По стопам деда. Он был одним из первооткрывателей Лунского месторождения нефти

Геннадий Кремнёв на Дагинском месторождении.

Сегодня, в день северного сахалинского города Оха, расскажу историю его гостей. Она о том, как Сахалин притягивает к себе людей, где бы они ни были. О том, как здесь легко дышится.
Еду четвертый час на «вахтовке» через сахалинскую тайгу на север и думаю о совпадениях. В начале шестидесятых годов мой дедушка ехал сюда готовить перспективные площади для нефтепоисковых работ. А сейчас я мчусь на это самое месторождение работать. В наушниках дедушкин любимый Армстронг, а за окном темные бесконечные леса.
Чтобы положить начало открытию крупного нефтяного месторождения, советские геологи забирались в самые недра острова Сахалин. Копали, искали и находили.
Своенравный остров Сахалин, медвежье логово. Особо терпеливых и устойчивых к северным ветрам он с размахом одаривает природными ресурсами. Нефть, газ, рыба, лес. Но еще дороже те прекрасные виды, которые Сахалин прячет за труднопроходимыми дорогами.
Айны, первые жители острова, поэтично назвали остров Сахараннасили, «земля, похожая на волны». Верхушки безмолвных сопок, которые покрывают остров, и правда напоминают непокорное море. Озера, реки, водопады – есть на Сахалине все. Крутые берега и обрывающиеся скалы, которые нависают над морским берегом; лежбища сивучей; лопухи выше человека – все это делает остров живым.
Люблю Сахалин, это место тишины и счастья. Место силы. Поэтому уже шесть лет я прилетаю из Китая домой на недельку. Обнять родных и глубоко вдохнуть сахалинского воздуха.
Волей судьбы я оказалась в Китае: по окончании бакалавриата в СахГУ прошла конкурс и получила стипендию на магистратуру в Сычуаньском университете. После трех лет учебы я осталась жить и работать в Поднебесной. Но Сахалин неизменно был в моем сердце, поэтому я продолжала летать домой, дышать чистым воздухом и заряжаться энергией острова.
Но в 2020-м все иначе. Моя недельная поездка домой затянулась на месяц, затем на два, а потом и на полгода. Границы закрыты, и я невольно стала узницей обстоятельств. Но и здесь все сложилось по мечте.
Я поехала на север преподавать инженерам иностранные языки.
Так я оказалась на Лунском, одном из сахалинских месторождений. Рядом с первой в России морской газодобывающей платформой. Именно на Лунском, где мой дед, Геннадий Иванович Кремнёв, был в группе первых геологов, исследовавших это месторождение.

Геннадий Кремнёв (с книгой) на Лунском месторождении..

Перед поездкой я твердо решила посвятить себя чтению в свободное от работы время. Изучила библиотеку моих бабушки и дедушки. Пока я выбирала книжки, заметила небольшие потрепанные блокнотики. На обложках карандашом написано название «День за днем». Это были заметки дедушки о его практике в лесах Якутии.
Дедушка писал о том, как они с группой спасались от пожаров в реке Лена; о долгих вахтах в запрятанных уголках России. Помню, я еще вслух сказала: «Меня ждет то же самое? Ну, раз ты справился, то и я тоже». Тогда я еще не знала, что буду работать на том самом месте, которое открыла группа геологов вместе с моим дедом.
Когда я озвучила бабушке название месторождения, на котором нахожусь, она веселым голосом сообщила: «Лунское? Твой дед был там геологом-первооткрывателем!». Так я и узнала, что буквально хожу по стопам дедушки.
Сразу после окончания Саратовского университета дед получил направление на работу в самый дальний уголок Советского Союза – в город Оха на Сахалине. Именно там они и познакомились с бабушкой, которая тоже приехала работать на остров после окончания Уфимского индустриального техникума. Так, два молодых специалиста, мечтавших о светлом и благородном, остались на Сахалине.
Начал дедушка свою трудовую деятельность в Охе в 1960 году техником-геологом партии. А в 1961 году уже стал начальником поискового отряда. С группой смелых исследователей-геологов они делали съемки рельефа местности, копали шурфы, описывали слои.
После этого трудился начальником партии, старшим геологом охинской съемочной партии, начальником Дагинской партии.
Два года отработал главным геологом сахалинской геолого-съемочной экспедиции. Вплоть до 1970 года работал в полях. А в 1970 году был переведен в институт «Сахалингражданпроект» на должность главного специалиста по инженерно-строительным изысканиям, где и проработал до 1992 года.
Работал дед с такими известными геологами, как Шеремета Остап Остапович (советский, российский геолог-нефтяник, лауреат Государственной премии РФ), Мирзоев Р. С. и др. На проектах они ставили деду хорошие оценки за работу.
Дедушка был романтиком, искателем приключений. Поэтому и пошел в геологию. Он был творческой натурой, любил джаз. Оставил нам виниловые пластинки, горы фотокарточек и целую библиотеку книг. Он знал прекрасное и передал любовь к вечному своим внукам.
Дедушка умер в 2001 году. Наша семья хранит память о нем. Бабушка перечитывает письма, которым уже полвека, мой брат слушает виниловые пластинки; мама разглядывает причудливые камушки, которые он собрал за время работы геологом; ее брат читает книги, которые дедушка бережно собирал, а я слушаю Армстронга и работаю на том самом месте, где молодой Геннадий Кремнёв наносил на геологическую карту Лунское месторождение.

Екатерина ВЛАСОВА.