Кыргыз-таун на Сахалине: миф или реальность?

По данным управления федеральной миграционной службы (УФМС) по Сахалинской области, с начала года наблюдается заметный рост числа иммигрантов из ближнего зарубежья. Причем в основном сейчас приезжают на Сахалин выходцы из бывших среднеазиатских республик, прежде всего – из Киргизии и Узбекистана. Они прибывают в безвизовом режиме, как правило, на заработки.
Попробуем разобраться, чем так оказался привлекателен Сахалин для наших бывших соотечественников по СССР. Что заставляет их сниматься с насиженных мест, отправляться в столь дальний путь, претерпевая при этом множество лишений? И, с другой стороны, насколько готов Сахалин принять большое количество приезжих? Есть ли для них рабочие места? Готовы ли наши школьные и дошкольные учреждения к работе с теми, кто плохо владеет русским языком?
Обычная история
Эпопея моего собеседника Бакыта во многом похожа на истории сотен его соотечественников, приехавших на островную землю из далекого Кыргызстана. Бакыт приехал из Ошской области, что находится на самом юге страны. Не из крупного города, а из поселка нефтяников городского типа Кочкор-ата. У Бакыта на родине двухкомнатная квартира в «хрущевке» с газом и всеми коммунальными удобствами. Ему 37 лет, он в свое время закончил в своем же поселке профучилище, посвятил жизнь нефтяной отрасли, 10 лет работал на промысле помощником бурильщика. В бытность СССР ему не раз доводилось работать вахтовым методом в российском городе Сургуте. А с развалом Союза эти связи нарушились, киргизские нефтяники сосредоточились на добыче нефти на своей территории. Начались перебои с зарплатой, в 1995-м задержки доходили до полугода… Закончилось тем, что Бакыт, как и многие его земляки, отправился в начале 2000-х на заработки в Россию. Поселковые старики по этому поводу горько шутят: дескать, остались в родных краях одни женщины, дети и пожилые люди, а все мужчины как будто ушли на фронт…
Соотечественники-киргизы «рассыпаны» сейчас по всей России, большего всего их в Екатеринбурге и в Красноярске, куда в свое время пробили дороги киргизские «челноки». Делятся между собой информацией – и прежде всего о том, где заработки выше. Бакыт сначала по «наезженной колее» отправился в Сургут, думал устроиться на работу по специальности. Не взяли – у него нет российского гражданства. Поварился в системе ЖКХ, затем на стройке, но условия не устроили:  в ЖКХ заработки невысокие (6 – 7 тысяч рублей), а строительство в северных условиях –  дело сезонное, в октябре уже останавливается, наступает полноценная зима… Вернулся домой, после 4-месячного перерыва отправились с женой в Красноярск. Торговали на рынке, но прибыль оказалась невысока, хватало только на текущие расходы, прежде всего на оплату съемного жилья. Через пару месяцев он устроился на мебельную фабрику сборщиком мебели, а жена, между прочим, в свое время закончившая медучилище в Киргизии, – на местный хлебозавод. На двоих получали 11 тыс. рублей, опять-таки львиная доля расходов приходилась на оплату жилья и повседневные нужды, накопить даже немного денег не получалось.
Как-то один земляк рассказал, что на Сахалине есть возможности зарабатывать больше. Назвал даже фантастические по киргизским меркам цифры – 1 – 1,5 тысячи долларов! Так и было принято решение: в декабре 2004-го Бакыт прибыл на остров, а следом приехала и жена. Довольно быстро оба устроились в совхоз «Тепличный», где и работают по сию пору. У Бакыта сейчас одна заветная мечта – получить гражданство России и попытаться устроиться по своей специальности на предприятие нефтяной отрасли. Хотя и сегодняшний расклад его во многом устраивает. Несмотря на большие расходы на проживание, удалось за это время скопить денег на квартиру в родном поселке, приобрести земельный участок в 8 соток в сельской местности под строительство дома. Квартира в рублевом эквиваленте обошлась в 150 тысяч.
– Это нам на старость – вот детей устроим, вернемся на родину, будем на земле работать, сад заведем, – делится со мной Бакыт. – У нас ведь все растет – и черешня, и абрикосы, и персики, и виноград… Очень тянет на родину, я с 2004 года там не был. А ведь у меня в Кочкор-ате старший сын, он сейчас 9-й класс закончил, и младшая дочь – ей только подошла пора в школу идти. Средний сын Мирлан прошлой осенью на Сахалин приехал. Ему 13 лет, он сначала очень плохо по-русски говорил, поэтому в школу его не отдавали. А сейчас у него здесь много друзей, они его на русский манер Мишкой зовут, язык быстро освоил. Так что осенью в школу пойдет. Я и дочь буду устраивать в русскую школу, которая у нас работает в поселке, и старшему сыну говорю, чтобы получал специальность и учил русский язык.
– А  почему не попробовал устроиться где-нибудь в центральной части России, в Москве, например? – интересуюсь у собеседника.
– В столицах и без нас есть кому работать, к тому же там очень часто обманывают с деньгами. Среди моих знакомых очень многие, наоборот, из Москвы на Дальний Восток, на Сахалин едут. В 2004-м я был один из первых киргизов на острове, а с прошлого года много приезжает и киргизов, и узбеков. Устраиваются на работу, как правило, сами, в основном в сельском хозяйстве, на стройки. Сейчас вот на лососевую путину много наших приехало. Но я не сторонник сезонной работы. Она себя не оправдывает. Лучше уж так, как у нас: пока за детьми мои родители пожилые присматривают, мы с женой здесь деньги пытаемся заработать.
– Бакыт, а кто из твоих земляков приезжает – что это за люди?
– Люди в возрасте 25 – 30 лет – и мужчины, и женщины. Среди них есть и люди с высшим образованием, учителя, медицинские работники. Но устраиваются они здесь не по специальности – берутся за любую работу, где есть возможность больше денег получить. Моя жена, например, в Кочкор-ате медсестрой работала, получала 150 – 200, если считать в рублях, а у меня зарплата выходила примерно 1000 рублей. Как на такие деньги жить и детей растить? Цены-то у нас немногим ниже сахалинских! Сейчас зарплата в десять с лишним раз больше… Некоторые приезжают и рожают здесь детей. Одна моя знакомая родила на Сахалине, ребенку дали российское свидетельство о рождении, женщина получает компенсацию, правда, не очень большую – 3 – 4 тысячи рублей…
– Ты неплохо говоришь по-русски…
– Раньше в школе нас хорошо готовили, это сейчас русский в Киргизии слабо преподают – факультативно, а то и вообще никак, если учителей нет. Ну а кроме того, в нашей семье многое связано с Россией. Мой покойный дед по материнской линии Рысмамат Назаралиев воевал в Великую Отечественную, закончил войну на Дальнем Востоке, где участвовал в боях с японцами, у него награда за это есть. Мой брат служил в армии тоже на Дальнем Востоке – в Комсомольске-на-Амуре… В нашем и соседнем поселках работали два филиала московских заводов. На них выпускались запчасти к советским самолетам и ракетам. Моя мама на одном заводе работала, ездила в начале 1980-х на стажировку в Москву. Затем эти заводы прекратили работать, мама устроилась на ламповый завод, он и сейчас действует в 50 километрах от нашего поселка, все материалы, сырье поступают из России… У нас в Кыргызстане сейчас политики все власть между собой делят – то «тюльпановая» революция, то еще что-нибудь. А про то, как народу жить, никто не думает. Получается, кто раньше зажиточным был, сейчас богаче во много раз стал, а кто бедный – совсем обнищал…
Мой собеседник живет на Сахалине уже несколько лет, легально работает, должен был в нынешнем году оформить временное проживание, а затем российское гражданство, но подвела бюрократическая волокита в консульстве Кыргызстана в Новосибирске – документы пришли поздно, квота на временное проживание уже была исчерпана. На следующий год нужно все оформить заблаговременно, а затем… Земляк Бакыта, который раньше прошел необходимые процедуры и оформил гражданство, зовет его в Ногликский район работать на предприятие в составе Роснефти. Вот такая перспектива.
Волна за волной
Начальник УФМС по Сахалинской области О. Савченко прокомментировала миграционную ситуацию, сложившуюся в области в последнее время:
– Перед управлением, которое создано, напомню, в прошлом году, стоит ряд важных задач. В частности, нужно провести анализ и дать ответ на вопросы, сколько точно на территории области иммигрантов, в том числе из стран СНГ, и каков качественный состав въезжающих, то есть что это за люди, какова их квалификация
и т. д. Сейчас точная картина неясна. Стране нужны рабочие руки, готовые выполнять работу за относительно невысокую зарплату, это факт. Федеральные законы №109 и 110 нацелены на помощь тем, кто уже находится на территории России, и тем, кто въезжает. Помимо того они еще и помогают вернуться в правовое поле тем нелегалам, которые формально числились административными правонарушителями. Нелегалы получают шанс легализоваться, в течение 10 дней получить разрешение на работу и право официально трудоустроиться в течение 90 суток. Правда, следует оговориться: такие разрешения выдаются лишь тем, кто не допускал за время своего нахождения на территории области серьезных правонарушений, несущих вред обществу.
Что касается нынешней миграционной «волны», то она на Сахалине не первая. В 1994 – 1997 годах на остров был наплыв выходцев из Азербайджана. Несколько позже докатилась «волна» с Кавказа, из Армении. Сейчас вот – из Средней Азии. Так что явление это не новое, на Сахалине вообще традиционно вместе проживают люди самых разных национальностей. Те, кто приехал в прежние годы, кому приглянулась островная земля и кто решил остаться здесь надолго, поработать на благо области, прошли все положенные этапы – временное проживание, получение гражданства, сейчас эти люди имеют российские паспорта. Люди с психологией временщиков автоматически «отсеялись». Существует  общественное объединение армянской диаспоры, которая значительно выросла, на том же пути азербайджанская диаспора. У киргизов и узбеков все это еще впереди. У последней «среднеазиатской волны» есть свои специфические особенности. Некоторые, еще не успев оформить толком необходимые документы, получить легальный статус, рожают детей и затем с грудными младенцами на руках приходят к нам, давят на человечность… Некоторое время назад бытовали опасения, что повсеместно в России появятся «чайна-тауны», поселения китайцев, но, на наш взгляд, в Сахалинской области сейчас более реальна перспектива возникновения поселений киргизов и узбеков. У этих народов очень развито чувство локтя, за одним первопроходцем «подтягиваются» родственники, друзья, знакомые. Ничего ужасного в этом нет, просто от соответствующих государственных, областных, муниципальных органов власти требуется проявить готовность  к нормальной работе с таким контингентом…
Как показывает предварительный анализ, среди приезжающих из того же Кыргызстана людей с высшим образованием единицы. Таких специалистов, независимо, откуда они приехали, миграционная служба старается «высеивать» из общего потока и настроена всячески помогать им адаптироваться  на сахалинской земле, заинтересовать остаться здесь на проживание.
– Надо заметить, что работа с иммигрантами из стран СНГ по линии управления сейчас максимально упрощена, – продолжает О. Савченко. – Постановка на учет этих людей носит уведомительный характер. Нет такого барьера, как соответствие места проживания санитарным нормам. За этим следят другие компетентные органы, миграционную службу устроит, если даже человек скажет, что проживает в строительном вагончике на такой-то стройплощадке или в таком-то дачном доме. По большому счету, чего греха таить, далеко не все россияне-сахалинцы проживают в жилье, соответствующем всем необходимым нормам: ютятся и в ветхих бараках, и в неудовлетворительных по пожарной безопасности или  санитарному состоянию домах…
Да, миграционная политика вырабатывается, как говорится, по ходу пьесы, потому что опыта подобной работы мало. И, как показывает практика, одним из важных моментов является контроль за работодателями. Настораживает в этой связи такая пропорция: по имеющимся данным, из общего числа приехавших из ближнего зарубежья и получивших разрешение на работу только треть, судя по поступившим в управление уведомлениям, трудоустроилась.
– Наверняка реальный показатель выше, – говорит
О. Савченко, – но работодатели, особенно частные предприниматели, не очень-то торопятся отчитаться. Объясняется это просто – у работодателей сейчас широкий выбор предложений, рабочих рук хватает, можно повыгадывать, похитрить.
Но отмечу к сведению предпринимателей: с начала нынешнего года ужесточился спрос за незаконное привлечение и использование иностранной рабочей силы. Сами иностранные граждане, нарушившие существующие законы, наказываются относительно небольшими, в пределах 2 – 5 тысяч рублей, штрафами, а вот юридическое лицо рискует заплатить за одного не оформленного должным образом работника штраф в 250 – 800 тысяч. Есть и другое нововведение. Прежде граждане СНГ, в отличие от граждан стран из дальнего зарубежья, приезжали в любом количестве без ограничений. Теперь введена квота. На нынешний год она составляет 40 тыс. человек. К концу года будет ясно – много это или мало для нужд предприятий Сахалинской области. В этой связи те предприятия, которые не заявят заранее о своем намерении использовать иностранную рабочую силу, окажутся в трудной ситуации на следующий год. Принципиально изменится сам подход: выбирать работодателя будут сами иммигранты, будет существовать определенный дефицит иностранной рабочей силы…
К слову, в областном управлении госслужбы занятости населения корреспондента проинформировали, что в эту инстанцию с вопросами трудоустройства иммигранты из Средней Азии обращаются крайне редко, предпочитают искать работу самостоятельно. А зря. Всем, кто обращается, оказывают помощь.
Пока родители на заработках
– А как складывается ситуация с несовершеннолетними детьми иммигрантов? – интересуюсь у О. Савченко. – Ведь пока взрослые устраивают свои взрослые проблемы и все их усилия направлены на зарабатывание денег, ребятня предоставлена сама себе, маленьких иммигрантов воспитывает улица со всеми вытекающими последствиями.
– Проблема есть, мы с областным департаментом образования стараемся держать на контроле каждого такого ребенка, – говорит начальник управления. – Не было еще ни единого случая, чтобы кому-то из детей было отказано в обучении. Мы требуем одного – чтобы ребенок был зарегистрирован по месту временного нахождения…
Кстати, с этим же вопросом журналист обратился в областной департамент образования. Выяснилось, что есть все необходимые механизмы и методики для включения таких ребят в образовательный процесс. Проблема в другом – не все родители спешат дать знать о своих чадах. Сотрудники департамента в этой связи благодарны неравнодушным сахалинцам, которые сообщают о предоставленных самим себе детях из семей, приехавших из ближнего зарубежья. В сентябре традиционно проводится месячник всеобуча, и работники образования стараются максимально полно собрать данные о таких детях, чтобы отправить их в школы.
Я. САФОНОВ.
Наша справка
По данным УФМС, за январь – май 2007 года в области выдано 13590 разрешений на работу, из этого числа значительная часть приходится именно на граждан СНГ – 5091. Разрешений на временное проживание выдано за этот период 718, причем на граждан СНГ – 713. А за пять месяцев прошлого года всего было выдано 115 таких разрешений. Многие «ближние» иностранцы изъявляют желание стать гражданами РФ. Для этого необходимо пройти этап оформления временного проживания. Однако с этим стало сложнее. С начала года введено квотирование на временное проживание: на Сахалинскую область выделена квота в 500 человек. Уже в первые два месяца эта квота была почти исчерпана, и опять-таки во многом благодаря выходцам из государств Средней Азии. Желающих получить разрешение на временное проживание гораздо больше, но ограничение никто не отменял. И еще один важный статистический показатель. Сегодня имеют официальные разрешения на работу на территории Сахалинской области 17252 иностранца (преобладают граждане СНГ), а в прошлом году их было на тот же период 7609. С начала года предприятиям разных форм собственности выдано 305 разрешений на привлечение иностранной рабочей силы (в прошлом за этот период – 332). За 5 месяцев составлено 10622 протокола в связи с нарушениями миграционного законодательства, наложено 32105,5 тыс. рублей штрафов, а взыскано 27500 тыс. рублей. Решением суда оштрафовано и выдворено за пределы России 55 человек. Выявлено 39 граждан с поддельными документами миграционного характера.