Острова погибших кораблей. Проблему утилизации списанных судов планируется решить в ближайшие годы

Пора провести генеральную уборку морского дна.

Акватории сахалинских морских портов готовятся очистить от затонувших кораблей. Об этом шел разговор на недавнем совещании, которое провела с главами регионов ДФО заместитель председателя правительства РФ Виктория Абрамченко. Было заявлено о необходимости навести порядок в дальневосточных портах, давно уже нуждающихся в генеральной уборке.

В преддверии

Без уборки и вправду не обойтись. В одной лишь Авачинской бухте на Камчатке обнаружено более 80 судов, брошенных судовладельцами, 20 с лишним ржавых «коробок» насчитали в Приморье — в заливе Петра Великого.

Обсуждение на правительственном уровне необходимости генеральной уборки морских портов отнюдь не первое. В августе 2020 года, во время официального визита на Дальний Восток, вопрос об утилизации брошенных судов поднимал председатель правительства РФ Михаил Мишустин. А еще раньше, в феврале 2020 года, в Южно-Сахалинске состоялось совещание на эту же тему с участием вице-премьера — полномочного представителя президента РФ в ДФО Юрия Трутнева.

По мнению губернатора Валерия Лимаренко, утилизация брошенных судов — это вопрос не только безопасности мореплавания, но и экологии. И он наконец-то будет решен. Во всяком случае, власть смотрит на решение этой проблемы с оптимизмом.

Как сообщил заместитель регионального министра транспорта и дорожного хозяйства Максим Жоголев, в акватории Сахалина и Курил находится несколько десятков затонувших судна. Еще больше затонувших плавсредств за пределами акватории — более 100 единиц. Утилизироваться они должны за счет владельцев.

– Мы выверяем реестр затопленных судов. Порядок следующий: если у корабля есть владелец, утилизация плавсредства – его обязанность. При отсутствии владельца проводится процедура по признанию судна бесхозным. И заниматься его утилизацией уже будет Росимущество за средства бюджета, — говорит замминистра.

На совещании с участием зампреда Виктории Абрамченко прозвучала такая информация: по поручению президента на приоритетные проекты по ликвидации накопленного вреда на суше и на море будет направлено 20 млрд рублей. Судя по сообщениям СМИ, резать брошенные суда на гвозди сегодня готовы все — от Анадыря до Посьета. И очищать дальневосточную экологию от ржавого железа готов практически любой порт — от Посьета до Анадыря. Но на сколько денег хватит, хотя бы приблизительно.

Вершки и корешки

Утилизация плавсредств считается одним из наиболее трудозатратных и наименее выгодных предприятий в мире. Традиционно этим занимаются там, где в избытке дешевая рабочая сила, — например, в Индии, Пакистане. Корпус судна, силовая установка, палубные надстройки — все это железо, его на судне десятки и сотни тонн. И все это необходимо резать и демонтировать, а потом вывозить и сдавать на металлолом.

Хорошо, если разделка судна ведется непосредственно в порту, откуда достаточно просто вывезти металл по назначению. А если судно нашло свой последний приют в каком-нибудь безымянном заливчике?

Тем более что таких безымянных на Сахалине хватает. Чтобы утилизировать судно, придется организовать целую экспедицию. Необходимо будет обеспечить доставку оборудования, обустройство временного жилья для рабочих, организацию погрузочных работ и еще тысячу мелочей, включая сюда соблюдение требований экологии.

Последнее особенно актуально для старых судов, при строительстве которых сплошь и рядом применялись токсичные материалы.

Хорошо, если судно стоит себе на приколе в надводном положении. Много хуже, когда из воды торчит одна судовая рубка. Такое судно необходимо поднять, доставить на берег и там уже его резать. Процесс этот весьма непростой, весьма затратный и не каждому под силу. Поэтому чаще всего на металл режут «вершки» — надводную часть судна, да и то на уровне палубы, а все остальные «корешки» вместе с подводной частью бросают на месте утилизации.

Добавьте сюда проблему вывоза металла и его дальнейшую переработку. На Сахалине металлургическое производство, как известно, не развито, придется везти металл далеко на материк. Все это приведет к удорожанию и без того недешевой утилизации: по самым скромным подсчетам, разделка среднего по тоннажу судна обойдется в несколько сотен миллионов рублей. Так что продажа металлолома и отдельных судовых механизмов вряд ли окупит все затраты. Скорее принесет владельцу убыток.

В ожидании

Неудивительно, что владельцы судов издавна не загружали себя проблемами утилизации, а просто бросали судно в порту или затапливали в ближайшей бухточке. А потом отказывались от права собственности на ставшее ненужным железо. И хотя формально владелец судна обязан его утилизировать, в реальности этим занимаются единицы. Вероятно, потому, что поддержание экологии без возмещения финансовых затрат многими воспринимается как слишком большая обуза.

По словам Виктории Абрамченко, в российское правительство уже внесен законопроект, который обязывает собственника судна нести полную ответственность за свое имущество, правильно утилизировать корабли. Осенью текущего года законопроект предполагается отправить в Государственную Думу.

Игорь КАЛИНИН.