Персональный пенсионер узкоколейного значения. Судьба нового экспоната железнодорожного музея в Южно-Сахалинске в чем-то схожа с судьбой советского самолета

Это первая зима, когда снегоочиститель не выйдет на борьбу со снегом.

Этот небольшой тепловоз сейчас скучает – ему впервые не приходится чистить снег. Еще недавно он вгрызался в заносы, восстанавливая проезд, и работавшим на нем людям говорили спасибо. Слова похвалы доставались и надежному трудяге-локомотиву.

А теперь время другое. Работает иная техника, использует цифровые технологии. Старичок занял почетное место на открытой площадке музея истории железных дорог в областном центре. Сравнить это можно с назначением персональной пенсии.
Официальное его название – тепловоз-дрезина серии ТУ-8Г. На Сахалин он пришел в июне 1992 года с Камбаркского машиностроительного завода (Чувашия), ему дали номер 0027.

Выпускали эти агрегаты с 1988 по 1994 год, всего их насчитывается 30 единиц. ТУ-8Г также поставлялись на экспорт во Вьетнам и на Кубу. У островных железнодорожников помимо этого были агрегаты с номерами 0022, 0023, 0024, 0025, 0026 – всего 6 штук, рассказал их историю директор музея Андрей Чиликин.

Она в чем-то отражает историю развития сахалинской магистрали и всей области.
Музейный новичок был официально приписан к станции Советское в Долинском районе, но задействовали его в основном на юге острова.

По словам ветерана железной дороги Анатолия Баландина (он работал ревизором и контролировал движение этой спецтехники), все ТУ-8Г приходили с завода в комплектации с краном. Но потребности в нем не было. Нужнее были бы тепловозы, оснащенные агрегатами для той же борьбы со снегом и выполнения других задач.
Поскольку ждать милостей от завода не приходилось, рассчитывали на свои силы.

Краны с ТУ-8Г снимали, а конструкцию локомотива переделывали под другие нужды: перевозку рельсов, шпал, путейского инструмента. Нынешний экспонат под номером 0027 сначала трансформировали в дрезину, приспособили для перевозки нужных грузов и путейцев. А несколько лет назад с ним произошла другая перемена: на него поставили агрегат для уборки снега – шнекоротор. Его в свое время сняли с автомобиля «Урал» и закрепили на таком же локомотиве под номером 0022 из Холмска. Когда началась перешивка колеи, надобность в нем отпала. Тепловоз отправили на металлолом, а шнекоротору нашли другое применение.

– Такая техника была незаменима и работала безотказно, – вспоминает Анатолий Баландин. – Чистила от заносов практически все станции, помогала оперативно решать проблемы с ремонтом рельсошпальной инфраструктуры. Тепловоз с номером 0022, например, обкашивал траву по бокам путей – на него ставили сменное навесное оборудование – и вперед.

Все это становилось возможным благодаря умельцам-ремонтникам. Как сейчас сказали бы, люди креативили, создавали свои стартапы. Только слов таких тогда не знали и грантов не получали.

Вся эта техника могла бы приносить пользу и сейчас, но под новую ширину колеи ее не переделаешь. Ветерана под номером 0027 решили сохранить для истории. Подготовкой его к жизни после узкой колеи занимались специалисты подразделения островной магистрали, которое расположено в Новоалександровске.

Тепловозы семейства «ТУ» – вообще отдельная глава в истории железных дорог. Они работали на старой колее, соединявшей север и юг острова, восточное и западное побережье, на технологических линиях бумзаводов и шахт. Линии были проложены также между Ногликами и Охой, связывали Поронайск с Трудовым и Тихменево, Победино с Первомайском. На них тоже бегали тепловозы ТУ производства Камбаркского завода.

Аббревиатуру ТУ одни расшифровывают как «тепловоз узкоколейный», кто-то как «тепловоз универсальный». На самом же деле буква «У» означает «узкоколейный», разъяснил Анатолий Баландин. Локомотивы этой марки выпускали именно для нашего острова, ведь до недавнего времени ширина рельсов на магистрали, соединявшей юг с севером и западным побережьем, была меньше, чем за проливом, – 1067 мм.

А технологические линии были еще меньше – 750 мм. По словам Анатолия Баландина, ТУ-8Г для них не поставляли – только обычные локомотивы ТУ-4 и ТУ-7, чтобы таскать составы с лесом, бумагой, углем и пр. Но там тоже была необходимость чистить рельсы от снега, содержать путевое хозяйство.

Где-то специалисты решали проблемы своими силами и смекалкой. Мне из своего углегорского детства вспоминаются тепловозы местного бумзавода. Точно помню, что для очистки от снега там был самодельный агрегат – шнекоротор, подсоединенный к деревянному вагону. Его цепляли к локомотиву и таким образом расчищали колею.

Процесс выглядел завораживающе: кажется, что наметенные завалы никогда не исчезнут, но тут появляется такое вот чудо, поглощает сугроб своими стальными челюстями и, пережевав, отбрасывает снег в сторону. Тепловоз регулярно подает гудки. Проходит немного времени, и они звучат уже где-то вдалеке. Не верится, что недавно на рельсах был снежный завал…

Сейчас эти ветераны ушли в историю, как и ведомственные линии. Любопытная параллель: локомотивы Камбаркского завода имели одинаковое название с самыми массовыми самолетами советской эпохи, получившими марку ТУ – по фамилии конструктора Андрея Туполева. Теперь они не летают, большинство порезано на металл, часть сохранили для музеев.

Но живое напоминание осталось. Говоря о нашей магистрали, нельзя не упомянуть детскую железную дорогу в областном центре. Там по узкой колее бегают тепловозы ТУ, только более современные. У кого-то при знакомстве с ними пробудился интерес к работе на стальной магистрали. Наверняка такой же интерес к небу вызывают и самолеты ТУ в музейной экспозиции…

Антон СМОЛЯКОВ.

Справка

Экспозиция железнодорожного музея в Южно-Сахалинске насчитывает 26 экземпляров узкоколейного подвижного состава. В ней представлены различные локомотивы, пассажирские и грузовые вагоны, строительная и специальная техника отечественного и зарубежного производства. Многие из этих машин являются уникальными и сохранились в единичных экземплярах.