Новые имена на карте Курил

Морская экспедиция «Российские острова»

Это событие – первое в своем роде и уникальное. Три дня 140 участников морской экспедиции в рамках проекта «Российские острова» провели в путешествии к безымянным островам Курильского архипелага. В этой акции, имеющей целью начать наделение этих островов названиями, участвовали представители муниципальных образований, учителя, историки,  географы, правоведы, ученые, члены Сахалинского отделения Русского географического общества, представители духовенства, молодежного корпуса Александра Невского, сотрудники МЧС, а также большая группа журналистов федеральных и местных СМИ. Участвовал в экспедиции и наш корреспондент.
МИССИЯ ВЫПОЛНИМА
Подумать только: до нас почетным и неоспоримым правом давать названия островам, атоллам, мысам и прочим географическим объектам обладали в основном их первооткрыватели – Лаперуз, Крузенштерн, Головнин, Невельской… Прямо оторопь берет от одной мысли поставить себя рядом с этими великими. Представляю, какие чувства испытает любой из участников нашей экспедиции, когда дело дойдет до самого наречения. Тем не менее, раз уж на нас возложили такую высокую миссию, надо ее исполнять.
Идея эта родилась в среде краеведов в связи с 65-летием Сахалинской области, а также в связи с тем, что безымянных островов, особенно в районе южных Курил, еще очень много – более двухсот. Инициативная группа пришла к выводу, что присвоение названий этим кусочкам российской земли должно стать не единичной акцией, а системной, гласной работой, рассчитанной, очевидно, не на один год. Она будет продолжаться, пока все острова, скалы и рифы не получат своих названий. Причем это работа не только сахалинцев и курильчан, но и многих других россиян. Она уже вызвала их живой интерес. На сайте интернета www.rosostrova.ru, который проводит сбор предложений названий, проводится и рейтинговое голосование.
В фаворитах этого «состязания» – имена недавно ушедшего от нас ученого-физика Сергея Капицы, командующего Курильской десантной операцией, Героя Советского Союза генерал-майора Алексея Гнечко, губернатора нашей области Игоря Фархутдинова, погибшего во время командировки на Курилы. Эти три имени и решено присвоить первым трем островам в океане, не имеющим пока названий. Решено также, что участники этой и последующих экспедиций будут привозить с каждого вновь «окрещенного» острова землю в капсулах, а затем из них будет создана экспозиция в краеведческом музее области как символ единства, неделимости территории островного региона.
…Наконец, теплоход «Игорь Фархутдинов» под громкие звуки «Прощания славянки», льющиеся из судовой трансляции, отвалил от причала Корсаковского порта и взял курс на мыс Аниву. Вскоре за кормой остались и порт, и новый завод СПГ в Пригородном, и маяк мыса. А наутро теплоход уже бросил якорь у восточного берега Шикотана – главного острова Малой Курильской гряды.
В океане погода стояла посвежее, чем накануне в море. Шла крупная зыбь, затрудняющая посадку участников экспедиции в надувные лодки, которые привезли с собой ловкие и крепкие парни-спасатели из МЧС. Но главной помехой был плотный, влажный, хотя и удивительно теплый туман. Он заставил спасателей сначала сходить в разведку, оценить возможности высадки на берега островов. Раньше им пришлось бы полагаться в такой непроглядной завесе только на компас и на интуицию, а то и вовсе отменить это историческое десантирование. Но ныне они вооружены спутниковыми навигаторами, в которые «закачаны» карты каждого острова,  и это позволяет успешно пробираться к невидимой цели.
Вскоре «разведчики» вернулись и сказали, что накат волны большой, но высадиться можно. Первой в лодку прыгнула стройная девушка, и так у нее это ловко получилось, что я не преминул спросить у коллеги: наверное, спортсменка?
– Это же Светлана Журова, чемпионка мира и Олимпиады в Турине по бегу на коньках! – укоризненно ответил коллега, удивившись моему спортивному невежеству. Оказывается, Светлана Сергеевна тоже в составе нашей экспедиции, представляет Совет Федерации, членом которого она является. А кроме нее на теплоходе есть и еще одна женщина-сенатор – Жанна Иванова, недавно делегированная на этот пост от Сахалинской области.
От желающих участвовать в высадке не было отбою. Но сама операция занимала довольно много времени и была сопряжена с капризами погоды, которые позволили поучаствовать в «крещении» загадочных земель всего лишь десятку человек – в основном, ученым, телеоператорам, а также лицам, ответственным за безопасность. Лодки успели сделать две ходки, когда руководитель экспедиции объявил, что по погодным условиям и из-за нехватки времени продолжать рейсы на острова невозможно.
ГОРЫ, ЦВЕТЫ, ЧЕРНОЗЕМ…
О подробностях этой исторической операции я попросил рассказать С. Журову, ведь она побывала на обоих островах, на которые удалось высадиться, – один будет зваться именем Сергея Капицы, второй – Алексея Гнечко. А вот имя Игоря Фархутдинова будет присвоено острову в следующей экспедиции.
– На мой взгляд, экспедиция сложилась успешно, – считает Светлана Сергеевна, – раз нам дважды удалось высадиться. Несмотря на некоторые сложности, мы все-таки сделали это! Сомнений не было, что это надо делать, ведь это серьезная миссия, которая начата нашей экспедицией и будет продолжаться другими, даст возможность другим людям почувствовать вкус быть первооткрывателями, гордость за то, что ты делаешь то, что не было сделано до сих пор. Хорошо, что у нас появилась такая возможность – дать прекрасным курильским островам имена известных людей, которых выбрало само общество, сами граждане России, в том числе и ваших островов, в рейтинговом голосовании за ту или иную личность, достойную этой чести. Ведь в истории ранее названия давали по принципу: как хочу, так и называю. То есть – зачастую совершенно случайно. Сейчас же мы делаем это более обдуманно, понимаем, что это не просто чья-то блажь и фантазия, а мнение многих людей, которые дают названия в честь самых достойных.
– А у вас самой было предложение?
– Было. Назвать один из островов Олимпийским – в честь предстоящей Сочинской олимпиады. Может, когда олимпийский факел понесут по России, он побывает и на этом острове.
– Вы впервые в открытом океане?
– Да, впервые. Я и в море-то до этого никогда не была, только на Ладожском озере да на некоторых реках.
– Страшно было идти в такое путешествие, да еще высаживаться на необитаемые острова без имени?
– Нет. Очень слаженно работали экипажи МЧС, и каждый из нас знал, что на них можно положиться и в случае чего эти ребята тебя подстрахуют. Поэтому действуешь уже уверенно, не боясь чего-либо. Огромная им благодарность за нашу безопасность!
– Вас пригласило в экспедицию руководство области?
– Да. Когда я увидела это приглашение, у меня сразу не было сомнений: надо ехать! Я отложила все дела и сказала себе: такое событие отменить просто невозможно, потому что оно, вероятнее всего, случается только один раз в жизни. Когда еще потом  все так сложится, чтобы не было шторма  и других обстоятельств…
– Вы к тому же наверняка первая женщина, побывавшая на этих островках, а уж дающая им названия – точно первая…
– Я об этом не думала, но, видимо, так оно и есть. Но я же – олимпийская чемпионка, привыкла быть первой, и для меня это тоже на уровне ощущения большой победы. А может, своим участием в экспедиции я принесла ей удачу?..
– Как вблизи выглядят острова?
– Первый, Капицы, довольно высокий, метров 30. А наверху, куда мы взобрались, обнаружили плоскую ровную поверхность, густо покрытую травой и цветами. А земля там – чистый чернозем. Обратно, правда, по веревке спускались, потому что скользко было от туманной влаги и каменистой осыпи.
– Устали, наверное, по горам-то лазать?
– Ну что вы, разве это для меня нагрузка? Я очень люблю горные походы, ибо в детстве много времени провела в горах Алатау,  у Алма-Аты. Так что имею представление и навыки поведения  в горах.
Другой участник экспедиции, ведущий советник отдела охраны памятников министерства культуры области Игорь Самарин, рассказал о поездке на второй остров, получивший имя Алексея Гнечко.
– В бухте Димитрова безымянных островов несколько. Направились по спутниковому навигатору к тому, который предстояло наименовать. Туман, поднявшийся было над морем, снова сгустился, и берег появился неожиданно. Нашли более-менее укромную бухту, где можно было высадиться. Остров оказался достаточно большим, но обойти его вокруг по берегу невозможно из-за прижимов. Вышли на сушу. Из строительного пистолета прикрепили дюбелями к возвышенной скале флаги России и Сахалинской области. Закопали под ними капсулу с документом о предложении назвать этот остров именем Героя Советского Союза Алексея Гнечко. Взяли землю и воду у берега. Остров этот, как и многие Курилы, сложился из базальтовых пород. Верхушка его, как, говорят, и у острова Капицы, это шапка из плодородной почвы. На обратном пути пришлось просить по рации, чтобы нам с теплохода погудели – для лучшей ориентировки.
ПЕРЕМЕНЫ СДЕЛАТЬ НОРМОЙ
Большую часть времени заняла работа сессии Сахалинского отделения Русского географического общества, на которой присутствовали и труженики пера. Темы докладов так или иначе касались Курил: о демографических «скачках» в населенности островов и о том, что надо любыми путями остановить отток населения с Курил; о перспективах развития островов на базе современных технологий; о влиянии научно-просветительной деятельности на воспитание молодежи и о роли литературы в этом процессе; о том, как в послевоенной Сахалинской области проходила «реформа» названий с японского языка на русский и т. п. Время ученых, да и остальных участников экспедиции было расписано по минутам – до того много выступлений и докладов подготовили участники сессии. Так, с интересом прослушали мы доклад начальника южно-сахалинского центра цунами Татьяны Ивельской, обобщившей многочисленные факты возникновения гибельных волн начиная с 17 октября 1737 г. Установлено, что тогда из океана поднялась и быстро росла стена воды высотой около 35 метров, что свидетельствует о сильнейшем подводном возмущении недр. Зачастую эти события удалены друг от друга по времени, и люди, живущие на берегах островов, постепенно забывают об этом страшном убийце – цунами. Так случилось в Северо-Курильске (1952 г.), Индонезии (2007 г.), Японии (2011 г.). Несмотря на то, что в двух последних случаях от зарождения волны до ее прихода на берег было достаточно времени, чтобы подняться на возвышенное место и избежать гибели. Но они этого не сделали, хотя было своевременное оповещение о приближающемся водяном вале. Результаты такой беспечности, как известно, весьма плачевны… Ученая еще раз подчеркнула, что самое главное в противостоянии с такой бедой – это вовремя предупредить всех о ней. С этой целью уже с 2006 г. в странах АТР начала действовать программа «Цунами», которая позволяет оповещать население о возможности прихода разрушительных волн в течение трех – пяти минут после их возникновения.
Интересными были также доклады председателя Сахалинского отделения Русского географического общества Василия Храмушина, много лет работавшего над проблемами штормового кораблевождения. Филолог Елена Иконникова, исследующая научную, историческую и художественную литературу, нашла упоминания о Курилах даже у ряда великих деятелей прошлого – Ломоносова и Пушкина, Державина и Крашенинникова, Головнина и Гончарова, Святителя Николая Японского, архимандрита Сергия и его тезки – архиепископа Сергия, Алексея Толстого, Новикова-Прибоя, Чаковского… А советник областного министерства культуры Виктор Щеглов посвятил свое выступление истории развития экономики на островах с начала их колонизации. И пришел к выводу, что за 250 лет периодического присутствия на Курилах мы их не очень-то и освоили. Но не могут похвастаться этим и японцы. Во всяком случае, к приходу советских войск в 1945 году на всем архипелаге проживало всего от 15 до 18 тысяч человек, и лишь во время лососевой путины сюда завозили 15 – 30 тысяч сезонных рабочих. Что касается северных Курил, то здесь японцы не испытывали и до сих пор не испытывают желания жить постоянно, за исключением единиц. Однако и в истории послевоенного  заселения островов жителями материковой части СССР (и, конечно, России) было наделано немало ошибок со стороны союзных и федеральных властей.
Когда мы вышли на берег Кунашира и проехали до центра Южно-Курильска, все, кто бывал здесь ранее, обратили внимание, что облик этого райцентра заметно изменяется к лучшему. Появились новые жилые дома, производственные здания, благоустраиваются дороги. Хорошее впечатление оставил морской порт, где наконец-то, впервые за всю историю острова, построили современный пирс для безопасной и быстрой  посадки и высадки пассажиров, а также для погрузки-выгрузки судов.
Словом, перемены есть, но, как заметил В. Щеглов, это только самое-самое их начало. А чтобы перемены  стали нормой, а жизнь на островах оказалась привлекательной для большинства населения, надо сделать еще очень и очень много. Надеемся, что так и будет и что внимание властей к Курилам, которое в последние годы становится все ощутимее, не иссякнет. В чем, однако, иногда приходится сомневаться. Так, мимо внимания некоторых моих коллег не прошел тот факт, что экспедиция с присвоением имен островам была затеяна в то время, когда из-за непогоды в аэропорту Южно-Сахалинска и в порту Корсакова скопилось множество пассажиров, которые уже неделю не могли добраться до Кунашира. Вот бы и перевезли сначала их, а уж после отправляли нашу историческую миссию. Наверное, в этой реплике есть резон.
В Южно-Курильске участники экспедиции возложили цветы к памятному камню  с надписью: «Первооткрывателям Курильских островов. 1739 – 1989 г. г.». Рядом  с камнем водружен адмиралтейский якорь, которым пользовались русские моряки парусного флота. А ведущий советник минкультуры области И. Самарин передал курильчанам черную мраморную плиту с белой надписью: «Здесь 11 июля 1811 года гарнизоном японской крепости Томари были пленены руководитель Второй русской кругосветной экспедиции капитан Василий Михайлович Головнин, штурман А. И. Хлебников, мичман Мур и четверо матросов». Плита будет установлена в с. Головнино, на месте пленения моряков, и послужит еще одним напоминанием потомкам об этих отважных мореходах – собирателях земли русской.
…И снова мерно работает главный двигатель теплохода, в ночной мгле по обоим бортам из иллюминаторов и палубных фонарей на темную воду льется свет. На него откуда-то из глубин выплывают и крутятся, сверкая и играя, сотни, тысячи небольших рыбешек. Это сайра, «ночная жемчужина» южных Курил. За косяками сайры гонятся десятки, сотни чаек. У них начался «ужин»: быстрые птицы прицеливаются и стремительно пикируют на заигравшихся рыбок, от которых море в этих местах просто кипит…
Да, богата курильская земля и воды, ее окружающие. И эти богатства нам беречь и защищать для грядущих поколений.
А. ЛАШКАЕВ,
наш спецкор.