Историю театра актеры показали наглядно на презентации.
Историю театра актеры показали наглядно на презентации.

В Чехов-центре состоялась презентация издания «Театр: истории и лица». С момента выхода в свет книги сахалинских историков Александра Краева и Инги Цупенковой «Долгая дорога к большой сцене», по сути энциклопедии театрального дела Сахалинской области, прошло уже полтора десятка лет, наполненных событиями, фактами, которые нуждались в комментариях. И театр продолжил летопись своими силами. Новая книга стала плодом коллективного разума, к чему приложили руку и душу представители разных подразделений – от директора и завлита до актеров и сотрудников цехов.

Официальную историю театра принято отсчитывать от приезда труппы актеров из Москвы весной 1930 года в Александровск-Сахалинский. То, как начиналась эта самая дальняя (географически) театральная история, революционный энтузиазм времени больших перемен актеры Чехов-центра показали наглядно на презентации. В интермедии, в которой сошлись отзвуки былых постановок «Дело номер бесконечность», «Крыша над головой», «Музы тоже не молчали», зрителям напомнили о трудовых подвигах театра в военную пору, трудностях перестроечного периода, радостях создания Сахалинского театрального колледжа, театральных экспериментах, инициированных молодыми режиссерами из Москвы и Санкт-Петербурга.

Коль скоро эта книга ожидалась преемницей «Долгой дороги…», то раздел, посвященный новейшей истории Чехов-центра, вызвал наибольший интерес. Судя по хронологии, составители (автор текста Ирина Расторгуева) старались до самого последнего мгновения, до сдачи в типографию, вместить под обложку как можно больше событий из насыщенной жизни театра. Пусть и не по шесть премьер в месяц, как это было в 1930-е, но театр на нынешнем этапе постоянно дает поводы думать и говорить о нем. Пережив «Взлеты и падения» в 1990-х, Чехов-центр примеряет весьма обязывающее звание «Театра возможностей» (таковы названия глав). Дерзкое расширение этих возможностей, начатое с 2009 года, с приходом режиссера Никиты Гриншпуна, ввело Чехов-центр в орбиту российского и международного театрального пространства. А для зрителей означало знакомство с новыми и захватывающими формами взаимодействия (режиссерские лаборатории, вербатим, Дальневосточный форум, театральный фестиваль «Сахалинская рампа» и др.). Он пережил многое – от труппы в 13 человек и пустых залов времен перестройки к аншлагам и своим, взращенным из числа актеров, режиссерам – выпускникам Театрального института имени Щукина. Последним событием, от которого будут «плясать» следующие хроникеры сахалинского театра, названа режиссерская лаборатория «PostЧехов», состоявшаяся в ноябре 2015 года.

Дела новейших дней еще не покрылись архивной пылью, их смысл и значение только предстоит обобщить, а потому верным ходом и несомненным достоинством книги стали лица и голоса Чехов-центра. Сегодня в Чехов-центре служат 184 человека, в том числе 41 – актеры и музыканты группы «Джаз Тайм» и камерного ансамбля «Дивертисмент». На страницах книги созидатели театрального чуда говорят о секретах своего мастерства, какой бы прозой оно ни казалось на первый взгляд, и почему театр не отпускает их многие годы и десятилетия. «Не было цеха, где бы не текла крыша» (из воспоминаний Екатерины Сухановой, костюмера в 90-е); «Время, когда губернатором был Игорь Павлович Фархутдинов, было для нашего театра золотым веком» (замдиректора Чехов-центра в течение 18 лет Ирина Тагиль); «Когда я увидела в первый раз Павла Аркадьевича Цепенюка, показалось – это Якубович. Он, добрейшей души человек, считал нас своими детьми» (актриса Чехов-центра с 1998 года Елена Денисова); «Как-то мы ездили в Аниву, где Андрей Кошелев играл крокодила Гену. Приезжаем – голову забыли. Пришлось актеру надеть на голову хвост» (начальник реквизиторского цеха Светлана Суворова); «Наши цеха могут сделать практически все, и даже то, что на первый взгляд кажется невозможным» (заведующая постановочной частью Вера Гах)… Эта прямая речь людей, которые все вместе наполняют жизнью дом Чехова (жаль, утратившего портрет великого писателя на фасаде), потом станет бесценным даром для исследователей.

О театре писать невероятно трудно. Какие бы высоковольтные эпитеты ни использовались для отражения творимой на сцене легенды, все это будет бледно, мало и необъективно. Потому что театр существует мгновением. Вглядываясь в многочисленные фотографии в книге, сначала черно-белые, затем цветные, остановившие эти волшебные мгновения, можно сказать только одно: спасибо, что живой.

И. Сидорова.