Эх, не повезло!
Хорошие соседи – это счастье. А счастье, как известно, выпадает не всем. Вот и жильцов одного из домов по ул. Комсомольской областного центра оно обошло стороной.
В квартире № 10 до недавнего времени жили мать-пенсионерка с сыном. Женщину стараниями соседей года полтора назад определили на лечение в областную психиатрическую лечебницу. Сомневаются люди и в адекватности сына, но добиться его обследования не могут – не позволяют сегодняшние законы.
Чтобы представить, в каком аду жили и продолжают жить соседи этой семьи, приведу несколько цитат из их писем и актов обследования квартиры № 10.
«На кухне  в раковине гора грязной посуды, она лежит в вонючей воде не первую неделю, система забита, потому вода и стоит. На столах тоже грязная посуда, пол замусорен, полно мух и мошкары, дышать нечем – ужасная вонь. В туалете забиты канализационные трубы, вода и фекалии на полу в туалете и коридоре, все это протекает в нижние квартиры».
«В квартире № 6 обнаружены черви (опарыши). Комиссионно обследовали квартиру № 10, что сверху. Попали в квартиру с трудом, пришлось выжидать момент, когда мать подшофе возвращалась с прогулки. Обнаружили: зловонный запах, на кухне в нерабочем холодильнике, дверь которого закрыта табуреткой, в «морозилке» в целлофановых пакетах копошатся тысячи опарышей – остатки бывшей свежей рыбы, которые расползлись по всей кухне. Рой мух. В раковине – давнишняя грязная посуда. В туалетной комнате – ужас! В ванной комнате «хранится» ветошь, которой хозяйка убирала фекальные воды на полу туалета и коридора».
«Боремся в своих квартирах с навозными мухами – а на дворе январь!».
«Акт обследования кв. № 6 по поводу затопления жильцами кв. № 10. Затекание из вентиляционного отверстия  в туалете, в ванной, кухне, коридоре. Намокание обоев, их отставание, в квартире зловонный запах».
«В кв. № 10 жильцы жгут бумагу, мусор, что приводит к пожарной опасности; выливают из окон (квартира на третьем этаже) помои, фекалии, т. к. канализация забита, но жалоб на засоры в управляющую компанию не поступало». Можно цитировать еще и еще.
Больной
или нет?
Несчастные соседи куда только не писали за последние два года: много раз в УК ООО «ЖЭУ-10», обслуживающую дом, администрацию города, Роспотребнадзор,  жилищную инспекцию, главному врачу областной психиатрической больницы. Результатов нет. В последнем заявлении, адресованном сразу в семь инстанций, они отчаянно просят обследовать санитарно-техническое состояние квартиры
№ 10 с соответствующими выводами; обследовать состояние здоровья сына на предмет дееспособности, он живет сейчас один и продолжает «семейное дело» – создает невыносимые условия для соседей, и решить дальнейшую судьбу больного человека; обеспечить жильцам дома гарантированные законом права на безопасное спокойное проживание; провести санитарную обработку квартиры № 10.
О своем тридцатилетнем соседе жильцы подъезда пишут: «Живет один, без элементарных условий, без воды и туалета, без денег и еды. На квартире большой долг по жилищно-коммунальным услугам, воду и свет отключили. Считаем, что этому человеку необходимо лечение, его поведение неадекватно. Он не контролирует себя, под почтовыми ящиками устроил «туалет». Ночами кричит, смеется, ругается, разговаривает, нарушая покой соседей. В любое время может звонить во все квартиры в домофон, чтобы ему открыли дверь, очень часто ночью, потому что на прогулку он ходит по ночам».
На словах соседи добавляют, что им очень жаль парня. Несмотря на то, что из-за него продолжают жить в ужасных условиях, опасаясь пожаров, люди хотят, чтобы его лечили, устроили в интернат.
Однако проблема с лечением не такая простая, как кажется на первый взгляд. Соседи недавно побывали в областной психиатрической больнице, где им разъяснили, что не в их правах требовать обследования чужого человека – его судьбу должны решать близкие люди. А родных  у него двое: больная мама и старший брат, который в свою семью носа не кажет, а соседи не могут его найти. Закон «О психиатрической помощи», которым руководствуются медицинские работники, говорит о том, что обращение к врачам-психиатрам должно быть добровольным. Только в крайних случаях, когда больной агрессивен и его поступки небезопасны для здоровья и жизни окружающих, его можно доставить в больницу без его согласия. Для этого нужно вызвать «скорую помощь» и милицию, а уже в стационаре установят или степень психического расстройства, или то, что человек в принципе здоров.
Это же сообщили и журналисту. И добавили, что южносахалинец, о котором идет речь, – человек дееспособный.
О том, что молодой человек, которого соседи считают психически больным, дееспособен, подтвердили и  в отделе социальных выплат городской администрации: «Его поведение – чистой воды разгильдяйство, и, следовательно, к нему нужно применять такие же меры воздействия, как и к обычным людям». Отдел, к слову, занимается опекой недееспособных, и его сотрудники хорошо знают, кто их «клиент», а кто нет.
Так что отправить сына вслед за мамой у жильцов первого подъезда, кажется, не получится. А что предпринять еще – они не знают, и на помощь к ним никто не спешит.
Не личное дело
В УК ООО «ЖЭУ-10» знакомы с ситуацией и полностью на стороне страдающих от нехорошего соседства. Сочувствуют им, несколько раз сантехники бесплатно прочищали канализацию в кв. № 10, которая через пару недель засорялась снова – есть предположение, что в нее сбрасывается мусор. Руководство компании обращалось  в жилищную инспекцию, Роспотребнадзор и получало отписки. Сегодня коммунальщики могут только посоветовать жильцам обращаться  в суд, поскольку владельцы десятой квартиры нарушают правила общежития, права и интересы третьих лиц.
– Почему сами не инициируете судебное разбирательство? – спросила у юриста УК и получила ответ: в договоре управления домом нет пункта о том, что управляющая компания имеет право обращаться в суд от имени собственников.
Но жильцам, как выяснилось, таких разъяснений не давалось. Думается, уж юридическую помощь им предложить могли бы, не дожидаясь, пока появится новый договор, но УК и здесь инициативы не проявляет. Почему? Не нужны лишние заботы? Нет уверенности, что недобросовестных собственников можно выселить?
Пока, действительно, судебная практика по таким делам небольшая. Из муниципальной квартиры психически больного человека уже выселяли. Он затоварил ее всяким барахлом, собранным на помойках, и годами не позволял расчищать эти завалы. Но это было неприватизированное жилье, муниципальная собственность, и вопрос решался проще: парня определили в специализированный интернат.
Был и другой случай, еще в 2004 году. Дело касалось уже приватизированного жилья, о нем рассказывалось в нашей газете. Жила на территории ЖЭУ-9 пожилая женщина, которая явно имела психическое заболевание, но за специализированной помощью не обращалась и официально считалась дееспособной. У нее тоже была мания – тащить в квартиру все из ближайших мусорных контейнеров. Через единственную комнату на кухню оставался только узкий проход, все остальное пространство до потолка было забито тряпками, коробками, пакетами из-под еды, остатки которой разлагались, над ними вились рои мух, запах стоял такой, что приходилось закрывать нос платком. Зловоние шло и из туалета, совмещенного с ванной. Воды в квартире тоже, как и в случае с кв. № 10, не было, по большому и маленькому бабушка ходила в ванну, которая во время моего визита была уже полна.
Сколько соседи этой старушки написали жалоб, заявлений, обращений! Избавиться от нее не получалось. Люди даже не могли поменять и продать свои квартиры. Жильцы судились и, казалось, добились победного решения: неадекватную соседку признали утратившей право собственности на квартиру, а саму квартиру постановили продать с торгов по рыночной цене. Но судья, видимо, перестраховался – такой смелый вердикт в отношении собственников жилья выносился впервые, – и квартира оказалась с обременением  в лице бабушки, то есть решение о выписке ее из квартиры не было принято. По-хорошему, соседям надо было заявлять иск о выселении за ненадлежащую эксплуатацию жилья, заметил позже знакомый юрист, но задним умом многие крепки. Продавали эту ужасную квартиру, наверное, года полтора, но покупателей на нее не нашлось. Так она и простояла до недавнего времени, пока этим летом бабушка не умерла. Наследников у нее, кажется, нет, имущество, оставшееся после нее, считается выморочным, поступит в распоряжение города. И люди, больше десятка лет жившие в аду, хочется надеяться, наконец-то вздохнут спокойно и обретут хороших соседей.
А сколько еще лет страдать жильцам первого подъезда дома по ул. Комсомольской? У квартиры, которая мешает им жить, три сособственника, одного еще надо найти, чтобы предъявить претензии и призвать к исполнению обязательств. В одиночку жильцам не справиться. Неужели это только их дело?
Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.
p. s.
Накануне стало известно, что в психиатрической больнице на обращение жильцов все же среагировали. Участковый врач выезжал и осмотрел их соседа, последний госпитализирован. Он пройдет курс лечения и вернется в квартиру. Дееспособность его тем не менее не подвергается сомнению. Так что решать проблему придется с поддержкой других служб.