Редакция получила несколько писем, в которых читатели продолжают обсуждать обстоятельства отставки И. Малахова и назначения новым губернатором А. Хорошавина. Приводим наиболее интересные отклики.
Массовка
отдыхает
На мой взгляд, отстранение И. Малахова от должности еще раз продемонстрировало, насколько далеко сегодня наши граждане отодвинуты от принятия важных решений. Все решается в Москве, в Кремле. При этом Кремль не спрашивает избирателей, четыре года назад выбравших себе губернатора, согласны ли они с его оценкой. Его совершенно не волнует, что хотя бы приличия ради новому кандидату на пост главы региона следовало бы предъявить населению свою позицию по основополагающим вопросам. Считают, наверное, что это не главное. Главное, чтобы начальник области был верен сюзерену. И сюзерен – это не народ, как то вытекает из нашей Конституции. Народ здесь не более чем массовка. При случае ею можно пренебречь. Вот и пренебрегают.
Впрочем, сторонники назначения губернаторов президентом наверняка скажут, что принципы демократии не попираются, поскольку утверждение производится выборными лицами – депутатами областной Думы. Но покажите мне пример, когда депутаты отказали президенту в просьбе назначить его кандидата. Даже тогда, когда они этого кандидата прежде в глаза не видели. Утешает, что нам хотя бы предложили человека из области.
Однако мне чисто по-человечески  любопытно, почему все-таки наши депутаты, которые доселе вроде бы демонстрировали в большинстве своем приверженность и поддержку курcу ушедшего руководителя, так стремительно выразили одобрение новому губернатору? Означает ли это, что они согласны с недоверием, высказанным президентом И. Малахову (ведь, насколько я понимаю, губернатор просил президента о доверии и не получил его)? Означает ли это, что они согласны и с резкими оценками министра С. Шойгу по невельской ситуации? Если это так, то отчего тогда не потребовали отчета у уходящего губернатора?
У меня как жителя области нет претензий к новому губернатору. Я просто не знаю, каков он в работе, насколько компетентен, что он думает по поводу многих проблем, существующих в области, почему именно на него пал выбор президента, что за жесткий отбор, по выражению министра Г. Грефа, он прошел в кремлевских коридорах и каковы были критерии этого отбора. Может быть, он станет замечательным губернатором, и дай бог, чтобы президент не ошибся. Но вряд ли кадровые перестановки, производимые в таком закрытом режиме, укрепят доверие к власти в целом. Если власть может обходиться без нас, то ведь и мы можем обходиться без власти, проигнорировав, например, предстоящие выборы. Но несчастен тот дом, где всякий живет по своим правилам и в полном равнодушии друг к другу. Или это и есть та самая суверенная демократия, которую хотят построить в России?
А. ДАВЫДОВ,
председатель правления Сахалинского общественного фонда «Гражданские инициативы».
А поговорить?
У меня, как, наверное, и у многих, остался вопрос: почему все-таки убрали И. Малахова? Комментаторы усматривают в этой отставке борьбу политических, финансовых и прочих кланов, ни один из которых так и не сделал ставку на И. Малахова. Выглядит такая версия правдоподобно. Однако в этом случае получается, что президент у нас тоже заложник межклановой борьбы. А ведь совсем не хочется, чтобы было так. И потом даже если какие-то столичные группировки стремятся расширить свое влияние на Сахалине, это ведь не довод, чтобы убрать человека с должности. Убирают за какие-то конкретные ошибки, недоработки… Вот с этого места хотелось бы попросить рассказать подробнее. Но кого просить? Кто будет рассказывать?
Увы, приходится констатировать, что никто ничего по этому поводу не сказал и, похоже, не собирается говорить. Ни президент, ни его полномочный представитель, ни другие федеральные чиновники рангом пониже. Все молчат. А зря. Мы бы с интересом их послушали. Все-таки мы этого человека выбирали. Да и новому губернатору было бы полезно знать, на какие грабли не следует наступать.
Никто ведь в самом деле не думает, что И. Малахова убрали за промедление с выездом в район землетрясения. Готов поверить, что у президента были свои железные доводы не переназначать старого губернатора. Возможно (повторяю, возможно!), есть подозрения по поводу все  той же незаконной предпринимательской деятельности? А может быть, всему причиной австралийский след в биографии И. Малахова? В любом случае соображения, повлиявшие на выбор президента, на мой взгляд, должны быть озвучены, а иначе они становятся предметом домыслов и пересудов.
Наши высокопоставленные чиновники в последнее время обычно говорят так: какое решение президент принял, такое и правильное. И нечего тут обсуждать. С моей же невысокой «колокольни» кажется, что в действительности правильное решение то, в обоснованности которого уверен далеко не один президент. Нежелание власти давать внятные мотивировки своих решений не добавляет этой власти ни нашего уважения, ни политических очков.
А. МОРКОВКИН.
Вот и взяли
других…
С удивлением услышал, что И. Малахов назвал свое непереназначение на должность губернатора личной трагедией. Если уж у кого и случилась в последнее время личная трагедия, так это у невельчан, пострадавших от землетрясения. А чиновник, да еще такого высокого ранга, всегда должен понимать, что он не царствует, сколько пожелает, а работает по определенным нормам и правилам, причем весьма жестким. И если он дает повод для претензий, его убирают. Кстати, и сам И. Малахов два года назад, представляя новобранцев своей администрации, говорил нечто подобное: не справятся – возьмем других. И действительно за четыре года в одних только вице-губернаторах у нас побывали никак не меньше двух десятков человек. И, между прочим, далеко не всегда
И. Малахов объяснял, почему они не справились со своей работой. И что-то не припомню, чтобы он публично признавался в своих кадровых просчетах.
В. ПЕРЕКРЕСТ.