Пятница, 21 июня, 2024

Командир сахалинского СОБРа рассказал, как отряд едва не накрыли «Химерой» в зоне СВО

«Универсальный солдат, который может и высотное здание покорить, и под водой сражаться, и взрывное устройство обезвредить, при этом прекрасно стреляет в любое время суток, владеет навыками выживания в дикой природе… Сам такой, и от подчинённых того же требует», – так отзываются сослуживцы о командире спецотряда быстрого реагирования «Редут» полковнике полиции Максиме Малышеве.

Попал в спецназ со стадиона

– Я родился в Якутии в 1979 году, – Малышев беседовал с журналистами обстоятельно и очень откровенно. – Дедушка и прадедушка воевали на полях Великой Отечественной, но родители отношения к погонам не имели. Наше поколение росло во время военных событий в Афганистане и Чечне, и это повлияло на воспитание. Играли во дворе в войнушку, мушкетёров, из лыжных палок делали шпаги…

В 90-е годы большая страна едва ли не оказалась в полной власти вооруженных банд, часто покрываемых коррупционерами из высоких кабинетов. Общество это возмущало, и, отвечая народным ожиданиям, телесериалы 90–х годов окружили профессию милицейского оперативника романтической аурой. Это отчасти повлияло на Максима в момент выбора профессии: он поступил в якутский филиал Московского юридического института МВД России и в 1996 году окончил вуз с лейтенантскими погонами.

– Я не знал, что для СОБРа молодёжь заблаговременно присматривают в спортивных секциях и на соревнованиях, пока еще ребята не знают, кем им быть. Меня со стадиона пригласил к себе подполковник милиции Николай Васильевич Молчанов. Я знал, что этот выдающийся спортсмен имеет опыт работы в Чечне, Ингушетии и Нагорном Карабахе, но не догадывался, что командует спецподразделением. И что такой отряд создан в Якутии…

Сборная поддержки, охраны и ликвидации

Милицейские сборные отряды быстрого реагирования СОБР были созданы в 1993 году в каждом регионе.

В задачи СОБР всегда входили оказание силовой поддержки органам следствия, прокуратуры, суда, освобождение заложников, охрана общественного порядка и общественной безопасности, ликвидация незаконных вооружённых формирований, а также охрана лиц, находящихся под охраной государства в период следствия и суда. После перехода спецназа в Росгвардию, ему добавили помощь в охране государственной границы.

Сахалинский отряд «Редут» создали 26 апреля 1993 года. Боевое крещение бойцы получили в том же году при задержании вооруженных преступников.

Островной СОБР участвовал в ликвидации последствий землетрясения в Нефтегорске. Неоднократно выезжал в Северо-Кавказский регион. Сегодня бойцы участвуют в специальной военной операции (СВО).

Восемь наших оперативников отмечены орденом «Мужества», трое награждены медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени, 13 – медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени; 36 – медалью «За отвагу», 20 – медалью «За отличие в охране общественного порядка»; 11 сотрудников – медалью «За спасение погибавших».

Пот экономит кровь

Оружие снайперов требует выдержки и знаний физики.
Оружие снайперов требует выдержки и знаний физики.

В СОБР отбирают граждан, прошедших службу в армии и получивших высшее образование. Кандидат не должен быть старше 28 лет, для действующих полицейских возрастная планка составляет 36 лет. При отборе оперативники проверяют связи и знакомства потенциального сослуживца. Зачет по физподготовке обязателен, и если вы решили служить в СОБРе, будьте готовы много тренироваться.

– Пот экономит кровь, – объяснил Малышев. – Мы готовится в летний и зимний периоды, учимся освобождать заложников из высоток и автомобилей. Между периодами – полевой выход, когда подразделение уходит в лес на пять-десять суток. За это время получает инженерную и высотную подготовку, изучает топографию, чтобы ориентироваться по картам, оттачивает навыки выживания. Все это пригодится оперативнику при поиске сбежавших преступников.

СОБР приветствует почти любой вид спорта, спортсмены приучены к дисциплине, умеют жить в определенных рамках, им не нужно объяснять, насколько важны подготовка и соблюдение графика.

– Для снайперов общительность и живость необязательны. Как правило, это люди, умеющие владеть эмоциями, их оружие требует знаний математики и физики, – объяснил полковник.

Подковерный дебют в Якутске

Такой боец-снайпер страховал старшего лейтенанта Малышева на одном из первых заданий в Якутии.

– В рабочий день, примерно в 17:30, когда личный состав собирался домой, нам сообщили о захвате заложников, – вспоминает Максим. – Преступник удерживал в бараке на четыре квартиры учительницу начальных классов. На месте информацию обновили: бандит – уроженец Таджикистана, в прошлом командовал шайкой, уничтожавшей наши колонны в Афганистане. Он находится в федеральном розыске, его также ищет Интерпол.

Террорист закрыл газетами окна барака, вызвал переговорщика, через которого потребовал миллион долларов, вертолет до Нерюнгри и самолет в Турцию. Ходивший на переговоры доложил: квартира заставлена трехлитровками с бензином, преступник вооружен тесаком, в руках держит бутылку с коктейлем Молотова и зажигалку.

Пособие для тренировки штурма автомобиля с преступниками.
Пособие для тренировки штурма автомобиля с преступниками.

Оперативники решили действовать в момент перехода бандита и заложницы в машину. Малышеву определили самую ответственную позицию: он укрылся за уличной стойкой, на которой сушился чей-то ковер. И, дождавшись выхода, должен был ранить и обезвредить террориста.

Через некоторое время бандит потребовал бронежилет, пистолет и вылет из Якутска. В момент передачи бронежилета и «макарова» со спиленным бойком оперативники обезвредили бандита. Старший лейтенант Малышев пролежал за ковром четыре часа, так и не получив приказа действовать.

Люди с железной волей штурмовали Комсомольское

В нашей области полковник Малышев служит с 2019 года. О северной республике напоминает позывной «Алмаз» – полковнику его присвоили на учениях, Максим не возражал.

Сравнивая островной регион с Якутией, полковник признался: с точки зрения криминальной обстановки наша область достаточно спокойная. Но служба оперативника СОБРа одним регионом не ограничивается – стреляющие и взрывающиеся регионы Северного Кавказа офицер посещал шесть раз.

Впервые его бойцы заходили из дагестанских Кизляра и Ботлиха в горы, захваченные террористами, в 1999 году – в самом начале т.н. «Второй Чеченской кампании». Служили в Гудермесе, Грозном, Аргуне, Курчалоевском и Шалинской районах. В составе якутского СОБРа Малышев участвовал в важном сражении – штурме села Комсомольского, превращенного боевиками в укрепленный район.

– Тогда мне было двадцать лет, – рассказал полковник. – Это была большая операция в течение пяти-шести дней. Помню 18-летних ребят из внутренних войск, у которых за неделю до штурма Комсомольского закончился контракт. Солдаты должны были убывать в расположение части, но продлили контракты до конца штурма. Некоторые из них погибли в Комсомольском, а их товарищи остались служить дальше в память о погибших друзьях.

Малышев уверен: многие из этих бойцов служат и сегодня в зоне специальной военной операции.

– Это были люди с железной волей, – прямо говорит офицер.

Чем играют украинцы?

Одна из украинских находок – тубус гранатомета NLAW – теперь хранится в музее СОБРа.
Одна из украинских находок – тубус гранатомета NLAW – теперь хранится в музее СОБРа.

О боевых наградах Малышев почти не говорит, больше отшучивается, но все-таки отвечает – скромно, но с офицерским достоинством.

– Как говорили мои учителя, все государственные награды командира это заслуга его подчинённых. Я благодарен бойцам, это их заслуга, – полковник перечисляет знаки отличия. – У меня две медали ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степеней, медали МВД «За охрану общественного порядка», за выполнение специальной задачи в Чеченской республике. И еще «За отвагу».

«Отвагу» – солдатскую медаль, которая почти не поменяла внешний вид с момента утверждения – офицер получил во время специальной операции. Подробностей заслуги не раскрывает, не положено, но прочими впечатлениями от спецоперации делится охотно:

– На Донбассе встречал ребятишек, которые даже не понимают, где их родители. Они давно не умывались, не переодевались. Когда выдавали продукты, малыши буквально вырывали пайки из рук – настолько проголодались.

Сегодня ситуация, как объяснил офицер, поменялась: места боевых действий стали российскими территориями, созданы службы, работающие с такими детьми. Меняется отношение к военным и полиции, потому что местные видят, сколько хорошего делает Россия.

Тем не менее, по Украине уже расползся самый настоящий нацизм.

Пластиковая каска с нацистской символикой – игрушка для детей современной Украины.
Пластиковая каска с нацистской символикой – игрушка для детей современной Украины.

– В музее сахалинского СОБРа лежит пластиковый шлем с эмблемами Люфтваффе и молниями СС – детская игрушка, мы нашли ее в брошенном доме. На прикроватной тумбочке стояли фотографии. На одной был, видимо, прадед с георгиевскими крестами. На другой, скорее всего, сын этого человека с медалью «За отвагу»… А у потомков игрушки со свастиками.

Полковник Малышев рассказал и о других украинских «играх»:

– По закрытой связи прошла информация, что место нашего размещения в обычном доме накроет украинская артиллерия. Нас нашли по позывным и сообщили за пятнадцать минут до полуночи. Мы взяли спальники и уехали. Через две недели увидели кадры местного телевидения, и сперва не поняли, что это наш дом… Поехали проверить, застали на месте пожарище и пожарных. Если бы остались, сегодня с вами не разговаривал.

Полковник отметил точность снарядов американской установки «Хаймарс», попавшей в дом, где дислоцировались оперативники. И вероятную работу наводчиков, очевидно, из местных жителей.

Осколки хаймарса, которым украинские боевики пытались накрыть спецназ в зоне СВО, лежат на стенде музея СОБРа.
Осколки хаймарса, которым украинские боевики пытались накрыть спецназ в зоне СВО, лежат на стенде музея СОБРа.

«Скальпель» против провокаторов из соцсетей

Командир сахалинского СОБРа «Редут» признает: не все жители современных «новых регионов» были рады приходу русских. Но на территории, где порядок охраняют наши силовики, никакого притеснения идеологических противников Россия не ведет.

– Если человек поддерживает Украину, у него есть полное право спокойно об этом заявить и выехать на ее территорию. Но он часто не хочет этого делать, ему проще находиться на нашей территории, потому что там он будет объектом ТЦК – территориального центра комплектования – а завтра окажется в окопе. Люди этого не хотят, им нравится все ругать через социальные сети.

– У жителей Украины много родственников в России, в том числе и на Дальнем Востоке, – Малышев объяснил место социальных сетей в украинском арсенале. – Их спецслужбы выходят на человека и говорят: его племянник, допустим, пойдет на фронт по мобилизации. Чтобы избежать мобилизации в украинскую армию, нужно заминировать в России железнодорожный путь, собрать «коптер» или хотя бы сделать фото воинской части… При этом многие из тех, кто находится на территории Украины, хотят нам помочь, – И если к нам приходит информация с той стороны, тщательно проверяем, нет ли по этим координатам школы, детсада или медицинского учреждения. Украинцам это без разницы, вы это видите на примере Белгорода.

Провокаторской активности украинских спецслужб противодействуют оперативные службы ФСБ и МВД. СОБРу здесь достается самая опасная работа.

– Мы являемся «скальпелем», – говорит полковник, – наша задача предотвратить закладку взрывного устройства и задержать преступника, который может быть вооружен.

Экстрим спецназу запрещен!

Сложная и опасная служба не помешала семейному счастью Малышева. Пока он служит, жена и две дочери живут на материке, приезжая на Сахалин время от времени. Семья собирается перебраться в островную область.

Косатка "заплыла" на шеврон сахалинского СОБРа для демонстрации островной специфики.
Косатка “заплыла” на шеврон сахалинского СОБРа для демонстрации островной специфики.

– Супруга – домохозяйка. Мы давно знакомы, женаты больше двадцати лет. У нас две дочери, старшая поступила на экономический факультет одного из главных вузов России. Для нас было большим сюрпризом, когда она после девятого класса поступила в колледж при этом институте без всякого участия родителей – я ей горжусь. А младшая увлечена фехтованием. Радуюсь её спортивным успехам, растёт прямо на глазах!

Малышев утверждает, что Сахалин вполне заслуженно лидирует среди туристических направлений Дальнего Востока. Его друзья часто приезжают на остров не ради прелестей горнолыжного сезона, а чтобы просто походить по горам или съездить на рыбалку.

– В школе и институте занимался рукопашным боем и дзюдо. Получил первый разряд в этих дисциплинах. Стал постарше – и влюбился в футбол. Но в 1990–м году якутская профессиональная команда «Динамо», куда меня взяли в 16 лет, прекратила существование, – с ностальгией объясняет полковник. – У меня первый разряд по плаванию, являюсь призёром и чемпионом общества «Динамо». Любимый вид – сто метров брассом. Всегда нравились лыжи, сейчас тоже катаюсь, но только не на горных –  экстремальные виды спорта командирам запрещены. Люблю нырять с аквалангом. На Сахалине дно не такое живописное, как в теплых морях, но сама обстановка очень нравится… Но у нас здесь как? Всю рабочую неделю погода отличная, а на выходных…

Само собой, главным прикладным спортом для Малышева стала стрельба. В практической стрельбе – эта дисциплина готовит спортсмена к применению оружия в реальности – он выполнил кандидатский норматив, стал чемпионом Якутии и Якутска, получил кубок «Динамо».

Выучившись на инструктора по огневой подготовке, полковник теперь подтягивает важные навыки у сослуживцев и мечтает провести на острове масштабное соревнование. Да мешают заботы, связанные с СВО…

Что вырастет из нашей молодежи?

Специальная военная операция ускорила проверки кандидатов в СОБР. Но собеседование с родственниками остается обязательным.

– Жена, дети, родители должны понимать, куда и зачем идёт мужчина, – предупреждает полковник. – Требования у нас строгие, но без этого нельзя. Может быть, по этой причине только четверо из 160 выпускников моего вуза связали жизнь со службой.

Арсенал спецслужб и армейских подразделений оперативно меняется, следуя за технологиями.

– Без ребят-айтишников мы не можем развиваться. У нас создано направление эксплуатации беспилотных летательных аппаратов. Мы сейчас набираем этих ребят, присматриваемся – сейчас они не знают и не догадываются об этом, – улыбается полковник Малышев.

Офицер не разделяет тревоги за будущие поколения России.

– Мой дед и другие ветераны Великой Отечественной каждую пятницу собирались во дворе за столиками в Якутске и играли в шахматы. Весной они красили столы, 9 мая ходили на парад Победы. И говорили о молодежи: «Что из них вырастет?». А потом начался Афган, и было видно, как наши дворовые пацаны, старшеклассники, куда–то пропали. И вернулись уже мужиками, чтобы играть в шахматы и домино за теми же столами с ветеранами. Они тоже говорили о нас: «Что из этих рокеров, мотоциклистов с крашеными волосами получится?!». А потом началась Чечня…

Сегодня бойцы сахалинского СОБР «Редут» ведут настоящую войну с нацистским террором на Украине. Назначение в отряд полковника Максима Малышева в частных разговорах считают очень удачным, оценивая офицера, как одного из лучших командиров специального подразделения Росгвардии.

Четверть века назад

Броня сахалинского спецназа за последние годы стала легче, но прочнее.
Броня сахалинского спецназа за последние годы стала легче, но прочнее.

Сахалинский отряд быстрого реагирования часто попадал «на перо» известного островного журналиста Вячеслава Каликинского. В январе 1998 году он посвятил силовому подразделению очерк, приурочив публикацию «СОБР – значит собранность» к пятилетию «Редута». Какие факты приводит криминальный корреспондент?

Островной СОБР тренируется в недостроенном здании за «Аралией». Тогда там проходила окраина Южно–Сахалинска. Норматив спуска бойца с девятого этажа здания на второй – 10 секунд. Проникновение в салон захваченного самолета – четыре секунды.

К 1998 году собровцы провели 1860 операций. Конфисковали 22 гранатомета, 65 ружей и автоматов, семь пистолетов, 63 гранаты и 27 самодельных взрывных устройств. За пять лет освобождены пятеро заложников, обезоружены 18 преступников, задержаны больше трех десятков разыскиваемых бандитов. Двадцать бойцов награждены боевыми наградами, шестеро получили их отнюдь не на войне.

На одной из операций СОБРа командир Анисимов с начальником управления по борьбе с оргпреступностью полковником Маруновым решили не штурмовать квартиру, в которой находились двое детей. Спецназ несколько часов лежал перед железной дверью, чтобы обезвредить преступников, когда они выйдут из дома.

В 1996 году бандиты засели в квартире центре областной столицы, и, угрожая гранатой, требовали от милиции деньги, самолет и водку с наркотиками. При штурме преступник швырнул гранату в оперативников, но один из собровцев оттолкнул товарищей в глубь коридора, а летящую смерть отбил щитом.

В статье Каликинский рассказал, что на вооружении СОБРа состоял складной скорострельный пистолет–пулемет ПП–93. Лиц бойцов не показывал, фамилий не называл. Но не упустил случай написать, что одного оперативников сослуживцы прозвали «Без Пяти Два», потому что в нем было 195 сантиметров роста.

Редакция связалась с Вячеслав Каликинским. Он рассказал: в те годы к СОБРу журналистов подпускали неохотно и нечасто. Криминальная обстановка на островах была сложной, часто не просто применения силы, но творческого подхода. И однажды корреспонденту «Советского Сахалина» пришлось выступать переговорщиком, когда в машине криминального гостя, прилетевшего из Хабаровского края, было обнаружено взрывное устройство.

Главный редактор "Советского Сахалина" Татьяна Вышковская и командир сахалинского СОБРа "РЕДУТ", полковник Максим Малышев.
Главный редактор “Советского Сахалина” Татьяна Вышковская и командир сахалинского СОБРа “РЕДУТ”, полковник Максим Малышев.

Ярослав САФОНОВ, Николай ШЕЛЕПОВ. Фото Ярослава САФОНОВА.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ