Среда, 29 мая, 2024

Пожары во всех холстах. Гиви Манткава приехал на Сахалин и нарисовал «шестидесятников»

В «звёздных ожерельях» культуры почти всех российских регионов есть персонажи, которые легко могли завоевать и сытую министерскую Москву, и саркастический Петербург. Но вместо покорения столиц украсили биографией область или край – место родное или ставшее родным. Берега Енисея чтят память сибирского писателя Виктора Астафьева, жителя села Овсянка. Ледяной Таймыр навсегда запомнил художника Николая Свиридова, хотя тот влюбился в тундру, прожив перед этим 52 года «на материке» (таймырцы зовут материком прочую Россию). Шилка и Приангарье считают своим забайкальского казака Григория Седых, автора романа «Даурия». Плеяду мастеров сахалинской культуры скрепил и украсил художник Гиви Михайлович Манткава.

Застава сахалинских пограничников на картине Гиви Манткавы «Пасмурный день», 1985 г.

Он ступил на сахалинскую землю в 1956 году уже состоявшимся художником – если не официально, то содержательно. Судите сами: родился 18 мая 1930 года в столице древней Грузии. Окончил Тбилисскую художественную академию, а перед этим работал инструктором Всегрузинского общества слепых – фактически поводырём отца, учителя, потерявшего на фронте зрение, но не желание учить.

– Впервые художник приехал на Сахалин в 1956 году, когда узнал, что его возлюбленную распределили на наш остров, – романтической нотой начинает представление художника Наталья Суворова, экскурсовод частной галереи Гиви Манткавы (на первом этаже южно-сахалинской гостиницы «Лада», ул. Комсомольская, 154).

Тогда на Сахалине скопились молодые и активные советские интеллигенты. В будущем их назовут «шестидесятниками» и примутся возвеличивать в 1990-е, а в последние годы и развенчивать, обвиняя в мещанстве или диссидентстве. В 1960-х они были журналистами, ихтиологами, геологами, а по большому счету – вчерашними детьми, пережившими войну и решившими, что после смерти Сталина могут жить совсем свободно.

На Сахалин приезжал Анатолий Гладилин, автор «Хроники времён Виктора Подгурского». О жизни островных районов и областной столицы писал очерки Арнольд Пушкарь. Здесь трудился Евгений Шлионский, написавший на нашей земле стихотворение «Держи меня, соломинка», ставшее в 80-х годах популярной песней. Рядом работали Александр Алшутов (Бейлин), автор искреннего «Вьюжно-Сахалинска», сибирский поэт Вильям Озолин, журналист Тимофей Кузнецов…

В этой заметке, приуроченной к дню рождения Гиви Манткавы, не упомянуть всех творцов, формировавших культуру Сахалина в 1960-х. Да и не нужно: в 1962 году художник объединил их одной картиной «Друзья-товарищи» – «Советский Сахалин» писал об этом в № 11 от 16 февраля 2021 года. Сахалин тогда был настоящим островом свободы для «шестидесятников».

Но период полной островной безмятежности оказался недолгим. В том же году творческий авангард островной интеллигенции – все эти «друзья-товарищи» Манткавы – попал под критику сахалинского обкома партии.

Партийное негодование затлело после приезда на остров писателя Василия Аксёнова – будущего эмигранта, в те годы популярного журналиста столичных газет, автора журнала «Юность».

Аксёнов увёз с острова удивительно неровный репортаж «Снег и ветер солнечной долины» и пополнил сахалинскими впечатлениями рассказ «На полпути к Луне», который в будущем признал своим лучшим произведением.

А уже в октябре 1962 года сахалинских «шести­десятников»-воль­нодумцев разносили в пух и прах партийные функционеры и руководство книжного издательства. Кстати, главным пострадавшим на пленуме обкома КПСС оказался «Советский Сахалин», публиковавший стихи друзей Манткавы. Разнос, устроенный «шестидесятникам» Павлом Леоновым, заслуживает отдельной публикации.

Но, как и полагается на острове свободы, серьёзных последствий ни у кого не было. Даже у первого секретаря сахалинского обкома Павла Леонова к «шестидесятнику» Манткаве отношение в будущем было если не дружеское, то вполне уважительное. И одну из его картин руководитель области подарил, как говорят, Леониду Брежневу.

Картины Манткавы считались хорошим сахалинским подарком. Настоящие полотна и наброски художника широко разлетелись по России и даже успели поменять владельцев. К сожалению, новые хозяева не всегда понимают им цену, но есть почти волшебные исключения. Недавно в редакцию позвонил бывший сахалинец, перебравшийся в Санкт-Петербург. Он рассказал, что в его руки попал явно сахалинский пейзаж «Пасмурный день» кисти Гиви Михайловича. Сейчас «Советский Сахалин» готовит возвращение полотна на родину. Увидеть картину можно будет в частной галерее Гиви Манткавы.

Там в небольшом помещении на первом этаже гостиницы пространство организовано так, чтобы посетитель мог побыть как будто наедине с художником. И самостоятельно оценить талант и трудолюбие удивительного грузина, не жалевшего для Сахалина и его жителей самых ярких красок.

Надо так говорить о жизни
С мудрой горечью на устах,
Чтобы красками – только сбрызни –
И пожары во всех холстах!

Так написал о художнике сахалинский поэт Николай Тарасов. Этим стихотворением Наталья Суворова завершает экскурсию по частной галерее заслуженного художника России Гиви Михайловича Манткавы. Ну а «Советский Сахалин», напротив, начинает работу над историей сахалинских «шестидесятников».

Николай ШЕЛЕПОВ.

ПОХОЖИЕ ЗАПИСИ
баннер2

СВЕЖИЕ МАТЕРИАЛЫ