Куда устроить маму?
У нас, россиян, словосочетание «дом престарелых» рождает вполне определенные эмоции. Не положительные. И когда мы слышим, что кто-то из знакомых определил своих родителей в это учреждение, первая реакция – возмущение. Как можно? Считается, что только очень черствые, бездушные и бессовестные люди могут принять такое решение. Нравственные законы еще живы в части общества, по ним тех, кто вынянчил, выкормил, самоотверженно тянул детей к лучшей жизни, грех отдавать в богадельню. Человека дважды за его век носят на руках: в младенчестве и старости. Нянчиться с ним в старости – долг тех, кого он качал в детстве. Так было всегда.
Но жизнь все-таки сильно изменилась за последние десятилетия. Родители и дети часто живут в разных, иногда весьма отдаленных областях. Не у всех просторные комфортные квартиры. Очень трудно стало найти и сохранить приличное рабочее место.
Семья сына, например, нормально устроена в Южно-Сахалинске, а его старенькая мама доживает последние годы в одиночестве и немощи здесь же, на острове, в Буюклах.
Трудно маме в полублагоустроенном бараке, хочется жить поближе к своим, но переезжать в трехкомнатную квартиру сына, где обитают пять взрослых и двое ребятишек, она категорически не хочет. Ей нужен покой, она привыкла к тому, что сама себе хозяйка. Вот и мучаются оба: сын и мать.
Другой пример. У дочери – весьма ответственная высокооплачиваемая работа. Такую не каждый день и не каждому предлагают. А дома проблема: у 80-летнего папы стало плохо с памятью: включит чайник и забудет о нем, откроет кран с водой – и течет она целый день. Слава Богу, не мимо раковины. А то из дома выйдет, а назад дорогу не найдет. И приглядеть за ним некому, потому что внуки все живут на материке, в квартире их только двое: папа и дочь.
Ну не бросать же работу, должность, к которой женщина шла годы!
И озабоченный проблемой маминого переезда сын, и измученная семейными неурядицами дочь в мыслях не держат дом престарелых. Не то у них воспитание. Да и наслышаны они, наверное, о том, что и для одиноких, никому не нужных стариков, мест в этих домах не хватает.
– Я несколько раз был в Америке, видел их пансионаты для стариков, – рассказывал по телефону пятидесятилетний мужчина. – Чаще всего это небольшие, скромные, но уютные дома, в которых у каждого пожилого человека свои апартаменты, однако много общих мероприятий, следовательно, пенсионерам там не скучно. Хороший медицинский уход, здоровая пища. Думаю, моя мама согласилась бы жить в таком доме престарелых. Мы могли бы часто видеться. Чем пансионат хорош – человек там не чувствует себя приживалой, у него сохраняется и достоинство, ведь он сам платит за всю «музыку». Наверное, суммы эти не заоблачные, и я уж как-нибудь искрутился, заработал бы на пансион.
Но для сахалинцев подобные частные пансионаты – пока только в мечтах.
Ниша частных пансионатов пуста
Это подтвердила и начальник областного департамента соцзащиты населения
Е. Ивашова. В общем-то она считает, что перспективы для открытия частных пансионатов в области есть. Сегодня у нас насчитывается 12 государственных учреждений для граждан пожилого возраста и инвалидов: 8 общего профиля, 3 – психоневрологического и один дом ночного пребывания, в просторечии – ночлежка. В них содержатся 1618 человек. Недавно открыли новые дома престарелых в Макарове, в селе Михайловка Александровск-Сахалинского района, вот еще отремонтируют и расширят подобное учреждение в Томари – и все. Дальше развиваться сеть госучреждений не будет, у государства на это денег нет. Тех стариков, которые ждут не дождутся очереди поселения в дома престарелых и инвалидов, устроят, очередь иссякнет, а дальше будем строить социальную политику так, чтобы обходиться тем, что имеем.
Поэтому у бизнесменов, которые первыми придут в новое дело, есть шанс победить. Ниша частных пансионатов совершенно пуста.
По мысли Е. Ивашовой, частные пансионаты должны отличаться от государственных учреждений своими небольшими объемами.
– Если бы я занималась таким строительством, – говорит начальник департамента, – я бы максимально приблизила пансионаты к земле. Это была бы малоэтажная застройка с небольшим количеством малогабаритных квартир. Чтобы старики могли выходить в сад или рощу.
Дважды в департамент обращались люди с предложением открыть частный пансионат, но, узнав о сложностях этого бизнеса, отказывались от своих идей. Ведь если организовывать дело официально, потребуются десятки согласований с разными контролирующими структурами, а в самой работе такого учреждения нужно неукоснительно соблюдать санитарные нормы и правила. Одного желания тут мало, требуются большие материально-финансовые ресурсы, серьезная организация дела.
По мнению Е. Ивашовой, этот бизнес по силам фирмам, занимающимся гостиницами. Им знакомы все требования САНПИНов, они знают, как устраивать быт постояльцев. Если к этим знаниям добавить сострадание, желание как можно лучше организовать жизнь немощных, порой капризных, как дети, стариков, получится то, что надо. Только когда объявятся первопроходцы в новом виде бизнеса?
Менталитет не позволяет
А чрезвычайные обстоятельства складываются в десятках сахалинских семей уже сегодня. Разговор идет не о постоянном поселении стареньких пап и мам в госучреждения – люди приходят в департамент соцзащиты в слезах и просят принять своих родителей только на время отпуска, командировки. Они согласны заплатить за их пребывание любую сумму, поскольку самого старшего члена семьи просто некуда пристроить. И получают отказ.
В областном департаменте соцзащиты думали об открытии платных отделений в домах престарелых и инвалидов как раз для таких случаев, однако есть серьезная закавыка, из-за которой дело тормозится.
А вдруг люди, вернувшись из отпусков и деловых поездок, не захотят забирать маму или папу домой? Может такое случиться? У нас – вполне. И что делать тогда социальной службе? На улицу человека не выбросишь. А в законодательстве на этот счет – дыра. И платное отделение для временного пребывания стариков вполне может превратиться в постоянное. Такой у нас менталитет.
Соединить старых и малых
В общем, для комфортной жизни тех стариков, у которых есть дети – и неплохие, заботливые, – пока еще ничего в области не придумано, не организовано.
Зато замышляется облегчить существование одиноким с помощью молодых семей.
До сих пор государство думало над тем, как забрать одинокого немощного старика из его квартиры и поселить в «муравейник» под названием «дом престарелых». Теперь считает, что более гуманно помогать ему в родных стенах, не вынимая, так сказать, из гнезда. Человек привыкает к своей обстановке, к кровати, в которой спит. Ну и не надо ничего менять в его образе жизни. Следует только обеспечить хороший уход, присмотр, общение, о которых он мечтает.
Как? А вот как. Многие одинокие старики живут в благоустроенном приватизированном жилье, которое им завещать некому – разве что троюродному племяннику? А в это же время молодая семья перебивается на чужой жилплощади и не против заработать квартиру, тем более что другим путем ей этого не сделать. Остается только соединить этих людей. Молодая семья берет на себя обязанности по уходу за стариком пожизненно, а после его смерти жилье его переходит в их собственность.
А чтобы не случилось ничего негативного на этом поле, надо процесс сведения «старых и малых» поставить под надежный контроль. Находить эти семьи и следить за развитием их отношений будет департамент соцзащиты, а для общественного контроля следует создать попечительский совет.
Чем хорошо это направление? Не требуется бюджетных средств. Не требуется никаких согласований санитарных и иных органов. В выигрыше все. И главное, есть законодательная база, позволяющая решать все проблемы, исходя из договорных отношений.
Уже есть просьбы от молодых семей подобрать им требующих ухода стариков. Нужна небольшая подготовка – и можно будет «запускать» новое направление. Кстати, задачу по поиску нуждающихся в уходе пожилых людей и выяснению их отношения к содружеству с молодыми областной департамент уже поставил перед своими службами в районах. Есть надежда, что к концу года договорные отношения двух заинтересованных сторон будут отработаны. А что? Разве мало мы знаем случаев, когда за какими-то стариками присматривают знакомые, соседи. Бывает, что в благодарность эти старики завещают им жилье. Теперь эти отношения хотят активизировать и поставить под контроль.
И казенный дом может быть уютным
Конечно, найдется немало оппонентов тем идеям, которые здесь изложены. Потому что сама проблема старости непростая. У нас много и таких пожилых, которые одиноки и сами по себе, и при наличии сынов, внуков. Им не приходится выбирать между жизнью в семье близких людей или пансионатом. Они мечтают просто о теплой постели и тарелке горячего супа. И дом престарелых для них – не богадельня, а спасение.
Кстати, и Е. Ивашова обиделась, когда я в разговоре использовала это слово. Правда, я всего лишь цитировала письмо в газету…
Начальник департамента пригласила меня в новый дом престарелых, открытый в Макарове весной этого года. «Его и домом престарелых язык не поворачивается назвать – я назвала бы его домом ветеранов», – сказала Елена Пантелеевна и перечислила достоинства этого учреждения. Условия такие, что некоторые гостиницы «отдыхают». Уют в комнатах – в квартирах у многих стариков такого не было. Медицинское обслуживание на высоте. Четырехразовое питание. Есть тренажерный зал с беговой дорожкой,
велосипедом… Но вот так сложились обывательские представления, что если человек содержится в государственном доме престарелых – значит, этого человека бросили родные.
Однако посмотрим на наши захудалые брошенные деревни и села. В них до сих пор живут стариковские семьи. Люди всю жизнь честно трудились, потеряли здоровье, а в преклонные годы вынуждены носить в дом воду, уголь, топить печки, разгребать зимой снежные заносы. И добраться за медицинской помощью, в магазин для них проблема. Вот их-то, считает Е. Ивашова, и нужно забирать в первую очередь в государственные учреждения, создавать повсеместно условия не хуже, чем в Макарове. Тогда не будет стыдно упоминать дом престарелых.
Но и потребность в частных пансионатах все же останется.
Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.