Спасибо южносахалинцу Г. Тарасову. Ибо именно его вопрос стал отправной точкой в маленьком журналистском расследовании.
– Мне в поликлинике назначили такое диагностическое исследование – ФГС, полное название фиброгастроскопия, – начал звонивший. – Причем участковый врач сразу же предупредил, что в нашей поликлинике это будет стоить дорого, лучше поискать, где ФГС дешевле. Я обратился в областную консультативную поликлинику – там фиброгастроскопия стоит 298 рублей. Из интереса пошел потом в свою поликлинику узнать, насколько все же у нас дороже. Думал, ну рублей на 100 – 200. Оказалось – почти на 500! В отделе платных медицинских услуг сказали, что надо будет заплатить 788 рублей. Вот я и хочу узнать, почему такой разбег цен?
Заинтересовавшись вопросом, я обзвонила все южно-сахалинские поликлиники. В двух – № 1 и 4 – подтвердили: ФГС у них обойдется пациенту в 788 рублей. В новоалександровской поликлинике не было нужного специалиста, но в регистратуре сказали, что стоит ФГС около тысячи или немного меньше. «В общем, наверное, как и в других». В поликлинике № 2 назвали иную цифру – 460 рублей. В городском диагностическом центре аналогичное исследование оценили в 882 рубля.
Прейскурант стоимости платных медицинских услуг утверждается городской властью, а разрабатывается специалистами департамента здравоохранения. Вот к ним-то я и обратилась за разъяснениями. Меня интересовало, из чего складывается цена на услугу. Специалисты добросовестно рассказали о методике и порядке формирования цен. Информация была интересной и полезной, но, как оказалось, для моего расследования в общем-то лишней. Потому что когда я попросила объяснить все на конкретном примере, а именно ФГС, выяснилось, что в прейскуранте фиброгастроскопия оценивается суммой всего в 207 рублей, и специалисты городского департамента здравоохранения удивились, откуда в поликлиниках взяли 788 рублей.
При мне они позвонили в несколько поликлиник. И выяснилось, что во всех  медицинских учреждениях при оформлении платной услуги под названием «ФГС» пользуются не разделом прейскуранта, где обозначены услуги функциональной диагностики и УЗИ, а разделом «эндоскопические услуги», в котором первой в списке стоит  «эзофагогастродуоденоскопия», которая как раз и стоит в поликлиниках 788 рублей, а в ГДЦ – 882 рубля.
Крайне заинтригованная таким длинным и чрезвычайно научным названием процедуры, я решила узнать, чем она отличается от ФГС, если в поликлиниках последнее игнорируют. Может быть, большей полнотой исследования или большей его сложностью? Где смогут это объяснить лучше, чем в гастроэнтерологическом отделении областной больницы? Специалисты там узкие и, что даже не обсуждается, компетентные.
Так вот, узкий и компетентный специалист заявил, что эзофагогастродуоденоскопия и ФГС – одно и то же. Просто первое название – полное, а второе – сокращенное. Разница между ними такая же, как между именами Татьяна и Таня. Как ни назови – сущность-то не меняется. Татьяна не крупней и не умней Тани.
Интересно, а что будет, если пациент попытается отстоять свое право именно на ФГС?
Я обратилась в справочное окно одной из городских поликлиник, где оформляются платные услуги.
– Вот вы берете за ФГС 788 рублей, а в прейскуранте эта услуга стоит всего 207 рублей, – сказала я сотруднице медучреждения.
– С чего вы взяли? – возмутилась женщина и решительно встала, чтобы подвести меня к прейскуранту, вывешенному в вестибюле, и ткнуть носом в оспариваемую сумму.
Однако растерялась сама, когда увидела в разделе «услуги функциональной диагностики»  название исследования и сумму, о которой я говорила. Она сказала что-то насчет того, что расценки в этом разделе устарели, поскольку рассчитаны для старой аппаратуры, а сегодня исследования делаются на современной технике. Потом поняла, что насчет устарелости сказано очень сильно, ведь прейскурант обновляется каждый год. Кстати, в прошлом году ФГС стоила 167 рублей.
Вконец растерявшись, сотрудница поликлиники сказала, что не сама решает, какие суммы и за что брать с пациентов. Есть распоряжение главврача оформлять оплату обращающимся за ФГС по разделу «эндоскопические услуги», пункт 6.1, то есть как за эзофагогастродуоденоскопию. И в квитанциях пишут не «ФГС», а «ЭФГД» – все по-честному.
Однако в том, что это именно так, по-честному, я уже сомневалась. Оставалась, правда, маленькая зацепочка, что объяснение лежит в длительности процедуры: в пункте «ФГС» стояло 45 минут, а вот в «ЭФГД» – 55 минут. Правда, сомнительно, что разница в 10 минутах могла стоить полтысячи рублей. А вдруг? Однако выяснилось, что само исследование – как ФГС, так и ЭФГД – занимает от силы 10 минут.
Ну и как после этого должен себя чувствовать пациент, уплативший 788 рублей за то же, что стоит по прейскуранту 207 рублей? Наверняка обиженным, если не сказать больше. И какое у него после этого доверие к стоимости других платных процедур?
Есть еще один вопрос – уже к руководителям городской медицины: зачем разработчики прейскуранта поместили в него две одинаковые услуги под разными названиями? Чтобы у медучреждений был выбор? Да, им выбор предоставили, и они, как видим, им воспользовались. А вот у пациента-то его, получается, нет. В прейскуранте для поликлиник, правда, дешевая ФГС еще хоть значится, а вот в расценках ГДЦ, например, ее не видно – там только «серьезная» эзофагогастродуоденоскопия за 882 рубля. Это потому, что для ГДЦ разработан особый прейскурант, в котором Таням, вероятно, места нет.
Думаю, все мы уважаем труд медицинских работников, жалеем их за скромность зарплаты, хотя в последнее время жить они стали получше. По-человечески понятно желание главврачей зарабатывать на платных услугах больше денег, ведь большая их часть идет на укрепление материальной базы учреждений. Наверное, они считают, что работающие люди – это им предлагаются платные услуги, – чья зарплата выше прожиточного минимума, не обеднеют, если заплатят «лишние» полтысячи рублей. Однако основные пациенты поликлиник, как правило,  отнюдь не богатые люди.
Кстати, в департаменте здравоохранения посетовали, что в расчеты стоимости платных услуг не закладываются рентабельность и прибыль. Думается, в поликлиниках этот недостаток исправляют самостоятельно и с большим успехом.
Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.