Машина времени. Япония. Сахалинские кинематографисты пытаются разгадать тайну мыса Анастасии

150
Первое путешествие во времени.

Творческое объединение сахалинских кинематографистов приступило к съемкам реконструкционных эпизодов для своего гиганта-проекта – фильма-дилогии «Разгадка тайны мыса Анастасии».

При подготовке к съемкам, когда актеры примеряли наряды, мастер костюмерного цеха Чехов-центра назвала происходящее машиной времени. Мы согласились и так и озаглавили эти эпизоды. Будет три модификации «Машины времени» – японская, советская и американская.

Драматический театр любезно согласился помочь в съемках, предоставив, например, японское кимоно из спектакля «Игра в Го. Акутагава. Новеллы», а также костюмы из других спектаклей. Настоящий самурайский меч выдали в Сахалинском отделении Поискового движения России.

Немного о нашем первом путешествии во времени. Рано утром в воскресенье, пока в городском парке еще мало людей, мы облачились в японскую одежду времен Второй мировой войны. Владимиру, Екатерине и юной Веронике предстояло погружение в прошлое.

Там, где еще сохранились ландшафтные и религиозные следы периода Карафуто, наши герои, управляя машиной времени, перенеслись в лето 1945 года. Им предстояли встречи с персонажами фильма.

В небе над Беринговым морем догнали бомбардировщик Б-52 «Митчел», направлявшийся к японским рыбоконсервным заводам на острове Парамушир. Затем приземлились на борт военного корабля, сопровождавшего конвой с военных баз Ката­ока и Касивабара на островах Парамушир и Шумшу в порт Отару. Потом на бреющем пролетели над палубой советского парохода «Трансбалт», только что прошедшего Первый Курильский пролив и направившегося в пролив Лаперуза с грузом ленд-лиза. В районе порта Отару погрузились в пучину Японского моря и оказались на палубе субмарины USS SS-411 «Spadefish», уходящей от разрывов глубинных бомб. На обратном пути нырнули в залив Анива. У мыса Анастасии определили течение и видимость под водой у затонувших эскортного корабля «CD-112» и парохода «Саппоро-Мару № 11».

Смысл этих реконструкционных эпизодов в том, что участники съемочной группы (те, кто работал с материалом, писал музыку, искал затонувшие корабли и т. д.) пытаются приблизиться к героям фильма, ощутить себя в их обстоятельствах, погрузиться в эпоху, в которой происходили события фильма, почувствовать ход времени, наконец.

Спросите, для чего? Наверное, для того, чтобы соединить смыслы тех ярких и весьма трагичных событий с сегодняшним днем. Сделать выводы для себя, нащупать свои корни. Так, во время работы над фильмом автор неожиданно для себя узнает в участниках давних событий своего деда. Это открытие становится одним из важных поворотных моментов фильма.

Интересно, что почувствовали ребята, попробовав погрузиться в эпоху 80-летней давности.

Екатерина:

– Сначала было не по себе – чужие культура, эпоха, непережитые события. Трудно было избавиться от «синдрома самозванца». Но блики рассветного солнца на кимоно вдруг действительно переместили меня в прошлое – в какой-то короткий миг спокойной семейной прогулки. В эти секунды для меня действительно стерлась грань между прошлым, настоящим и будущим. И фраза «здесь и сейчас» зазвучала по-настоящему многогранно: здесь – это где? А сейчас – это когда? Время безжалостно или его не существует? Хорошая пища для размышлений.

Владимир:

– Было как-то неудобно в японской форме. Зная, как в то время японский народ не дружил с корейским. Но подумал, что в каждой нации есть свои исключения из правил. И поэтому больше думал о том, что это такая же семья, как и моя, но жившая в другое время.

Лидия:

– Ощущение полной картины возникло уже при просмотре файлов в программе редактирования, особенно после добавления эффекта кинопленки. А во время съемки, именно в момент перехода реки каждым персонажем, было чувство, что ты действительно наблюдаешь со стороны другое время.

Следующие съемки будут проведены по советскому и американскому эпизодам.

Работа над фильмом продолжается и поддержана президентским фондом культурных инициатив.

Александр ЗАРЧИКОВ, директор АНО «Творческое объединение сахалинских кинематографистов».