом с использованием своего служебного положения либо группой лиц по предварительному сговору или организованной группой либо причинившая особо крупный ущерб. Статьей предусмотрены меры ответственности от штрафа в размере от пятисот тысяч до одного миллиона рублей до лишения свободы на срок от трех до пяти лет.

Председатель СК России Александр Бастрыкин поручил руководству регионального управления доложить о ходе следствия.

Николай ПИТЕРСКИЙ.

Запись разговора редактора “Советского Сахалина” с депутатом Госдумы РФ Владимиром Бурматовым