Лишь в минувший четверг начальник Южно-Сахалинского отдельного военного лесничества Евгений Хорошев, что называется, смог перевести дух – механизаторы ОАО «Новоалександровский автокомбинат» полностью завершили прокладку почти трехкилометровой минерализованной полосы на подходах к дачному массиву площадью почти 300 гектаров и территории одного из кладбищ областного центра. Более месяца в непосредственной близости и на далеких подступах к этим объектам шла порой отчаянная борьба с огненной стихией. Точнее – с пятью лесными пожарами на землях военного лесничества у северо-западной границы территории Юж-но-Сахалинска.
Первый лесной пожар возник в конце июня и пошел в глубь военного лесничества, а затем, сменив направление, стал реально угрожать дачным участкам. Ситуацию осложняли ветер силой до 20 метров в секунду и сложный рельеф местности. Достаточно сказать, что на отдельных участках крутизна склонов достигала 70 градусов. Использование тяжелой техники при этом исключалось. В этой ситуации 50 работникам лесной охраны и военнослужащим крепко помог экипаж вертолета Ми-8, оборудованного водосливным устройством. Выполненные им сбросы воды были точны и эффективны. Не будь такого «полива» с небес, ситуация могла бы выйти из-под контроля. Дело дошло до того, что в какой-то момент руководители операции вынуждены были увести в сторону солдат – нестерпимый жар от пламени не позволял работать на кромке пожара. Тем не менее огненную стихию удалось усмирить.
Но 8 июля огонь возник на старом горельнике, что находится на дороге за кладбищем, ведущей к дачному массиву. Во время дачного бума в 1991 году 300 гектаров было «отрезано» от военного лесничества и передано в распоряжение южносахалинцев, желавших возделывать землю. Однако за последние 15 лет пыл многих владельцев 6 и более соток поостыл. И значительное количество как самих участков, так и возведенных на них домиков, оказались заброшенными. Но остались две дороги к дачам, куда желающие могут добираться на машинах любой проходимости. И этот фактор, по мнению специалистов, во многом стал определяющим в возникновении лесных пожаров на территории самого военного лесничества. Бросил ли кто-то незатушенный окурок, не затушил ли разведенный под шашлыки костерок – конкретно вряд ли можно сейчас установить. Но 8 июля после обеда пожар
разошелся не на шутку.
Сухой бамбук горел как порох. Да что там бамбук – установившаяся сушь превратила в отличный горючий материал траву и  мелколесье. Более того, горела сама земля, точнее – торфяная «подушка», толщина которой достигала 30 сантиметров.
На рубеже старой минерализованной полосы участникам операции пожар удалось остановить, но он ушел в другом направлении – в сторону кладбища. Более четырех десятков участников операции – работники военной лесной охраны и привлеченных военнослужащих, а также пять пожарных расчетов из Южно-Сахалинска вели отчаянную борьбу с рукотворной стихией. Казалось, сбили огонь, основательно пролили водой торфяную «подушку», но буквально через пару часов, просохнув под палящим солнцем, она снова начинала дымиться. И все-таки 11 июля пожар был ликвидирован. Чтобы дойти до кладбища, огню оставался всего километр. Площадь же пожара составила 9 гектаров.
А буквально через три дня в полусотне метров от кромки остановленного пожара возник новый. С ним пришлось основательно бороться почти пять суток. В отдельные моменты скорость распространения огня достигала 100 метров в час. Почти 80 работников лесной охраны и военнослужащих, оснащенные ранцевыми опрыскивателями, насколько это было возможно, пытались сдержать палы. Самое непосредственное участие в операции приняли вице-мэр Южно-Сахалинска Ю. Спирин, сотрудники городского департамента ЖКХ, областное управление МЧС. Со стихией боролись, что называется, всем миром. Семь пожарных расчетов пролили на загорания более 22 тонн воды.  Одновременно шла прокладка в наиболее опасных направлениях минерализованных полос шириной пять метров. Работала тяжелая техника городских организаций. Казалось бы, минерализованная полоса шириной пять метров – не такое уж серьезное препятствие для огня. Но упершись в нее, пожар остановился в 50 – 70 метрах от кладбища.  Еще одной минерализованной полосой пожар был перехвачен у речки Маяковского.
Другие загорания на территории военлесничества, возникшие на границе с городской территорией, были ликвидированы, что называется, в рабочем порядке. С привлечением военнослужащих, техники и средств  гражданских организаций. Дожди под занавес июля основательно разрядили обстановку в лесах, прилегающих к северо-западной границе областного центра.
Начальник Южно-Сахалинского отдельного военного лесничества Евгений Хорошев, рассказывая о перипетиях огненного июля, посчитал обязанным выразить благодарность начальнику Южно-Сахалинского гарнизона, командирам подразделений, пославшим на борьбу с огнем военнослужащих, и самим солдатам, участвовавшим в операциях. А также руководителям и сотрудникам городского департамента ЖКХ, подразделений МЧС, ООО «Сварочно-монтажный трест», ОАО «Новоалександровский автокомбинат», администрации городского кладбища. Всем, с кем пришлось отбивать огненные атаки.
Пожары на границе военного лесничества и городской территории возникали по вине отдыхающих. Соответствующие протоколы составлены и направлены в органы прокуратуры. Но замечу, что за всю послевоенную историю лесной охраны лишь однажды виновный понес уголовное наказание – в 60-х годах прошлого столетия некий невельчанин попал «под руку» председателю облисполкома.
Ущерб от пожаров определяется. Происшествие обошлось без жертв и пострадавших, но с потерями. Не выдержав июльской огненной вахты, подал заявление об увольнении один из сотрудников лесной охраны военного лесничества. Дело оказалось не только в скромной зарплате – около 7 тысяч рублей на «круг»… Такого огненного напряга в угодьях военного лесничества, площадь которого составляет 63 тысячи гектаров, Евгений Хорошев не припомнит за 10 лет своей работы.
П. ОЧЕРОВ.