Не пора ли ставить точку на точечной застройке?

Не утихают страсти по поводу строительства многоэтажного дома в 9-м микрорайоне областного центра. Не утихают, потому что строительство затеяли в прямоугольнике домов 17-а ул. Емельянова, 278 и 278-а ул. Комсомольской на месте зеленой зоны и мини-стадиона. На этой территории, огороженной забором, «точечные» застройщики уже вырыли котлован под фундамент высотки, наворочав при этом огромную гору грунта. Наиболее активные жители этих домов еще пытаются бороться против столь бесцеремонного вмешательства в их среду обитания, но, увы, кажется, безрезультатно. Более того: случаи подобного «рейдерства» становятся тенденцией. Буквально в нескольких сотнях метров от этой площадки, но уже по другую, восточную, сторону ул. Комсомольской, вот уже два года «красуется» в окружении аж шести многоквартирных домов такой же металлический забор, ограждающий еще более пространную площадку под намечающимся сооружением не то аналогичной высотки, не то многоярусного гаража. Заметную часть этой территории за недавно возведенным зданием ТЦ «Зодчий» (рядом с автобусной остановкой «Аист») занимает остов заброшенного еще лет 20 назад долгостроя – здания детсада. Что-то тогда не «срослось» в судьбе этой стройки – скорее всего не хватило денег на ее завершение, а там и потребность в детсадовских местах сошла на нет. Зато сегодня на это относительно тихое, уютное место «положили глаз» предприимчивые люди. – Поймите, мы, жители этих домов, не ретрограды какие-то и были бы просто рады, если бы этот садик кто-нибудь взялся достроить, – говорит обитатель дома № 251 по ул. Комсомольской А. Концевой. – Ведь сейчас опять так не хватает мест в детсадах. На нашей стороне улицы ни одного садика, и малышей приходится переводить через одну из самых напряженных в городе автомагистралей. Но мы решительно против того, чтобы вместо этого социально необходимого объекта нам подложили некую «экологическую свинью». Ее, собственно, уже подложили. Два года назад двор фактически прекратил свое существование. Некая фирма обнесла его зеленую часть металлическим забором, ужав до минимума жизненное пространство, так сказать, аборигенов. Особенно же встревожила местный люд молва о том, что строить чуть ли не под их окнами собираются не жилой дом, а многоярусный гараж, который будет травить их выхлопными газами. Может, поэтому застройщики и не спешат проинформировать население, как положено: что за объект тут замышляется?.. Медленно, как на экскурсии, Концевой провез меня на своей «Хонде-Фит» по всему периметру забора. Показал и урезанную до минимума детскую площадку, и чудом уцелевшую сушилку для белья почти тысячи жителей двора, и контейнер с постоянно живущим в нем охранником, хотя охранять там пока что практически нечего: за два года никаких видимых «подвижек» на данной стройплощадке не наблюдалось. «Оно и к лучшему, – заметил Концевой, – но сколько еще мы будем жить в такой тесноте и оккупации?». Вечерами вся узкая полоска территории, окаймляющая двор, заполняется автомобилями жильцов. Бывает, к своему подъезду невозможно пройти – так все загромождено техникой. Некоторые паркуют своих «лошадей» на платных стоянках, но большинство пользоваться ими из-за неподъемных расценок перестали и бросают свои «колеса» под окнами квартир, уже устав опасаться угона. – Почему же вы не сопротивляетесь этому нашествию на вашу среду обитания? – спрашиваю у своего «экскурсовода». – Вот ваши соседи через дорогу все еще пытаются помешать стройке в их дворе… – Значит, они более энергичны, – подумав, отвечает А. Концевой. – Но еще не факт, что они победят в этой борьбе. Если там уже выкопан котлован, то, думаю, исход очевиден. После этой «экскурсии» я позвонил лидеру движения протеста против точечной застройки в 9-м микрорайоне О. Ахмитовой: мол, есть ли какие-либо подвижки в проблеме? – Есть, – сказала Оксана, – но пока не в нашу пользу. Городские власти, якобы поддерживавшие нас, продлили еще на два года разрешение на строительство, хотя прежнее закончилось, а застройщик начал работы уже после этого. Вот потому мы опять подали исковое заявление в суд и еще надеемся отстоять свою правоту. Хотелось бы разделить оптимизм этой отважной женщины, но даже беглый анализ других историй точечной застройки не дает оснований обольщаться в исходе таких исков. Вот несколько примеров. Еще в советские времена жители группы домов, примыкающих к ЖЭУ-5 по ул. Сахалинской, добились запрета на строительство многоэтажки в их дворе, где ранее стояло здание геологоразведки. Они просто не давали никому сносить остатки этого строения, прозванные «графскими развалинами». Но пришли другие времена и другие жильцы, с развалинами застройщики разобрались довольно быстро, а на их месте так же быстро выросла девятиэтажка. Другой адрес: перекресток ул. Чехова и пр. Победы. Здесь тоже выросла элитная высотка, отхватившая для нужд элитных же жильцов солидный кусок двора соседнего 60-квартирного дома, построенного гораздо ранее нового. И теперь его обитатели вынуждены протискиваться через узенький проход меж двух стальных оград, травмируя ноги при гололеде, чтобы выбраться на проспект Победы из своего урезанного двора, ставшего по воле застройщиков плебейским, в лужах и ямах. Третий пример. Буквально метрах в двадцати от «территории раздора» в 9-м микрорайоне заканчивается монтаж каркаса еще одного высотного жилого корпуса, который, вероятно, сократит освещенность соседней пятиэтажки, а тот новый, о котором еще идут споры, вырастет от нее с южной стороны и тоже едва ли улучшит ее освещенность. Но это отнюдь не главная причина волнений старожилов. Главная придет к ним, когда в новые дома заселятся новые жильцы. Все эти возводящиеся ныне здания потребуют подключения к старым, порою дышащим на ладан коммуникациям ЖКХ, никак не рассчитанным на столь заметно увеличивающиеся нагрузки. Вполне очевидно – и для этого вовсе не обязательно иметь строительное образование, – что со вступлением в эксплуатацию точечных «интервентов» начнут бедствовать не только новоселы, но и старожилы – и с водой, и со светом, и с отоплением. Застройщики высоток могут, конечно, обеспечить новые дома достаточным давлением в водяных и отопительных системах, установив на них дополнительные насосы. Да и напряжение в электросетях можно довести до оптимального с помощью «персональных» трансформаторов на каждый такой дом. Но при этом они лишат части воды, тепла и электроэнергии дома 20 – 30-летней давности постройки, а значит – ухудшат условия обитания старожилов. Что, между прочим, противоречит и Жилищному кодексу РФ, и самой Конституции. На одном из собраний «мятежных» жителей 9-го микрорайона прозвучало обещание застройщиков пробурить водяную скважину для нового дома, чтобы не ухудшить качество жизни традиционных граждан округи. А в приватной, так сказать, беседе со мной представитель одной из фирм-застройщиков посетовал на наших «несознательных» граждан: мол, в соседней Японии вон как все плотно застроено – и никто не возмущается. Привыкли, дескать, мы, россияне, к просторам, но ведь надо и другим где-то жить. Насчет скважины тут же последовало сомнение одного из жильцов, видимо, сведущего в вопросе, что сделать это не так просто, что нужны геологические изыскания, что вода может оказаться перенасыщенной железом и метаном, как это часто бывает на Сахалине, что потребуется масса всевозможных согласований. А это все – дополнительное удорожание строительства. Да и едва ли будет кто-либо из «точечных» застройщиков такой автономией заниматься, когда есть уже готовые сети. Заплати как следует – и подключайся… И ссылка на Японию с ее теснотой, думается, не корректна. Да, живет она очень скученно, так уж исторически сложилось. Да, японец меньшую часть времени проводит в своем жилище, а большую – на работе, в пути либо на свежем воздухе. Но ему-то в отличие от нас есть куда пойти: там полно зеленых «островков». И никто на эту зелень не покушается, ибо все понимают, что она – легкие их маленькой, но такой уютной страны. Почему же в нашем отечестве с его необъятными-то просторами можно так запросто вторгаться в среду обитания своих сограждан, расправляться с детскими площадками, которых кот наплакал, вырубать взрослые деревья, посаженные на субботниках? Неужели и впрямь в Южном негде стало строить, кроме как ужимая других? Проинвентаризируйте, господа градостроители, все наши микрорайоны – не пора ли в них сносить многие каркасно-засыпные гнилушки, осваивать пустыри и окраины, достраивать недострой? И разве не на то же самое нацеливает проект генплана развития областного центра, пока еще не принятый, в чем-то противоречивый, сырой, но все же – ориентир? Хотелось бы знать мнение властей города, а также специалистов строительства, архитектуры, экономистов, юристов о проблеме, означенной в заголовке этой публикации. Поскольку с каждой новой точечной застройкой протесты горожан против этого «хирургического» вмешательства в их жизнь становятся все более решительными, их противостояния со строителями и властями – все более ожесточенными, а последние будто бы и не замечают этого, продолжая выдавать разрешения на подобное строительство. Наконец, вопрос к нашим региональным законодателям: а не пора ли направить столь серьезную и уже не точечную, а скорее многоточечную проблему в какое-то упорядоченное, законное русло? Или так и будем пребывать с нею в подвешенном состоянии? А. ЛАШКАЕВ.