Ребенок ищет свою семью

Общественная организация «Кидсейв» работает в нашей области второй год. Миссия ее благородна: устройство воспитанников детских домов в семьи сахалинцев.
18 мая «Кидсейв» представила СМИ итоги своей совместной с областным департаментом образования почти полугодовой деятельности. За это время постоянные семьи нашли 27 детей (патронатные, приемные, опека, усыновление), 29 ребятишек обрели гостевые семьи – в них воспитанников детдома берут на выходные дни и каникулы, у двух теперь есть наставники – люди, навещающие воспитанников в детском доме.
Если знать, что в «Кидсейве» всего два штатных сотрудника, и понимать, что значит их работа, можно сделать вывод: сделано многое.
Ребятишек ведь не просто устраивали в семьи, желающие воспитывать чужих детей. Шла долгая кропотливая работа и с детьми, и с потенциальными приемными и патронатными родителями.
Обучая взрослых, сотрудники «Кидсейва» не только готовили их к тем сложностям и неожиданностям, которые встречаются на их «родительском» пути, но и предотвращали случаи отказов от детей, которые, конечно же, были бы глубокой психологической травмой для воспитанников. Ведь многие люди не представляют всей сложности этого шага – часто действуют только по эмоциональному порыву.
На курсах психологической подготовки отсеялось 40 проц. «родителей». Чуть позже из оставшихся 60 проц. еще 27 «дозрели» до решения, что им это не нужно.
– Мы благодарны им, – говорит руководитель «Кидсейва» Е. Манойленко. – Они не навредили детям.
Детей психологи тоже готовили к новому повороту в судьбе. А еще к тому, чтобы не было разочарований, если что-то не получится. «Пока ты идешь в гости, – говорили ребенку на первом этапе. – Может быть, потом тебя возьмут на выходные. Ну а если все хорошо сложится – может, и в семью». Гостевая семья – лучшая форма на первом этапе отношений взрослых и детей, считают специалисты.
Кстати сказать, не все дети сначала рвались в приемные и патронатные семьи. 37 проц. не хотели этого, 10 проц. из них желали вернуться в свою кровную семью, которой они стали не нужны.
В программу устройства в семьи брали не всех воспитанников, а только детей от 7 до 10 лет, у которых не было надежды, что их родители восстановятся в правах; которых не навещали родственники, то есть самых безнадежных, если можно так сказать. Начинали с Троицкого детского дома, а сегодня в программе участвуют и Правдинский, Тымовский, Кировский детские дома. Скоро к ним присоединится еще и Красногорский. В конце 2006 года в программе было задействовано
60 детей, сегодня их уже 90, а на конец года будет 120.
И возрастные рамки на сегодня в общем-то отменены.
Например, в Троицком детском доме в приемную семью взяли мальчика-одиннадцатиклассника.
Кто берет детдомовских детей? Вот типичный портрет патронатно-приемной семьи: полная, в которой и папа, и мама работают, воспитывают двух своих детей. Интересно, что бездетных пар в программе нет. Хотя казалось бы, кому, как не им, пригреть чужих детей…
Важная часть работы «Кидсейва» – популяризация семейного воспитания. Привлечение к проблеме сиротства как можно большего числа людей, которые могут помочь ее решить. Пример ее – недавняя акция в Южно-Сахалинске.
Детские дома долго были закрытыми учреждениями, поэтому у населения сложились негативные и не всегда правильные представления и о самих детских домах, и об их воспитанниках. «Кидсейв» развенчивает также и эти заблуждения. О том, что «у них все есть». Да, кроме главного, без чего нельзя стать полноценным человеком – любви, внимания, понимания, заботы. О том, что «им в детдоме лучше, чем в родной семье». Но как бы ни была грамотно поставлена в детдоме работа по подготовке ребенка к самостоятельной жизни, она практически ничего не дает. Воспитанники теряются за порогом учреждения. О том, что брошенные дети больны. Но когда эти дети попадают в семью, у них проходят многие заболевания, которые не поддавались лечению. Просто их не лечили лекарством под названием «любовь». О том, что «вырастет из детдомовца черт знает что…». Хотя преступные наклонности по наследству не передаются. Ну и так далее.
По мнению специалистов, занимающихся реализацией программы устройства воспитанников детских домов в семьи, перспективы ее развития находятся сегодня под угрозой из-за недостаточного финансирования. В результате мы можем потерять многих выпускников детских домов, которые традиционно попадут в криминал, станут наркоманами, алкоголиками, а то и покончат жизнь самоубийством. Существование программы, широкое ее распространение по области – это надежда переломить нехорошую традицию. На Сахалине 11 детских домов, неохваченными «Кидсейвом» остаются больше половины. Всего в них живут 908 детей, оставшихся без попечения родителей. По официальной статистике, только 91 из этих 908 после выхода из учреждения сможет получить образование, найти работу и создать семью. Что будет с оставшимися – ясно всем.
На пресс-конференции прозвучала такая притча.
После шторма на берег выбросило много рыбы. Человек, бредущий берегом, увидел мальчика, который брал живых еще рыбок и бросал их назад в море. Человек спросил, зачем мальчик это делает, ведь всех все равно не спасет. На что тот ответил: «Всех – нет, но для тех, кого я отпустил  в море, это имеет значение».
Пока «Кидсейв» похожа на этого мальчика – спасает не всех. Но в долгосрочной перспективе ее программа должна расширить свои рамки и помочь устроить в семью не менее половины всех детей, участвующих в ней. При условии, что общественной организации будут помогать.
Н. КОТЛЯРЕВСКАЯ.