Правда от Веры 87-летняя инвалид ждет помощи от властей

Пишет вам Вера Ивановна Жуйкова, вдова, многодетная мать, дитя войны, неработающая пенсионерка 87 лет от роду.

На Сахалине я живу с 1951 года. Создала семью, жила в п. Новосибирском Холмского района 15 лет, потом всей семьей – я, муж, свекровь и четверо сыновей – переехали в Южно-Сахалинск, за пять тысяч рублей купили деревянный домик общей площадью 53,3 квадратных метра, а также корову и кур.

Шли годы, дети выросли, выучились, поженились, заработали себе квартиры и покинули отчий дом.

Свекровь с нами прожила только три года, уехала к дочери, остались в доме только муж да я. Муж сильно болел, умер в 1989 году.

До 1988 года в очередь на улучшение жилищных условий нас не ставили, но как только я получила звание «ветеран труда» – поставили. По общему списку была в очереди 5738-й, а по льготному – 1565-й. Ежегодно шла перерегистрация, в 1992 году по общему списку я уже шла 4279-й, по льготному – 1053-й.

Потом очереди «заморозились». В те годы я сильно болела, у меня обнаружился сахарный диабет, разыгралась водянка. В больнице я лежала 12 раз, с водой вроде бы все образовалось, зато заболели ноги. С 2003 года я уже далеко не ходила, только передвигалась по дому. В 2011 году мне ампутировали на правой ноге большой палец, потом заболели все пальцы, все суставы, поднялся сахар. Сын отправил меня в больницу, где мне ампутировали правую ногу. Вот уже три года я передвигаюсь по дому в инвалидной коляске. Благо сыновья – молодцы, не бросают свою мать, сами уже пенсионеры, но по графику ходят ко мне, заносят уголь, дрова, ходят в магазин за продуктами. Но обихаживаю себя я сама, хотя это и трудно.

Я почему-то была уверена, что мне дадут какое-то благоустроенное жилье. Я писала всем пяти губернаторам, начиная с Федорова. Но они сами, вероятно, наши письма не читают, а пересылают их сразу в мэрию. Но и там их читают не сами мэры, а их помощники.

Обращалась я в соцзащиту, просила, чтоб мне дали арендную квартиру, я бы платила с пенсии. Но мое письмо оказалось в мэрии, оттуда ответили, что таким, как я, арендное жилье не положено.

Но спасибо соцзащите, что хоть дали мне соцработника Наталью Васильевну Колонтай. Она сходила в управление жилищной политики по поводу моих квартирных проблем, там потребовали справки и документы. Я сняла все копии, собрала справки и передала в офис управления на Коммунистическом проспекте, 49.

30 июля мне позвонили: приходите, заберите письмо, подготовленное начальником управления жилищной политики Е. Федотовой.

Это письмо меня совсем убило, плачу каждый день, поднялся сахар, плохо с сердцем. На этой почве, наверное, расстанусь с жизнью.

Они мне пишут: у вас большая площадь – 53,3 квадратных метра, это намного выше учетной нормы, и дом ваш не признан непригодным для проживания, поэтому снимаем вас с учета нуждающихся.

А кто должен признавать его непригодным? Приходите и смотрите. Дом постройки 1953 года, в 2004 году БТИ делало его ревизию и переоценку, в то время износ дома был 60 процентов. А с тех пор прошло уже 14 лет, жить в нем невозможно: холодно, с подпола дует, а зимой оттуда проходит мороз. В дом лезут крысы. Я живу в пристройке площадью 9 квадратных метров – около печки. Пусть те чиновники, что мне отказывают, придут и поживут в таких условиях, где холодно и нет ванны. Моюсь я в тазике, но на инвалидной коляске сильно не намоешься.

Пересылаю вам письмо из управления жилищной политики. Кроме того, что я вам коротенько из него сообщила, в письме еще говорится, что дом мой принадлежит мне на праве собственности, а значит, все бремя содержания жилья лежит на собственнике. Это я, получается, должна заботиться о состоянии, сохранности жилого помещения, нести расходы по его содержанию и ремонту до скончания своего века и не ждать ниоткуда милости. Вы, пишут чиновники, обеспечены жилым помещением и утратили право состоять на учете граждан, нуждающихся в жилых помещениях. В случае несогласия обращайтесь в суд.

Мне, больной, 87-летней, до смерти жить в нечеловеческих условиях? Судиться с городской властью, думаю, бесполезно.

Написала всю правду.

Вера ЖУЙКОВА, г. Южно-Сахалинск.