Чрезвычайной ситуации, которая может сложиться в будущем году в энергосистеме острова, рассказал на состоявшемся во вторник брифинге исполнительный директор ОАО «Сахалинэнерго» И. Бутовский.
Дело в том, что компания получила договоры от поставщиков угля, которые предусматривают на следующий год рост цены тонны условного топлива на 23,2 проц. А топливо в себестоимости тарифа на электроэнергию составляет до 50 проц. Таким образом, топливная составляющая в тарифе значительно вырастет, а покрыть ее нечем, поскольку региональная энергетическая комиссия разрешила на 2007 год увеличить стоимость киловатт-часа всего на 4,5 проц. В этом росте, конечно, заложено и предполагаемое увеличение цены угля, но только на 12 проц.
Повлиять на снижение стоимости угля у энергетиков возможности нет. Во-первых, 80 проц. всех энергетических углей сосредоточено «УК «Сахалинуголь», и именно этот холдинг определяет цены рынка. Из 1860 тыс. тонн ежегодного потребления твердого топлива энергостанциями острова 1700 тыс. тонн поставляют именно предприятия Сахалинугля. Во-вторых, энергосистема и без того максимально оптимизировала топливную составляющую, в том числе полностью отказавшись от дорогих каменных углей, перейдя на дешевые бурые. Для оборудования ТЭЦ-1, которое установлено именно под каменный уголь, это не сулит ничего хорошего, увеличивается износ, но чего не сделаешь ради экономии.
По оценке специалистов, в денежном выражении разница между 23 проц. и 12 проц. составит  более 130 млн. рублей.  Компенсировать эти потери не представляется возможным. Численность коллектива и без того приведена к минимуму, по такому же уровню ведется и ремонт оборудования. Словом, резервы для оперативного сокращения издержек полностью исчерпаны, поэтому, по словам И. Бутовского, Сахалинэнерго всерьез обеспокоено угрозой нового финансового дефолта, последствия которого по своим масштабам могут быть сопоставимы с кризисом 2003 года. Тогда из-за нехватки средств компания по нескольку месяцев не выплачивала  заработную плату своим работникам и  не могла рассчитаться  за отгрузку угля, который в результате попросту перестали поставлять, и пошли большие ограничения по электроэнергии.
Кстати, первым на неутешительные  прогнозы отреагировал областной комитет электропрофсоюза. Опасаясь, что в следующем году энергокомпания окажется не в состоянии выполнять свои обязательства, установленные трудовым законодательством, профсоюзные лидеры уже инициировали ряд встреч с руководителями Сахалин-энерго.
Причем энергетики ни в коем случае не винят в сложившейся ситуации угольщиков.
– Мы заинтересованы, чтобы у них было достаточно средств для нормальной работы и расширенного воспроизводства, – заявил И. Бутовский. – Минувшей зимой энергосистема столкнулась с нехваткой угля. Разрезы сбились с технологического цикла, и угля просто не было. И было страшно. Поэтому мы только за то, чтобы угольщики развивались. Но в таком случае и тариф Сахалинэнерго должен расти паритетно…
Но дело в том, что стоимость угля определяется рыночными обстоятельствами, а тариф на электроэнергию устанавливается уполномоченным государственным органом (в нашем случае – РЭКом).
В этой связи исполнительный директор Сахалинэнерго направил ряд критических стрел в адрес региональной энергетической комиссии.
– Я сравниваю позицию нашего РЭКа с другими и вижу разительное отличие. Другие подходят к ситуации более мудро, дают какие-то допуски на непредвиденные обстоятельства. Наш же РЭК использует любую возможность, чтобы «зарезать» тариф, свято веря в нашу, менеджеров Сахалинэнерго, способность вывернуться из любой ситуации, отыскать новые резервы. Это лестно, но предел уже наступил. При такой политике каждый год становилось все тяжелее. К примеру, в 2006 году рост цен на продукцию Сахалинугля составил 12 проц., в том числе рост тарифа на автоперевозки 34 проц. А нам тариф разрешили повысить всего на 2,5 проц. Ну, а 2007 год вообще не просматривается. Да, наш тариф высок. Но все дело в убогих технологиях. ГРЭС – проект 1954 года, у нее расход на киловатт – 575 граммов условного топлива, почти  вдвое больше, чем на ТЭЦ-1. А куда деваться? Поэтому мы обратились в администрацию области за срочной помощью. Она может быть выражена либо в предоставлении бюджетных ссуд Сахалинэнерго, либо  в корректировке тарифа в сторону повышения, пока это еще не поздно, либо в компенсации основному поставщику роста их затрат, чтобы стоимость угля опустилась до приемлемого уровня. В противном случае мне даже страшно давать какие-то прогнозы…
На следующий день свое видение ситуации обрисовал генеральный директор УК «Сахалинуголь» А. Гришко.
По его словам, о росте цены угля на 23 проц. компания не заявляла, рост с учетом перевозок составит всего 16 проц. Это, конечно, тоже немало, но в нынешней ситуации неизбежно. Последние годы УК «Сахалинуголь» сдерживала рост цен. И это негативно сказалось на производственной деятельности компаний холдинга, начались сбои, усугубленные рядом геологических обстоятельств. В нынешнем году УК «Сахалинуголь» сработает хуже, чем в 2005-м, причем придет к концу года с убытками. Так работать больше нельзя.
Впрочем, как подчеркнул А. Гришко, ситуацию драматизировать не стоит. Угольные предприятия холдинга готовы к работе в зимних условиях по всем параметрам, включая и «раскрытие горных работ». Однако энергетическая безопасность области будет зависеть от состояния дороги Углегорск – Ильинск. К сожалению, первые бураны показали, что расчистка шла неоперативно. Поэтому уголь в необходимых объемах вывезти из района не получается. На разрезе «Солнцевский» скопилось 50 тыс. тонн твердого топлива – почти месячная добыча. УК «Сахалинуголь» покупает новые КАМАЗы, привлекает перевозчиков с материка, чтобы зимой обеспечить перевозку угля, но нужна консолидированная политика, скоординированная администрацией области, как по поддержанию дорог, так и по мобилизации транспортных ресурсов.
И еще, конечно, все это будет при условии, что Сахалин-энерго сможет рассчитаться за твердое топливо. Но, как уже было сказано выше, сейчас энергетики в этом очень сильно сомневаются…
Конечно, разбираться, какая цифра роста цен на уголь (23 или 16 проц.) более верна, – дело специалистов. И все же нельзя не остановиться на одной чрезвычайно важной проблеме, которая очень серьезно искажает перспективы развития нашего топливно-энергетического комплекса. Последние три года ради определенных политических целей и создания положительного имиджа компании неоднократно заявляли, что рост их тарифов – ниже уровня инфляции, причем гордились этим. И органы власти относились к такой позиции весьма благосклонно. Однако такая политика неизбежно загоняет предприятия ТЭКа в финансовый тупик, чреватый разрушением предприятий. Ведь стоимость ГСМ и заработная плата растут темпами, значительно опережающими уровень инфляции. Значит, на что-то иное, например на развитие, денег остается все меньше и меньше. Возникают взаимные долги, нарушаются технологические процессы, становится нечем покрывать производственные риски. В нынешнем году Сахалинэнерго, например, вложило массу незапланированных средств в смену ротора на турбогенераторе №3
ТЭЦ-1, а УК «Сахалинуголь» на Мангидайском месторождении «потеряла» угольный пласт, который удалось найти только на днях, в результате чего были сорваны экспортные поставки. Покрывать такие форс-мажорные убытки становится нечем, и ситуация еще более усугубляется.
Поэтому не честнее ли будет признать: тарифы должны расти, и расти хотя бы в пределах инфляции? Темпы ее чрезвычайно высоки и для населения неподъемны? Так и надо тогда бороться именно с инфляцией, а не проводить политику, которую иначе как «страусиной» не назовешь.
В. ГОРБУНОВ.