Любопытные публичные слушания проходили 3 августа в здании администрации Южно-Сахалинска. Согласно заранее распространенной через ряд СМИ информации, обсуждаться должны были вопросы «внесения изменений в правила землепользования и застройки города Южно-Сахалинска в части перевода земель из одной категории в другую».
Поясню, о чем речь. Есть у города рекреационные зоны, в простонародье именуемые «зеленкой», а также имеется в наличии большой зуд построить на этих самых землях что-нибудь эдакое. Склад, к примеру, или… банк. А если и то, и другое удастся соорудить, вообще чудесно будет! Одна беда: по закону строить на территории рекреационных зон положено только объекты рекреационного характера. Что, вне всякого сомнения, напрягает. Поэтому и была разработана процедура перевода земель из одной категории в другую, включающая в себя и публичные (или общественные) слушания.
Конечно, проводятся они в городе уже не первый раз. Но такого количества общественности, желающей высказать свою точку зрения, актовый зал мэрии, пожалуй, еще не вмещал. Некоторым, не успевшим вовремя занять места бедолагам пришлось отстаивать свои позиции из коридора.
Банку – быть?
А дело все в одном-единственном пункте слушаний: переводе по заявке председателя правления банка «Долинск» Д. Нестерова части рекреационной зоны Р-1/67 в общественно-деловую зону ОД-1/57.
Краткая предыстория вопроса. Зона Р-1/67, расположена северо-восточнее пересечения улицы Комсомольской и Коммунистического проспекта. Кроме православного храма, гостиницы «Гагарин» и радиоцентра в зоне имеется долгострой – 7-этажное административное здание. Несколько лет назад здание приобрел банк «Долинск», решив частично в него переехать. Но, как заметил основной докладчик слушаний – начальник управления архитектуры и градостроительства ДАГУН Ю. Кравцов, если административное здание на территории рекреационной зоны существовать может, то банк – нет.
Судя по всему, Ю. Кравцов давно не перечитывал документ под названием «Правила землепользования и застройки в г. Южно-Сахалинске», который по идее обязан быть его настольной книгой. Ведь в правилах четко сказано: на территории зоны Р-1 запрещены не только банки, но и административные здания, а также гостиницы! То есть практически все, что построено на территории участка Р-1/67, в том числе гостиница «Гагарин», оказывается незаконным?
Если так, то это в высшей степени удивительный факт, ведь, по свидетельству многих предпринимателей, сегодня в областном центре нельзя построить без согласования с контролирующими органами (с ДАГУНом, к примеру) даже забор на собственной земле. Бдительное око контролеров тут же выявит нарушение, и вскоре появится предписание его устранить. Никакой строительной самодеятельности в городе наш доблестный ДАГУН не допустит. А посему не иначе в Южно-Сахалинске завелся второй Дэвид Копперфилд, который возводит здания под невидимым глазу чиновника покровом. Поглядеть бы на этого фокусника, автограф взять…
Впрочем, если серьезно, то самое время вмешаться в дело прокуратуре и спросить у господ чиновников, как так получается, что в Южно-Сахалинске строят где угодно и что угодно.
Однако на слушаниях преобладала другая точка зрения на проблему, звучащая приблизительно так – раз построили, не сносить же. А значит – решить возникшую коллизию сможет только перевод участка в категорию общественно-деловых земель (ОД).
Сторонников и противников такого перевода в зале набралось достаточно. Первые упирали на то, что с долгостроем нужно что-то делать. Вторые говорили о границах, в которых зажимают городской парк, и требовали оставить все как есть. Депутат областной Думы и по совместительству председатель наблюдательного совета банка «Долинск» В. Бурков объяснял:
– Здание, которое приобрел банк «Долинск», начинали строить в 2001 году. Банк приобрел его в 2004-м и до сих пор не забил там ни одного гвоздя. Там, по сути дела, не сам банк будет, а разместится администрация и персонал. По существу, ничего не меняется. Здание есть, и это свершившийся факт. Изменить ничего уже невозможно. Нужно совместно с городом придать этому уголку соответствующий хороший вид, а я думаю, так все и произойдет, и будет все нормально. Здание примыкает непосредственно к дороге, поэтому никакого ущемления территории парка я не вижу. Тем более, само по себе это не какое-то вредное производство. Абсолютно прекрасное будет здание. Много автомобилей там не будет, потому что основное здание банка останется на прежнем месте. Я категорически против занятия территории парка под новое строительство…
Профессор, заведующий кафедрой экологии СахГУ В. Дуничев рассказал общественности, как при его личном участии под сегодняшний долгострой выделялась земля и рассчитывался возможный экологический ущерб.
– Что представляет собой эта площадь? Это была бросовая земля, хотя она и находилась в рекреационной зоне, – убеждал профессор. – В 2001 году здание начали строить. Ничего не построили. Менялись собственники. Там планировали построить и гостиницу, и ресторан…
А между прочим, заметил далее В. Дуничев, в гостинице на одно койко-место требуется 230 литров воды. В ресторане на одно блюдо – 12 литров воды. А блюд готовится триста-четыреста.
– Ресторан можно, гостиницу можно, а банк нельзя? – риторически вопрошал оратор. – Я подсчитал разницу между ущербом, который был бы нанесен в случае использования здания по ранним планам, и тем, что намечено сейчас. Оказалось, что ущерб первичных замыслов в сто раз больше! К чему нас призывают? К тому, чтобы больше воздействовать на окружающую среду?
Закончил свое выступление профессор экологии несколько неожиданным образом:
– Нельзя манипулировать общественным мнением! Отнимем здание у банка – оно будет стоять и стоять. И опять появятся, как в 1998 году, обманутые вкладчики. А кто на этом наживется? Только тот, кто захочет приобрести это здание. Кто захочет вынуть у кого-то из кармана, у тех бабушек, которые здесь сидят, деньги. У тех, кто отнес свои копейки в банк «Долинск». Я полагаю, что мы этого просто не допустим! Хватит нас считать быдлом!
После такого энергичного выступления попытка противника перевода земли,
депутата городского Собрания С. Колмакова изложить свою точку зрения успеха не имела и была встречена громким топотом. Так сторонники строительства (не иначе – бабушки) выразили свое несогласие с депутатом.
Говорил же С. Колмаков следующее:
– Тут не идет речь о деньгах или нарушениях экологии. Речь идет о том, что у нас островков, подобных парку, остается все меньше. Сейчас разговор идет такой: можно ли разрывать парк на пятаки или нет? Парк должен развиваться. Такие строения ограничивают в развитии парк. Ему некуда развиваться, нужно, чтобы прокуратура и соответствующие органы разобрались.
В ответ депутата освистали и «обтопали». И председатель организационного комитета по проведению слушаний М. Ким предложила общественности голосовать на выбор за изменение границ зоны Р-1/67 с перечислением всех вносимых изменений (что, дескать, очень долго) либо проголосовать «принципиально» о переводе части рекреационной зоны Р-1 в зону ОД-2 (тут скорее всего председатель ошиблась, так как в информации о публичных слушаниях говорилось о переводе части рекреационной зоны Р-1/67 в общественно-деловую зону ОД-1/57. Однако никто ее не поправил. – Авт.).
– Принципиально, – прокатилось по залу.
– Итак, мы предлагаем проголосовать за принципиальное принятие решения. Поднимите руки, кто «за».
Поднялось 220 рук.
– Итак, первый вопрос по переводу части зоны Р-1 в зону ОД-2 принят, – подвела итоги М. Ким.
Южно-
Сахалинск –
банкрот!
Между тем слушания продолжались. Уставшие от словесных баталий организаторы решили объединить сразу две заявки: по вопросу перевода части территории жилой зоны Ж-4/42 (северо-западнее пересечения улицы Крайней и улицы Промышленной) в коммерческо-производственную зону КП-31 и по переводу рекреационной зоны Р-1/38 (северо-восточнее пересечения проспекта Мира и улицы Украинской) в разряд коммерческо-производственной зоны КП-31.
По словам Ю. Кравцова, зона Р-1 случайно оказалась посреди промышленной зоны, в которой находится целый ряд предприятий, складские помещения и… Дом ребенка. Досадное недоразумение мешает предприятиям и складам развиваться. Вывод: склады нужно спасать!
Однако вопрос председатель горсобрания П. Алборова «Как попала рекреационная зона в промышленную? По ошибке либо мы сейчас делаем ошибку?» вызвал у Ю. Кравцова замешательство.
Последовало невнятное объяснение о том, что давным-давно при разработке плана города проектный институт не решил, как использовать данный участок земли, и обозначил его в плане рекреационным. Дескать, жизнь покажет, как использовать зону в будущем.
Объяснение П. Алборова не устроило.
– В промышленных районах рекреационные зоны делают не просто так, – заметил председатель Собрания. –  Их делают для того, чтобы улучшить экологический фон участка.
К тому же, напомнил П. Алборов, придется  куда-то переносить Дом ребенка. «Куда и за какие средства? – поинтересовался он. – Тем более сейчас, когда город банкрот». С долгом в полтора миллиарда рублей не просто вести строительство и переносить детские учреждения.
Впрочем, сомнения П. Алборова пропали втуне. Организаторы слушаний вывернулись: «Переведем землю, а там кто-нибудь: либо область, либо предприниматели – Дом ребенка пропишет по новому адресу. Голосуем?».
Проголосовали. И большинством перевод земли из одной категории в другую одобрили. И опять «принципиальным» решением.
После чего последовало еще несколько «принципиальных» переводов, и странные слушания закончились. Конечно, я мог бы охарактеризовать их иначе, несколько грубее, но формат издания не позволяет. Поэтому употребляю слово «странные». Читатель может прибавить к нему свой эпитет.
Однако окончательное решение по вопросам, рассматриваемым на публичных слушаниях, предстоит принимать городскому Собранию. Ему и городские карты в руки. Посмотрим, поддержат ли народную волю, благословляющую нарушения законодательства, народные избранники.
Ах да, еще одна новость. Историю с переводом земель пообещала внимательно изучить прокуратура. Между тем многоэтажные нарушения законодательства продолжают возвышаться на улицах города, дожидаясь момента, когда же их легализуют.
П. РЯБЧИКОВ.
справка
Слово «рекреация» происходит от латинского recreatio и означает восстановление, отдых.