В недавнем ежегодном послании президента наряду с другими отраслями экономики было уделено внимание и рыбной. Как оценили это те, чья жизнь и труд тесно связаны с морем? – с таким вопросом мы обратились к депутату Сахалинской Думы Сергею Карепкину, который представляет интересы жителей пяти рыбацких районов в областном законодательном органе власти.
– Я бы сразу отметил, что президент уделил внимание не только рыбной, но и смежным с нею отраслям. Например, в послании сказано об отечественном судостроении, которое сегодня в упадке. Дело в том, что часть наших рыбаков закупает промысловый флот за границей, поскольку там предлагаются более современные типы судов, новейшее оборудование и наиболее приемлемые финансовые условия. В итоге наше судостроение не имеет прежнего объема заказов, а если учесть, что эта отрасль не получает еще и целенаправленной поддержки государства, то у нее просто и не может появиться возможностей развиваться, предлагать конкурентную продукцию. Возник этакий заколдованный круг, а наша страна с позиции одной из ведущих морских держав ушла на второстепенные. С этой проблемой связана и другая, упомянутая в послании президента. Я имею в виду ситуацию с морскими портами, где много лет руководят разные ведомства. Это закономерно привело к тому, что гидротехнические сооружения стареют, новых же, особенно за счет средств федерального бюджета, не строится. Одновременно портовые сборы и прочие обязательные платежи возросли здесь настолько, что многим нашим рыбакам удобнее и выгоднее держать суда и ремонтировать их в корейских, китайских и даже японских портах. 
Что же касается непосредственно проблем рыбной отрасли, то президент абсолютно правильно сказал: «Заметных сдвигов здесь не видно. А между тем первоочередные решения понятны и очевидны…». Он напомнил, что в большинстве стран рыбная отрасль традиционно закрыта для иностранцев. О своей же позиции в этом вопросе президент совершенно однозначно заявил: «…надо прекратить выдачу квот иностранным компаниям и предпочтение отдавать отечественным предприятиям, развивающим собственную переработку». Поверьте, под такими словами готовы подписаться буквально все наши рыбаки, и может лишь радовать, что наши многолетние призывы наделять водными биоресурсами в первую очередь отечественного товаропроизводителя наконец-то услышаны на столь высоком уровне.
Президент также напрямую обратился к правительству с предложением «разработать систему мер, обеспечивающих эффективный таможенный контроль и пресечение незаконной ловли и контрабанды». В общем, если суммировать все высказанные в недавнем послании оценки и предложения, связанные с нашей отраслью, то, полагаю, появились вполне реальные основания для надежды на перемены к лучшему.
– А что, на ваш взгляд, имел в виду президент, говоря о первоочередных решениях? Кто должен эти самые решения разрабатывать, проводить в жизнь и кому в первую очередь они должны быть, как выразился В. Путин, «понятны и очевидны»?
– В первую очередь – правительству, а значит, и ряду министерств и ведомств, от которых зависят эффективная работа рыбохозяйственного комплекса страны, умелое использование и охрана водных биоресурсов. Проще говоря – тем, кто от имени государства управляет рыбной отраслью России. А здесь, увы, действительно никаких заметных сдвигов не произошло. Скажем, на прошедшем в феврале этого года «круглом столе» в Сахалинской Думе отмечалось, что предыдущее поручение президента, касавшееся создания юридического механизма для реализации федерального закона о рыболовстве, так и не выполнено. Правительство, например, не приняло 7 из 12 необходимых нормативных актов, а министерство сельского хозяйства не сумело вовремя подготовить 11 из 17 требуемых документов. Об этом, кстати заметить, мы не только говорили на упомянутом «круглом столе», но еще и направили соответствующее обращение в высшие органы российской власти. Причем мы ведь при этом имеем в виду не какие-то там «бумажки», коих столичные бюрократы действительно «выпекают» по дюжине в день. Речь идет совсем о другом – о документах, с помощью которых действительно решаются многие наболевшие проблемы и рыбаков, и жителей приморских регионов. Например, все сахалинцы знают, что нынешний год ожидается урожайным на рыбу. И значит, мы можем вновь столкнуться с ситуацией, когда лосось все идет, а ловить его нельзя, потому что и квоты отдельными предприятиями освоены, и общедопустимый улов Сахалина и   Курил уже выбран. Чтобы избежать бессмысленных потерь ресурсов, неоправданных убытков у рыбаков, мы в своих рекомендациях правительству и просили: не распределять ОДУ между отдельными пользователями, не дробить его на квоты, а, наоборот, дать возможность сахалинским рыбакам вести промысел в счет общего вылова. Тогда, в случае неожиданного и массового подхода рыбы, скажем к югу острова, и полного промыслового «затишья» на востоке, местные органы власти могли бы перераспределять усилия промысловиков и переработчиков из разных районов, а ученые – оперативно корректировать ОДУ в сторону увеличения и добиваться скорейшего утверждения поправок в Москве. А то ведь до абсурда доходит: горбуша идет полным ходом, местные органы власти призывают промысловиков ловить как можно больше, рыбаки работают изо всех сил… и в итоге на них начинают заводить уголовные дела, потому что разрешение из Москвы на увеличение ОДУ запаздывает. Но ведь горбуша ждать подписи или печати чиновников не будет, у нее свой, природный календарь!
Впрочем, ситуация в очередную путину может осложниться не только из-за этого. В рекомендациях «круглого стола» мы также обращали внимание на то, что до сих пор не определен порядок использования промыслового участка, на котором и выставляются невода. Правительство также не утвердило и порядок пользования водными биоресурсами, требования к их сохранению и т. д. А ведь для сахалинских рыбаков это, что называется, вопрос принципиальный. Пока он не решен – лов на всем побережье области и даже в прилегающей морской акватории на расстоянии в 5 километров от берега НЕ ОБЕСПЕЧЕН ЗАКОНОДАТЕЛЬНО! Проще говоря, любого, кто ведет здесь промысел, могут по формальным признакам зачислить в браконьеры.
Не утвержден и порядок ведения рыболовства для коренных малочисленных народностей Севера, хотя квоты для традиционной хозяйственной деятельности правительство выделяет им ежегодно. Были в рекомендациях «круглого стола» и предложения внести изменения в Налоговый кодекс, с тем чтобы обязательный сбор за пользование водными биоресурсами при промысле лососевых рыбаки платили только по факту вылова, а не как сейчас – заранее, независимо от того, подойдет ли «красная» рыба к Сахалину и вообще удастся ли ее поймать. И я привел лишь несколько примеров того, насколько серьезны проблемы в нормативно-правовом обеспечении рыболовства. В целом же в правительстве, в различных министерствах и ведомствах должны подготовить и утвердить несколько десятков документов, которые, как говорится, еще «вчера» нужны были рыбакам и жителям приморских регионов.
– Но ведь и документ документу рознь. Помнится, когда в Сахалинской Думе в этом году обсуждали проект новых правил рыболовства для Дальнего Востока, многие высказались вообще против того, чтобы эти правила вводили в действие. А какова ваша позиция?
– И тогда, и сегодня я был и остаюсь убежденным в том, что нужны не общероссийские правила, а правила рыболовства Сахалинской области. У нас своя специфика буквально во всем. На Камчатке или в Магаданской области не ведут промысел тех видов рыбы и морепродуктов, которые есть у нас, там используют другие орудия лова, путина начинается в другое время и так далее и тому подобное. Я уж не говорю о других приморских территориях страны, ведь у рыбаков Мурманска, Астрахани и других регионов условия работы  совсем иные, чем на Дальнем Востоке. Именно поэтому в рекомендациях «круглого стола» мы записали: правила прибрежного, любительского и спортивного рыболовства должны утверждаться отдельно ДЛЯ КАЖДОГО СУБЪЕКТА ФЕДЕРАЦИИ.
К сожалению, к предложениям рыбаков и законодателей, которые мы направляли в правительство, опять не прислушались. В утвержденные недавно минсельхозом РФ правила рыболовства для Дальнего Востока не включена ни одна из наших поправок! В итоге возникает поистине парадоксальная ситуация: правила, призванные организовать эффективное рыболовство, на самом деле создают ему помехи.
Сошлюсь для примера на тот их раздел, который касается любительского рыболовства. Каждое лето тысячи сахалинцев отправляются на отведенные в прибрежной зоне участки, чтобы, получив соответствующее разрешение, выловить небольшими сетями для личного потребления энное количество горбуши. Так вот, по новым правилам рыбак-любитель теперь может ловить горбушу сетью… только непосредственно в реке. А если учесть, что у нас десятки рек с шириной русла менее 20 метров, то нетрудно понять, что все они будут полностью перекрыты. Ну разве в таких условиях дойдет до нерестилища хоть одна пара лососей? Получается, новый порядок любительского лова – на руку только откровенным браконьерам, от которых мы все эти годы как раз и пытались спасти нерестовые реки. И подобных неувязок в утвержденных минсельхозом правилах настолько много, что… проще заново переписать сами эти правила.
– Но если в Москве по-прежнему не прислушиваются к мнению регионов, то стоит ли принимать очередные обращения к высшим органам власти, требовать принятия поправок к федеральному законодательству, слать свои предложения в министерства?
– Обязательно. Во-первых, упомянутое послание президента как раз и показывает, что хотя бы часть наших призывов услышана. Во-вторых, ситуация в принципе не изменится, если в приморских регионах никто не будет добиваться нужных решений. Не зря же говорят: под лежачий камень и вода не течет. И, наконец, не менее важно, как будут реализовывать те поручения президента, что прозвучали в адрес правительства. Ведь если все будет делаться примерно так же, как сделаны уже упомянутые правила рыболовства для Дальнего Востока, то кто же, кроме нас, даст объективную информацию о том, как реально, на местах действует нормативно-правовой механизм? А значит, мы просто обязаны продолжать заниматься той самой работой, которую делаем на протяжении нескольких последних лет.
Записал
С. Сактаганов.