«Наше присутствие в Сирии – это проявление геостратегической воли России»

Дети сирийской войны.

Недавно состоялся очередной официальный визит группы российских парламентариев в Сирийскую Арабскую Республику. В составе делегации был и представитель Сахалинской области в Государственной думе, член комитета по обороне Георгий Александрович Карлов, который поделился с нашими читателями подробностями своей поездки.

– Георгий Александрович, давайте сначала поговорим коротко об обстановке в мире. Ваш визит в Сирию состоялся на фоне обострения отношений с блоком НАТО. Наша страна предъявила Се­ве­ро-ат­лантическому аль­янсу жест­кие требования гарантий безопасности наших границ и нерасширения блока на восток. Как вы, член парламентского комитета по обороне, оцениваете возможности переговорного процесса?

– Российское присутствие в Сирийской Арабской Республике является проявлением геостратегической воли на глобальном пространстве наших интересов.

Нужно четко понимать, что история с однополярным миром, где есть одна сверхдержава, а все остальные должны стоять по стойке «смирно», – канула в Лету.

Сегодня Российская Федерация – это такое же крупное государство, которое имеет свои планы и геостратегические интересы, как и США, и, безусловно, КНР.

На российской военной базе.

Нынешний диалог с блоком НАТО в течение более трех десятилетий был фактически монологом со стороны коллективного Запада, который спокойно двигался к нашим границам. Одна история, когда некий разбойник Бармалей прячется за опушкой леса, и совсем другая – когда он стоит со своей дубиной у наших ворот. Такое «миролюбивое» присутствие не может не вызывать беспокойства, и у нас достаточно сил и политической воли, чтобы перестать мириться с тем, что происходит. Россия является великой державой, у которой помимо внутренних задач есть экономические, политические и геостратегические интересы.

Сейчас уже недостаточно выражения озабоченности, даже самой глубокой. Мы четко ставим границы, те «красные линии», которые не позволим пересекать никому. С нашими партнерами мы можем спорить, можем не достигать результатов переговоров на первоначальном этапе. Но это, в любом случае, не соглашательская позиция, и таковой она уже не станет. Будут повышаться ставки – Россия к этому готова. У нас, если потребуется, тоже есть, чем побряцать – то есть, дать ответ агрессивно настроенному партнеру.

Давайте вспомним Косово, Ирак, Ливию и иже с ними, вспомним, что случилось с этими странами. Там натовские силы убили лидеров, а государства разорили и отобрали все, что им нужно. Кто-то скажет, что с нами такого не может быть. Но ведь подобное происходит совсем рядом, по-соседству. И сидеть дожидаться, случится это у нас или нет? – как минимум, недально­видно, а откровенно говоря – преступно по отношению к своему народу, своей нации, своим детям.

С представителями партии Баас.

– Трудно не согласиться! Давайте перейдем к поездке в Сирийскую Арабскую Республику. Какова была основная цель визита?

– Это была официальная делегация депутатов Государственной думы. Нашей целью стали встречи с высшими должностными лицами, с нашими коллегами – сирийскими парламентариями, посещение российских воинских частей, а также вручение новогодних подарков сирийским детям. Основное направление нашей работы – это, конечно, процесс восстановления мирной жизни в Сирийской Арабской Республике. Именно это мы обсуждали с президентом Асадом: вопросы гуманитарной помощи, парламентские возможности для обеспечения экономической деятельности в Сирии российских хозяйствующих субъектов.

Отдельный вопрос, относящийся напрямую к укреплению нашего культурного присутствия там, – сфера образования. Сейчас в Сирии много средних школ-интернатов, где учатся дети-сироты, чьи родители погибли во время военного конфликта. И свои надежды на будущее эти маленькие люди связывают во многом с Россией: они активно учат русский язык, изучают русскую культуру, знают наши песни. Однако сегодня в связи с нехваткой русскоязычных педагогов преподавание русского ведется только с седьмого класса. Мы бы хотели, чтобы оно велось с пятого или с третьего, а лучше всего – непосредственно с первого класса школы. В России учатся многие студенты из Сирии, которые возвращаются домой строить мирную жизнь и распространять российское культурное влияние у себя в стране. Сейчас мы думаем, как сделать так, чтобы их стало больше.

С сирийскими парламентариями мы обменивались опытом законотворческой деятельности. Состоялась встреча и с патриархом Антиохийским Иоанном Х. Несмотря на то, что Сирия – страна преимущественно мусульманская, президент Асад оказывает Антиохийской православной церкви большую поддержку, а сам Иоанн Х много делает для единения православных народов.

Разрушенные кварталы.

– Вы упомянули и посещение российских военных баз в Сирии.

– Безусловно, важнейшая цель визита – встречи с личным составом российской группировки. Мы увидели, как проходит служба наших офицеров и солдат, в каких условиях они живут, как обеспечивается безопасность наших военных баз и командных пунктов. Убедились лично и со слов самих военнослужащих в том, что уровень военной подготовки, уровень вооружения, которым обладает наша группировка, – все это находится на высоте и позволяет российским военным безусловно доминировать в этом регионе. Ни один супостат ничего не может противопоставить в Сирии нашим вооруженным силам. Мы можем и будем защищать наши геополитические и экономические интересы где бы то ни было, в любой точке мира!

– Как организован быт наших военных?

– Во-первых, наши базы там хорошо укреплены. Для российского контингента созданы прекрасные бытовые условия. Поверьте, я за последние годы посетил немало воинских частей и могу уверенно говорить, что уровень развития инфраструктуры вырос в разы. Обедали мы в солдатской столовой – прекрасное меню, наш родной борщ или куриный суп на выбор. Но дело не столько в еде, конечно, а в настрое наших контрактников, а там, в Сирии, служат только по контракту. А контрактник, по сути, – это наемный работник, который занят суровой и опасной мужской работой. Так вот, все наши ребята четко понимают, что они здесь делают, какой долг они выполняют, каковы их задачи.

– Что запомнились вам больше всего? И вообще какие впечатления от увиденного в стране, где продолжается военный конфликт?

– Знаете, все пригороды Дамаска, сирийской столицы, все близлежащие населенные пункты разрушены практически дотла. И словами это горе, эту трагедию войны просто не передать, когда живого места не остается от бомбежки – одни остовы. Но среди этой разрухи идет колоссальное перемещение людей, которые что-то производят, торгуют, учатся – здесь есть жизнь, есть развитие. И гарантом этой восстанавливающейся мирной жизни является Российская Федерация и наша армия.

А больше всего мне запомнились глаза детей, которых мы навещали. Мы привезли им новогодние подарки, а детки – сироты, которым родным домом стал интернат – встречали нас цветами, концертами. Все они прекрасно говорят по-русски и смотрели на нас с огромной надеждой. Надеждой на то, что весь ужас в их жизни остался навсегда в прошлом. Именно этим ребятам предстоит заново отстраивать страну, рожать новых детей и смотреть в будущее без страха.

Это, в первую очередь, урок: подобное просто нельзя допускать, и тем паче – на территории нашей страны, нашей Родины. Мы пережили свой 41-й, и это не должно повториться ни в 21-м веке, ни в каком другом.

– Сахалинская область, казалось бы, далеко от Сирии, и у кого-то может возникнуть вопрос: зачем нам участвовать в развязанном где-то за тысячи километров столкновении?

– Посмотрите, экономические интересы наших западных партнеров – с соответствующим военным сопровождением – простираются практически по всему земному шару. И в Европе, и у нас под боком – в дальневосточном регионе, в Японии, и в Африке, и в том числе на Ближнем Востоке. Но и наши интересы на Ближнем Востоке есть, и они были здесь и при царской России, и при СССР. Это значимый экономический субъект: здесь углеводороды – нефть и газ, здесь крупнейший транспортный узел, связывающий и Азию, и Африку, и Европу.

Подготовил Александр ИВАНОВ.