Огонь, вода и… краеведение. Вот что во многом определяет жизнь и творчество нашего земляка Сергея Федорчука

Сергей Федорчук.

Сорок лет назад на страницах «Советского Сахалина» была опубликована заметка тогда еще студента пединститута Сергея Федорчука с символическим, как оказалось, заголовком – «Удачный дебют». С тех пор наш внештатный автор написал множество интересных материалов, которые легли в основу его краеведческих книг. Их у него более десяти.

На днях вышла в свет новая работа сахалинца – «Огонь и жизнь». Она будет интересна не только для сотрудников пожарной охраны, но и для всех увлеченных историей Сахалина.

– Сергей, помнится, в середине 1990-х вы, профессиональный огнеборец, написали первую книгу с таким названием. Сейчас у вас уже своя мини-библиотека. Почему вы вновь обратились к истории борьбы с огнем на Сахалине?

– После первого издания книги я семнадцать лет продолжал собирать тематический материал, надеясь, что когда-нибудь появится второй дополненный и переработанный ее вариант. И повод представился.

Три года назад у коллеги, с которым вместе служили еще в 1980-е, был юбилей. На праздник собрались «братья» – так пожарные называют друг друга. И когда я увидел всех, подумал: было бы здорово собрать их по своему поводу в 2022 году. Для меня он юбилейный: исполняется 40 лет, как я 19-летним студентом пришел в пожарную охрану, и 20 лет, как служу в аэро­порту Южно-Сахалинска.

– Как композиционно подано содержание книги?

– В ней несколько разделов. Есть исторический обзор, который начинается с главы «Огонь в жизни древних людей». Далее в хронологическом порядке, через призму интересных фактов идет рассказ о пожарной охране со времен каторги до наших дней.

Самый большой раздел – «Вспоминая людей и события». Меня могут упрек­нуть: почему не написал про, условно говоря, Петрова, Иванова, Сидорова? Но у автора есть право на свой выбор. Я написал о тех, кто мне близок по духу, и это достойные люди.

Довелось служить с Игорем Сучковым, который совершил подвиг, пожертвовав своим здоровьем. В горящей квартире находился маленький ребенок. Игорь знал, что если будет надевать дыхательный аппарат, то потеряет время, и тогда вряд ли удастся спасти малыша. Ребенка он спас, но через 20 лет из-за последствий интоксикации организма на том пожаре оказался в инвалидном кресле.

Одна из глав посвящена памяти прекрасного человека Юрия Вакуленко, 40 лет прослужившего в пожарной охране. В Синегорске он был начальником пожарной части. Юрий работал со школьниками, создал музей, написал несколько краеведческих книг. И в последние часы жизни писал материал о Сахалине.

– В вашей новой книге много фотографий. Может, расскажете историю одного из редких снимков?

– В пригороде Варшавы есть городок Непокаланов, в нем еще в начале ХХ века был основан монастырь. С тех пор он разросся, у него есть свои производства, телевидение и пожарная часть, которую обслуживают монахи… Чтобы попасть в монастырь, требуется разрешение.

Когда редактор журнала «Стражак» («Пожарный») организовывал для меня эту экскурсию, он испрашивал разрешения у настоятеля. Тот поинтересовался: «А кто хочет к нам в монастырь?». «Гость – пожарный с Сахалина». «Вы знаете, вчера были гости из Франции, я запретил им входить на территорию. Но Сахалин очень далеко, так что разрешаю, тем более пожарному».

Для меня открыли двери, я побывал у огнеборцев монастыря, увидел профессиональную технику. На память мне подарили фотографию 1950-х годов, запечатлевшую монахов в пожарных касках.

Пожарное депо. Александровск. Начало 1920-х годов.

– Ваша книга, как и все предыдущие, документальная. Значит, немало времени пришлось провести в архивах.

– Да, мне помогали и краеведы, и сотрудники областного государственного исторического архива. Так, Марина Гридяева предоставила материалы о пожарной охране из Российского государственного исторического архива Дальнего Востока. Ее коллега Ким Чан Ок подарила копию газеты «Охинский нефтяник» военной поры с поздравительной телеграммой от Сталина. Он благодарил местных огнеборцев, собравших деньги на танки «Охинский пожарный». Текстом этой телеграммы я и завершил одну из глав. А заведующая библиотекой архива Галина Ким в течение двух лет помогала мне с подбором материалов.

В сборе материала помогали и коллеги из районов. Есть замечательный краевед Роман Олегович Медведев из Чеховского пожарно-спасательного отряда. Он предоставил документы, в том числе и про Героя Советского Союза Ивана Яковлевича Спицина, удостоенного этого звания за форсирование Днепра. Фронтовик 20 лет прослужил в г. Чехове начальником караула.

– Знаю, что вы всегда не только очень ответственно подходите к написанию текстов, но и, не побоюсь этого слова, трепетно. Каждый раз, перед тем как начать новую главу, стремитесь на эмоциональном уровне постичь суть явлений.

– Наверное, без этого погружения можно обойтись, но мне это помогает. Не бывает ничего случайного. В прошлом году осуществилась мечта подняться на самую высокую вершину Сахалина – гору Лопатина. Тогда я работал над главой о поселке Горки, который сгорел в 1998 году.

Попросил товарищей, с которыми был в Тымовском районе, на полчаса заехать туда. Побродил там, где уже вырос молодой лес, видел остовы сгоревшей авто- и мототехники. Быть может, и не стоило делать крюк в 50 километров. Но созерцание и прикосновение к тому месту, где произошла беда, позволило мне найти особую интонацию для главы о Горках.

– Кто из героев книги произвел на вас наибольшее впечатление?

– Мне посчастливилось лично общаться со многими интересными людьми, были среди огнеборцев и женщины. В одной из глав я рассказал о водителе пожарной цистерны Марии Дмитриевне Вавилиной, которая работала в г. Макарове.

Очень рад, что через 27 лет после нефтегорской трагедии восторжествовала справедливость в отношении Василия Буцерки. Во время землетрясения под руинами погибли его мать, дочь, теща. Он спас 18 человек, удостоен ордена Мужества, но о нем ни разу не писали газеты. Есть лишь несколько строк в книге «Трагедия и боль Сахалина».

Мне очень хотелось больше узнать об этом человеке. Но архивисты УВД сказали, что личного дела Василия Буцерки у них нет. Значит, после трагедии он уехал на материк.

Но куда? И когда уже не было надежды на общение с ним, я зашел в одну из южно-сахалинских компаний по обслуживанию нефтегазовых проектов. Спросил о Буцерке у знакомых ребят, служивших в Госпожнадзоре. Они обрадовали, сообщив, что он живет в Хабаровске, вахтовым методом работает на нефтеотгрузочном терминале в поселке Де-Кастри.

Я созвонился с Василием, мы подружились. Благодаря его рассказу о пережитом появилась глава книги с уникальными фотографиями. К тому же в мае нынешнего года вышел мой материал о нем в «Советском Сахалине».

– Вам удалось интересно рассказать об огнеборцах, работавших и работающих в разных сферах. В том числе и о пожарных Карафуто, ценой жизни спасавших людей, и о польских стражаках… Наверное, не случайно вы завершаете повествование главой «О пожарном братстве»?

– Это чувство никуда не уйдет, оно будет со мной до конца. Его не омрачают даже сложные внешнеполитические взаимоотношения с той же Польшей. Простым людям нечего делить. Они мне говорили: «Сергей, известный лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!» правильнее должен звучать так: «Пожарные всех стран, соединяйтесь!».

В Польше я увиделся с земляками, которые в конце 1940-х выехали с Сахалина (они встречали меня, как сына, я это всегда буду помнить). Незабываемым было общение с польскими коллегами, они мне всячески помогали. Это и есть настоящее пожарное братство, для которого нет границ, даже государственных.

– Вашей книге – легкой дороги к читателям!

Людмила Степанец.