Номера гордости. О чем писал «Советский Сахалин» в первые дни войны с фашистской Германией

Когда на западные регионы посыпались немецкие бомбы и хлынули войска фашистов, Сахалин мирно работал на нефтяных скважинах, лесных делянках, колхозных полях и в шахтах. Потому в воскресном номере «Советского Сахалина» от 22 июня 1941 года журналисты писали о войне в Африке, Сирии и Китае…

Война пришла к обеду

На первую полосу еще мирного № 145 газеты была вынесена передовица «Правды» от 20 июня с заголовком «Против бездельников и болтунов». В статье — цитаты Ленина и Сталина, живые примеры некомпетентных, но разговорчивых руководителей. И четкое разъяснение не брать с них пример.

Рядом с большой нотацией — новости нефтяников. Как раз в первых числах рокового июня 1941 года первые караваны островной нефти из Москальво пришли в речные порты Хабаровского края.

«…За первые три дня на материк уже доставлено несколько десятков тонн сахалинской нефти. Нефть пошла также вверх по Амуру. 18 июня с большим грузом вышел из Николаевска пароход «Рабочий». Коллектив нефтевоза объявил свой рейс стахановским…».

На третьей полосе газета публиковала часть пьесы Сергея Сергеева-Ценского «Севастопольская страда». Этот писатель первой половины ХХ века сейчас известен больше литературоведам, хотя был очень популярен в 30 – 40-х годах. Пьесу он собрал из собственного одноименного романа, посвященного Крымской войне (1853 – 1856 годов).

Настоящая война пока шла лишь на последней странице «Советского Сахалина»: немцы теснили англичан в Ливии, англичане отыгрывались на итальянцах в Эфиопии, китайцы сопротивлялись японцам.

«…Бои в южной части провинции Шаньси (Северный Китай), носившие в мае и начале июня ожесточенный характер, почти полностью прекратились. Японским войскам, предпринявшим свое наступление еще в начале мая, удалось занять лишь несколько пунктов в районе Чжуньтяошаньских гор на северном берегу реки Хуанхэ…».

На сахалинский берег Великая Отечественная война пришла к обеду. В восемь часов вечера сахалинцы слушали по радио речь наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова. Как вспоминают очевидцы, в этот день на севере острова шел июньский дождь…

С тракторов на танки

Очевидно, к утру 23 июня редакция «Советского Сахалина» выпустила листовку с оперативной информацией и речью Молотова. Листовкой была оклеена столица Северного Сахалина, это отмечает в заметке корреспондент К. Александров.

— В ночным сменах на хлебокомбинате и других предприятиях весть о коварном нападении кровожадных фашистских заправил вызвала небывалый патриотический подъем, — писал журналист.

Один из плакатов, опубликованный в «Советском Сахалине» в те дни.

По призыву правительства все шахты области 22 июня перевыполнили дневные суточные задания по проходке и добыче угля. Отличились шахтеры Агневского угольного предприятия — план подготовительных работы в этот день горняки выполнили на 226 процентов.

Охинский корреспондент газеты сообщил о реакции нефтяников на нападение фашистов.

«…В фойе клуба «Нефтяник» собралось более 50 человек. Никто не шелохнется. Слушают правительственное сообщение. Лица посуровели, руки сжимаются в кулаки… На стадионе футбольный матч в разгаре. Зрители сосредоточенно следят за игрой. Как раз в этот момент весть о провокационном нападении на Советский Союз долетает до стадиона. Буквально через несколько мгновений собравшиеся с негодованием обсуждали вероломство фашистских агрессоров…

— Если нужно, — говорит тракторист тов. Струнин, — я пересяду с трактора на бронепоезд и танк…».

Сахалинцы идут в военкоматы

Свидетельствует журналист П. Гольцев.
«…В Александровском военкомате на столе груда заявлений. Подают их 17 – 18-летние юноши-допризывники, демобилизованные красноармейцы и пожилые ветераны гражданской войны…

Из Октябрьского рудника (лучшее угольное предприятие Сахалина, бывший Рогатинский рудник, основанный еще в 1913 году в 22 км от Александровска, — ред.) прислали две телеграммы: в одной из них допризывники братья Михаил и Юрий Воронины просят досрочно призвать их в ряды Красной Армии и направить на фронт.

В другой — младший командир запаса тов. Ларин коротко заявляет: «Прошу считать мобилизованным и отправить в действующую армию на западный фронт».

Коллективную телеграмму прислали молодые учителя Арковской школы тт. Бабкин, Кислицын и Леохин. Они пишут: «Просим зачислить в Красную Армию бойцами, так как не можем перенести наглого вторжения фашистов на территорию нашей родины…».

Жизнь Сахалина уже переходила на военные рельсы. На четвертой полосе газеты кроме международных новостей размещались объявления об осмотре крупного рогатого скота и строгой необходимости иметь путевые листы для вывоза мусора на городскую свалку. Рудник Арково искал бухгалтера и помощника для расчетов…

Редколлегию «Советского Сахалина» и читателей газеты ждали почти полторы тысячи дней Великой Отечественной войны и операции по освобождению юга острова.

Петр ГРАДСКИЙ.