Водород вместо нефти, газа, угля – новый тренд.

Российским нефтяникам посоветовали готовиться к «новой реальности» в связи со снижением роли нефти, экологическим регулированием и ростом популярности возобновляемых источников энергии. Об этом говорится в исследовании Boston Consalting Group, которое поступило в «Ленту.ру».

В настоящее время ситуация в российском нефтегазовом секторе более позитивна по сравнению со многими международными игроками. Четыре из пяти самых эффективных предприятий в мире по методике оценки TSR (cовокупный доход акционеров, который формируется из суммы дивидендной доходности и доходности от прироста курсовой стоимости бумаг) — российские.

Причинами стало то, что отечественные компании владеют собственными активами, затраты на добычу относительно низкие, и к тому же снижающийся курс рубля создает дополнительное преимущество.

Однако, по оценке аналитиков, нефть сохранит свою актуальность только в следующие 50 лет. Международные конкуренты в условиях падающей прибыли уже начали трансформироваться и принимать решения относительно диверсификации, оптимизации портфеля и совершенствования нефтегазовых операций.

Эксперты предупреждают, что в среднем потребление нефтепродуктов в качестве топлива будет снижаться. Помочь российским компаниям сформировать устойчивую модель ведения бизнеса на годы вперед могут изменение портфеля в пользу газа и водорода, а также фокус на нефтегазохимии.

Ранее сообщалось, что французская нефтегазовая компания Total предсказывает конец эпохи нефти после 2030 года. Более пессимистичные прогнозы дали норвежская Equinor и норвежская Rystad Energy, которые отвели нефти срок до 2027 – 2028 годов.

Эксперты утверждают, что к 2050 году мировой рынок водородного топлива может перерасти нефтяной. Все мировые энергетические компании-лидеры идут в сторону водорода как наиболее перспективного топлива, которое отвечает всем «зеленым» критериям.

При этом перед Россией стоит задача – к 2035-му наладить экспорт не менее 2 миллионов тонн водорода в год. Список вариантов применения нового энергоносителя широк. Его используют в системе ЖКХ, а также в транспортной сфере.

Сахалин представляется одним из удачных регионов, где можно разворачивать водородную энергетику и отрабатывать «восточное» направление экспорта. Это связано с удобным географическим положением области.

Регион находится ближе к Южной Корее и Японии, чем, к примеру, Австралия, которая также пытается выстраивать свою энергетическую стратегию. А стоимость доставки водорода сильно влияет на цену конечного продукта. Транспортировка – это 30 – 70 процентов себестоимости такого топлива.

Еще один важный фактор – Сахалин обладает ресурсами и мощностями, которые могут быть использованы для производства водорода. Это природный газ, а также различные резервы энергетической системы. Кроме того, специалисты отмечают большой ветропотенциал островного региона, благодаря которому можно производить около 3 миллионов тонн водорода в год.

С учетом этого на Сахалине прорабатывают проект создания водородного кластера.
– Для его реализации формируется консорциум заинтересованных отечественных и международных компаний. Мы ведем переговоры с госкорпорацией «Росатом», компаниями «Air Liquide», «Air Products» и другими, – отметил на одной из встреч с главой Газпрома Алексеем Миллером губернатор Валерий Лимаренко.

Предполагается, что водородный кластер может включать мощности по производству водорода, системы его поставок на рынки соседних стран ATP, а также водородный парк и центр компетенций для применения технологий в различных секторах экономики области и последующего использования решений в других регионах страны. Выстроить технологическую цепочку производства и поставок экологически чистого топлива эксперты рассчитывают на основе российских разработок.

Павел АНДРЕЕВ.