Получите письмо. Обратная связь

 

О чем пишут читатели?

Папа любил петь

Мой папа, рядовой Альбин Рублевский, воевал в 214-й танковой бригаде: был автоматчиком, пулеметчиком, танкистом (до войны работал на тракторе). На исходе первого военного месяца получил ранение в спину и в грудь, было пробито легкое. Про войну рассказывал мало, любил петь фронтовые песни, особенно ему нравились «Эх, дороги». Когда пел ее, глаза у него всегда были мокрые.

Папы нет уже 32 года, но мы все еще поем его любимые песни, и наши глаза тогда тоже на мокром месте…

Т. ЗЫКИНА.

г. Южно-Сахалинск.

Не пожил красиво

Жизнь закалила настолько, что давно не плачу, но есть сила, которая пробила мою броню, и это Бессмертный полк. Когда я вижу эту человеческую реку с морем портретов бойцов, павших в Великой Отечественной войне и умерших после нее, то горячие слезы безостановочно текут из глаз, и так жалко становится всех, кто положил молодые жизни, не успев создать семью, оставить после себя детей, кто остался жив, но позже умер от ран, кто прожил еще долго, но не так полноценно, как заслужил.

Мне так жалко отца. Он дожил до 77 лет, но что видел? Много работал – на нем «висело» пять детей и жена. Мама не могла куда-то устроиться, чтобы получать зарплату, потому что детских садов не было. Пока последние малыши не пошли в школу, она, как говорили тогда, сидела дома.

«Сидела» – только так говорилось. На самом деле кроме детей были еще огород, домашняя живность, одна корова каких сил стоила!

За всю свою честную трудовую жизнь папа всего раз съездил на курорт в Кисловодск и один раз на историческую родину – в Украину. Все было некогда, да и денег свободных никак не образовывалось. Когда вышел на пенсию – а это было начало девяностых, когда почти никому не платили зарплаты, – на его пенсию кормились во время безденежья и дети, и внуки. А ведь он мог бы покупать себе фрукты и что-то вкусненькое. По сегодняшним меркам, он никогда не жил качественно.

Маме доставалось, конечно, больше, чем ему. Но почему-то папу жальче…

М. МОРОЗ.

г. Южно-Сахалинск.

Нет хозяина

Приезжал к родственникам на Сахалин, повозили меня по всему острову, добрались даже до горячих источников на севере. Что говорить – природа здесь замечательная, посмотреть есть на что. Для меня лучшая достопримечательность – это море. Любовался на него в Охотском, Пригородном, в Невельске, Холмске, Стародубском.

Но больше всего меня поразили сопки с поваленным лесом на Ловецком перевале. Ехали через перевал минут двадцать, и все это время с высоты я видел разметанный стихией лес по склонам сопок. На некоторых склонах деревья смотрелись рассыпанными спичками. Сотни, тысячи поверженных взрослых деревьев. Родственники сказали, что лежат эти завалы больше года, и высказали сомнение, что их вряд ли уберут из-за труднодоступности этих мест.

Летом, когда все зазеленеет, сопки уже не будут так страшно смотреться, но сейчас картина впечатляет и остается вопрос: «Неужели поваленный лес нельзя оттуда вывезти, использовать по назначению?». Жалко же! К тому же он представляет пожарную опасность. Если вспыхнет – мало не покажется.

Насчет труднодоступности. Я видел поваленный лес и ниже перевала, там он лежит у самой трассы. И его тоже никто не убирает. Мимо поверженного, погибающего леса несутся автобусы, автомобили, в которых ездят и большие начальники, и ничего… Лес как лежал, так и лежит.

Прошу прощения за критический взгляд, но не мог не рассказать об увиденном.

В. УПАДЫШЕВ.

г. Долинск.

Хорошего мало

Наш президент много лет твердит о борьбе с коррупцией, но коррупционеров почему-то становится все больше.

У простых сахалинцев в голове не укладываются суммы, которыми оперировал бывший губернатор Хорошавин, и то, как беспрекословно несли ему назначенные «взносы». Тех, кто давал эти деньги, тоже нужно судить.

Если бы в области все было благополучно, может быть, присвоенные губернатором суммы не так впечатляли бы. Но ведь сколько дыр! Взять, к примеру, нашу Аниву, мэр которой, кстати, был на хорошем счету у старого губернатора, а теперь и у нового. Что здесь появилось хорошего за последние годы? Дороги в городе все разбитые, в порядке, пожалуй, только ул. Калинина, и это понятно – там стоит здание мэрии. Ремонт если и делается, то ямочный. Правда, по примеру Южно-Сахалинска и других городов выложили плиткой тротуары. Но по ним невозможно ходить зимой. А по ул. Невельского, Первомайской люди идут в больницу – хоть бы там оставили асфальт! Во дворах, на площади поставили скамеечки для отдыха, но они без спинок, пожилым людям очень тяжело на них сидеть.

Недавно наш мэр сказал, что будут ремонтировать часть дороги на ул. Пудова, так как там пролегает туристический маршрут на море. Не знаю, видел ли он сам этот маршрут?! Чего стоит только разбитое здание бывшего кафе! Старая пешеходная дорожка летом не расчищается, зарастает травой, новая уже рассыпается. Скамейки сломаны.

Дорога на Таранай вообще опасна для жизни. Работы для молодых нет. Дома в городе стоят страшные, новых фасадов не делают. В ЦРБ не попадешь к окулисту, нет эндокринолога, большие очереди к врачам…

С. КУДРЯВЦЕВА.

г. Анива.